Главная » Блог » Monsteressy bein'
19 Март 2012
Sue Bird: Be yourself
Сью Бёрд «Будь собой»

Привет! Я Сью Бёрд.


Я всегда обожала спорт по тем же причинам, что и мальчишки. Я люблю испытания, соревнования, активное участие, интригу, спортивную сноровку, работу в команде и дружбу.

В детстве я никогда не мечтала играть в WNBA, но лишь потому, что во времена моего детства, этой ассоциации ещё и не существовало. Первый сезон WNBA пришелся на 1997 год, я тогда ещё училась в школе. Но моей мечтой было играть на Олимпиаде.

Когда я отыграла в двух школьных баскетбольных чемпионатах штата и двух национальных чемпионатах NCAA, мне был присвоен первый номер на драфте 2002 года.

Сейчас я живу мечтой играть в баскетбол и получать деньги за любимую работу. На протяжении своей карьеры я играла в матчах Всех Звезд, принимала участие в серии плей-офф и хорошо знаю насколько это эмоционально тяжело проиграть в серии матчей на вылет.



В школе меня дразнили за имидж «пацанки».

Я знаю, что значит быть единственной девчонкой в команде мальчиков.

Я испытала и мандраж лидера, и горечь наблюдателя (спасибо травме). Я что-то где-то слышала о славе и конфузах национальных масштабов.

Спорт – славный учитель и в вопросах самокопания, и в вопросах жизни. Спорт несет правду – правдивые эмоции, настоящие навыки и истинную мотивацию. Ты не сможешь добиться успеха за того парня. На поле нельзя притворяться, по крайней мере долго. Тебе все равно придется быть собой.

Я написала эту книгу чтобы поделиться правдивой историей своей жизни. Эти страницы что-то вроде мимолетного со мной или с вашими внутренними силами знакомства. Какие-то истории покажутся смешными, какие-то странными, а некоторые, даже грустными. Но все они – правда. Я лишь надеюсь, что все вместе они придадут вам мужества быть «лучшим» собой.

Я увлеклась спортом исключительно благодаря моей сестре Джен. Она на пять лет меня старше и, сколько я себя помню, она всегда занималась спортом, и я просто присоединилась к ней.

Мой отец – Гершель, доктор – любил спорт. Моя мама – Нэнси, медсестра – предпочитала хорошую книгу просмотру спортивных состязаний, ну конечно, если ее дочери не принимали в них участия. Так что, в связи с нашим образом жизни, читать ей удавалось лишь в перерывах наших юношеских игр.

Родители воспитывали нас в Сайоссет, пригороде Нью-Йорка (25 миль к востоку). Они поддерживали нас во всех наших начинаниях, разделяли наши интересы. И у меня все было чудесно! У Джен же, все было не столь радужно, и все из-за меня.

Сестринские ссоры случались у нас каждый вечер. Я хотела заполучить все, что было у Джен. Она была для меня мерилом благополучия.

Моей работой в то время было доставать сестру. Я не оставляла ее без своего пристального внимания ни на минуту, особенно, когда она повзрослела достаточно, чтобы приглашать мальчиков в гости.

Я играла с ее парнями в видео-игры, что, как мне казалось, делает наши отношения с Джен проще.

Она была классной сестрой, примирившейся с тем, во что превращала ее жизнь назойливая младшая сестра. Хотя простить меня она смогла лишь тогда, когда я пошла в старшую школу. С этого момента она всегда была рядом. И неважно, была ли я расстроена из-за родителей или же нуждалась в помощи. не справляясь с домашкой по математике – она помогала мне во всем от малюсеньких вопросов, до огромных проблем, я знала, что могу положиться на нее. Так замечательно иметь старшую сестру! Сейчас, я постоянно делаю для нее CD, легально, естественно. И может быть, сейчас и она считает, что младшая сестра это не так уж плохо.

Но, она определенно так не думала, когда я впервые уделала ее в баскет. Мне было 9, а ей 14, и играли мы на ближайшей к дому баскетбольной площадке. После моей победы, она «случайно» исполнила подножку после которой я приземлилась лицом в бетон и отломила кусок переднего зуба. Мы обползали всю площадку на коленях, но так и не нашли верхушку пострадавшего зуба. Дантист сделал все что мог, чтобы «надстройка» не отличалась по цвету, но даже сейчас, если присмотреться можно понять где было отломано. Хотя вообще, не рассказывайте никому smile .



Можно сказать, что я была постоянно жестко замотивирована на соперничество. Всей семьей мы часто играли в настольные и карточные игры. Конфетная Страна, Горки и Лестницы были нашими любимыми. Вообще должна признаться, что я жульничала. Поскольку я была самой маленькой, мне все сходило с рук. Я постоянно заглядывала в чужие карты, как только кто-то отлучался из-за стола, отмечала карты. Проигрывая, я моментально закатывала истерики. Абсолютно не умела проигрывать.

Я играла с Барби. У меня был дом Барби со всеми надлежащими девайсами. Хотя я никогда не делила игрушки на девчачьи и мальчишечьи и просто радовалась новым. В первом классе у меня был любимый монстр, которого я брала с собой в школу каждый день и даже на фотографии класса, я запечатлена с ним. В 10, мне нравилось собирать игрушечных роботов. Еще у меня был розовый тент над кроватью, образующий что-то вроде домика, ставший моей крепостью на месяцы в третьем классе. И хотя я терпеть ненавижу розовый, я сидела там часами пока моя комната не провоняла псиной из-за собачки Минди, также полюбившей этот временный приют. Мама вообще не радовалась этому факту.

Я надевала платья иногда, но в спортивной одежде мне всегда было более уютно. От природы у меня вьющиеся волосы и я не стригусь коротко, так что укладка ежедневно занимала у меня минут тридцать. Перед тем как выйти из дома, я должна была убедиться, что на голове не осталось ни одной кудряшки, а так как я часто занимаюсь спортом я всегда ношу «конский» хвост.

Я любила делать все то, что и соседские мальчишки делали – гонять на велике, играть во всякие игры, на которые был сезон, в ближайшем парке или лазать по деревьям.

Я была пацанкой.

Например, мой самый лучший друг Брэд Барнэт изначально считал, что я мальчик. Наши семьи познакомились потому что Джен играла в команде с его старшей сестрой, а мы с Брэдом были совсем еще малышами. Мы играли во время матчей наших сестер. У меня тогда были довольно короткие волосы и я совсем не уступала ему в сноровке. Но однажды меня привели в платье, что и свело его с ума, потому что до того момента он был уверен, что я мальчик. После, он отказывался играть со мной пару месяцев, вообще обходил меня стороной. Сейчас, он мне как брат и мы можем говорить о чем угодно.

Мне бы хотелось сказать, что я бесстрашная и никогда не плачу, но это не правда! Я плакала, когда мне прокалывали уши в 6 лет. Прокалывать уши пистолетом может вызвать ужас.

Катание на водных лыжах переросло у меня в большой страх. У нас была лодка и мы взяли её на озеро Саратога тем летом. Моя сестра Джен, конечно, уже умела кататься к этому времени, а я была в том возрасте, когда пришло время пробовать. Тем летом мне было 5 лет и пришло моё время учиться. Отец вошёл в воду и помог мне встать и сохранить равновесие на плаву на водных лыжах. Мама управляла и Джен была на подстраховке. Сначала я легко поднялась, напевая про себя «Ла-ла-ла», т.к. я расслабилась на водных лыжах. Казалось всё легко и просто. Затем я упала и забыла отпустить верёвку. Я помню брызги воды, летящие во все стороны от моего лица, когда я «ссубмаринила» под воду. В конце концов я услышала «отпускай» и сделала это.

Когда меня вытащили и убедились, что со мной всё в порядке, мама спросила хочу ли я повторить. «Конечно» сказала я. Отец подготовил меня снова. Только после этого мама стартанула, она напомнила: «Не забудь отпустить веревку, если упадёшь!»

Как только я это услышала, я сказала, что хочу назад в лодку. Только через 5 лет я опять встала на лыжи. Я не помню падения или просто забыла что именно напугало меня больше всего, но я все так же чувствовала воду, бросающуюся мне в лицо, и мне всё это не нравилось.



Другой страх возник у меня, также в 5 лет, на моем первом футбольном матче. Мама привезла меня на мою первую игру, но я отказывалась выходить из машины.
- Я не пойду! Я не пойду! – умоляла я. – Я знаю, что могу сыграть своими руками!

Я знала, что только голкиперы могут играть в футбол руками, поэтому беспокоилась, что могу это забыть и схватить мяч руками. Мама вселила в меня уверенность и приободрила. В итоге я вышла из машины. После оказалось, что я провела великолепный матч и забила много голов.

Футбол стал моим вторым по любимости видом спорта. Я могла бы получить стипендию колледжа по футболу, если бы привязалась к нему больше.

Я играла со многими великими командами и по-прежнему остаюсь на связи с бывшими одноклубницами. Мы много путешествовали, и наша команда выиграла чемпионат штата пять раз и приняла участие в двух национальных чемпионатах.



Так как я была крута в футболе, это стало причиной того, что меня попросили играть за команду мальчиков, когда мне было 11. В то время в Сайоссете не было команд для девочек, поэтому у меня не было другого выбора.

Первое время это было тяжело. Я знала часть парней в команде, тех что были из моей школы, но ребята из других школ в первое время отказывались принять меня.

Тренер был вынужден собрать командное совещание и поговорить об этом – что было не ловко!

После они сказали, что я могу принимать участие в матчах. И проблема была решена. Они прозвали меня «Хвост» в честь моего конского хвостика. Пару сезонов спустя, я нашла команду девочек близ Хантингтона и переключилась обратно на игры только с девочками.

Несколько лет спустя мы проигрывали 0:1 в основное время в полуфинале штата. Когда мы думали, что время игры уже закончилось, был назначен пенальти. Судья сказал, что игра закончится после этого удара. Наш тренер выбрал меня. Гол мог позволить перевести матч в овертайм, а промах отправлял нас домой. Я ударила по мячу, но вратарь остановил его. Я сразу разревелась. Я чувствовала, что подвела всю команду.
Этот опыт был ужасен для меня, и я его никогда не забуду. Я никогда не хотела бы ощутить это снова. Это был мой первый вкус неудачи и я не ощущала эти чувства до моего второго сезона за Шторм.

В начальной школе надо мной издевались, потому что я была помешана на спорте и отставала в плане сисек. Я была одной из последней в моей возрастной группе вырастившей приятные округлости в конце 9 класса. Моя сестра однако была в этом плане одной из лучших, что давало и мне надежду.

Никому не нравится терпеть насмешки, вот и мне не нравилось. Я высаживалась до тех пор, пока не осознала, что парни ржущие пуще остальных просто хотят пригласить меня на свидание. Так что, если кто-то принимался издеваться, я сразу понимала, что нравлюсь ему. Так что я справилась с этим. Плюс к этому, я осталась верна себе. Я осознала, что если кому-то не нравится что я из себя представляю – это их проблемы.

Мне вправду нравилось заниматься разными видами спорта. В разном возрасте, я пробовала себя в гимнастике, плавании, лакроссе, волейболе, гольфе и легкой атлетике. Пробовать что-то новое – это просто для меня. Я быстро бегаю и обладаю хорошей зрительно-моторной координацией. Если бы мне, маленькой предложили выбрать худший вид спорта я бы сказала что это мини-гольф. У меня на него никогда терпения не хватало, я ударяла по мячу раза три-четыре, пока тот еще катился.

В начальной школе мне не хватало желания и усидчивости для учебы. Школа меня мало интересовала. А Джен же, напротив всегда была невероятно хороша в учении. Она закончила школу права Йеля как адвокат.

Во времена моей начальной школы мама вообще думала, что со мной что-то не так, например, необучаемость. И это факт, я более аудиал и визуал. Если я что-то услышу, это скорее застрянет у меня в памяти, нежели что-то прочитанное. Я вообще не любила читать, все было неинтересно, кроме одного журнала. Я читала детский журнал о спорте ежемесячно и от корки до корки.



Сейчас же, я читаю постоянно. В полете, в аэропорту и тд.

У меня странная память. Я могу единожды услышав песню выучить ее наизусть или посмотреть кино и почти дословно его цитировать. Также у меня классное чувство направления и я легко запоминаю карты. Однажды вечером мы с мамой ехали по Нью-Йорку. Я уснула, а мама тем временем повернула куда-то не туда и заблудилась в Бруклине. Мы позвонили папе и говорить с ним доверили мне, потому что я сразу же поняла как нам вернуться на прежний маршрут.



Но в начальной школе я даже и пытаться не хотела. Я помню, что единственная вещь заставившая меня взяться за ум – это перевод в класс для отстающих. Я подумала: «Они что, меня за тупицу принимают?».

Так, я начала выкладываться на занятиях, так же как и на спортивной площадке. Не прошло и двух недель, как я была возвращена в нормальный класс.

Я старалась ради хороших оценок, это превратилось в соревнование для меня и проигрывать совсем не хотелось. Я закончила высшую школу со средним баллом 3,5 и в колледже я выполнила список декана и получила сою степень по коммуникациям.

Моими любимыми уроками были математика и биология, но самый классный курс я прослушала в колледже – Хип-хоп в нашей культуре. Я даже писала рэп-песни для поднятия своего авторитета. Я люблю любую музыку и мои вкусы часто меняются, разве что тяжелый металл мне не по вкусу. Когда я в компании своих друзей, я с бОльшим удовольствием поговорю о музыке и кино, чем о баскетболе.



Это все потому, что баскетбол, конечно часть моей жизни, но он далеко не все, что я из себя представляю. Вы может быть удивитесь, но я не спортзальная крыса, не провожу весь день в качалке. Я делаю положенные упражнения, усиленно тренируюсь несколько часов, ну а потом делаю что-то другое. Жизнь такая короткая, чтоб всю ее в спортзале проводить. Как и многие дети, я начала играть в баскет, просто бросая мячик в кольцо с папой и сестрой. У нас было кольцо, привинченное над гаражом. Ну и городской парк был не то, чтобы далеко. Хотя меня всегда выбирали последней в команду в парке. Потом, конечно, меня стали выбирать первой.

Моя самая ранняя баскетбольная история случилась еще в детском саду. Воспитательница спросила играет ли мой папа в баскетбол. И я ответила ага. Это было правдой! Он играл с нами иногда, но воспитательница подумала что мой папа Ларри Бёрд и слух стартанул, чтобы уже никогда не остановиться.

По крайней мере несколько раз каждую неделю кто-нибудь меня спрашивает родственники ли мы с Ларри Бёрдом. Ответ – НЕТ! Однажды, я просто от этого устала и стала всем отвечать, что он мой дядя.



Брэд и я играли как брат с сестрой. Да, он стал мне братом, которого у меня никогда не было. За годы проведенные рядом, мы не раз свирепо сражались один на один на баскетбольной площадке. Мы с ним одного роста, так что все было по-честному. Однажды когда мы играли я позволила себе грубость. Я только что забила и на волне самодовольства кинула в товарища мячом. Мой бросок был не точно в него направлен и мяч ускакал в угол. Я настаивала, что Брэд должен сходить за мячом потому что это он его не поймал, на что он мне отвечал, что это не он закинул мяч туда, так что он не пойдет.
- Принеси, – требовала я.
- Ты же кидала, - бросал он мне в ответ.
Ни один из нас не двинулся с места в течение получаса. Мы были настолько упрямы, что никто не хотел сдавать позиций. «Ты такой ребенок», сказала я, когда, наконец подобрала мяч.

Со стыдом должна признаться, что я сама частенько была ребенком в спорте. Свое худшее неспортивное поведение я продемонстрировала на юношеском сборе легкоатлетов.

Меня тогда тренировал папа, который устроил меня в эстафету. В этой гонке всем было понятно, что наша команда самая медленная, и к тому времени, когда мне передали палочку, все остальные команды уже убежали далеко вперед. Вместо того, чтобы бежать, я швырнула палочку на землю и в ярости втоптала ее в дорожку. Бывает время когда тебе не стоит быть собой, особенно когда капризный ребенок просыпается внутри.



Несмотря на этот взрыв эмоций я считаю себя хорошим товарищем по команде. Это очень важно для меня. У меня хорошее чувство степени равновесия в команде. Есть люди, которых надо пинать, а есть такие, которых нужно лелеять. И я мастер в мотивации каждого из типов.

Я уж лучше отдам пас, чем сама буду кидать, абсолютно не парюсь за персональную статистику попаданий, все беспокойство только о команде. Быть собой также означает быть где бы то ни было для кого-то. Я, конечно, начинаю бросать, когда это требуется, например, если команда проигрывает, но если мы выигрываем я счастлива быть плеймейкером.

Когда я играла в AAU баскетбол, один из моих тренеров жутко расстраивался что я в основном пасую, он даже собрал команду для обсуждения этого факта и предупредил перед всеми, что если я продолжу в том же духе, отправлюсь на скамейку. Испугавшись, я стала бросать чаще.

Один тренер по легкой атлетике так меня высадил, что я установила рекорд округа. Мы бежали весной, я тогда училась в старшей школе. Благодаря моей скорости и ловкости 400 метров с барьерами было для меня лучшей дистанцией. Я устанавливала рекорды, обутая в тенниски заместо специальных кроссовок с шипами.

Как раз перед забегом, тренер другой школы заметил меня, готовящуюся к старту. Он спросил где же мои шипы. «Знаешь ли ты, что это может тебе стоить ,04 секунды? Быстро одень кроссовки с шипами!», - настаивал он.

Я опешила, если по правде. Я чувствовала себя униженной и оскорбленной. После этого, я показала свое лучшее время 1,05.



Мои родители уважали меня и верили, что я всегда приму верное решение, когда я повзрослела достаточно, чтобы тусоваться с друзьями всю ночь напролёт в выходные. Они никогда не устанавливали крайнего срока. У нас было только одно правило: я должна была позвонить домой в 11 и сказать им где я, с кем я и когда я буду дома.



Наш план работал почти идеально. Я никогда не обманывала их доверия. Хотя, однажды, мама не услышала меня в 11. Моя отмазка была такова, что я пыталась дозвониться, но нас не соединили. В полночь мама была в панике. Она обзванивала весь город в попытках найти меня. Родители ездили кругами, выискивая меня и моих друзей. Нас обнаружил отец моего друга. Мы просто катались. Возможно, это был единственный раз, когда родители действительно разочаровались во мне.

Я расстроила некоторых из моих лучших друзей в мой юниорский год, когда решила ехать в старшую школу в Квинсе. Я хотела играть в баскетбол на высочайшем уровне. Школа Святого Христа находилась всего в 20 милях от Сайоссета, но, всё равно казалось, что я уезжаю на другую планету от всех, кого знаю.

Главная улица пригорода Сайоссет в основном населена белыми старшеклассниками. Моя новая школа в самом сердце Квинса имела смешанный состав рас, национальностей и верований учеников. У меня был культурный шок, хотя всё равно было очень интересно. Также у школы была хорошая программа баскетбольной полготовки девочек и это до сих пор так.

Со стороны моих родителей это была реальная жертва, но мы решили арендовать маленькую квартирку в Квинсе. Папа жил со мной одну неделю, а мама следующую.

Самым тяжёлым в этом переезде было то, что я ощущала свою вину в развале семьи. Когда я решила сменить школу, родители усадили меня и рассказали, что планируют развестись. Я прошла через все «что же я наделала» мысли. Мой переезд только ускорил их разрыв, что больно по мне ударило.

Переход в новую школу очень нервное занятие. Мне помогало то, что я знала многих из девочек в баскетбольной команде, потому что в своё время играла против них. Уезжать от друзей детства непросто.

Больше всего я скучала по Брэду. Мы с ним заключили сделку. Он приезжал навестить меня каждую среду и мы смотрели «Бухту Доусона» вместе. Если вы интересуетесь, мы никогда не встречались. Мы всегда были только друзьями. Я гуляла с другими парнями, но у меня не было серьёзных отношений в старшей школе.

Ассимиляция в Квинсе определённо сделал меня лучше. Я стала более гармоничным человеком и удвоила число своих друзей.



Игра по программе новой школы, научила меня как выигрывать. Это позиция, которой придерживается каждая великая команда – менталитет победителей. Ты знаешь, что тебе нужно находить пути к победе. Мы выиграли два чемпионата штата. Пока я играла там как разыгрывающий защитник. Мы были избраны национальными чемпионами в мои выпускной год, так как сыграли 27-0.

Титулы помогли нам стать узнаваемыми. Пятеро из нашей команды получили колледжевскую стипендию. Я, из всего многообразия что предлагалось, выбрала сначала три колледжа, а позже остановилась на Университете Коннектикута – UСonn, если короче.

Хаскис начали свою традицию побед в играх женского баскетбола одним национальным титулом к моменту когда я к ним присоединилась. Так что ожидания от женской команды ЮКонна были завышены.

На первом курсе я начала играть на позиции защитника, но не оправдала ожиданий. В своей второй игре я получила технический фол из-за того, что мне присущ маленький недостаток. Иногда недовольство на площадке бывает выше меня и с моих уст слетает одно или два проклятия.



Мы играли в UCLA, я делала ошибки и проклинала на себя. Судья услышал это и подумал, что это про неё и подозвал меня. Это был единственный раз, когда я получила технический фол. Инцидент показал мне, как моя реакция на игровой момент влияет на молодых девочек, которые смотрят наши игры. Когда ты влияешь на людей, «быть собой» - это осознавать эффект, который оказываешь на других. Я до сих пор работаю над укрощением своего строптивого языка во время соревнований.

На протяжении сезона я забила лишь 20% мячей и совершила потерь больше, чем передач. В газете Коннектикута вышла тогда статья под заголовком: «Сью Бёрд – не вариант». Люди начали сомневаться во мне.

После 8 игр сезона я получила травму колена на тренировке, и закончила свой сезон. Я порвала связки и нуждалась в операции. До этого случая, я никогда не получала спортивных травм. Это такой несправедливый способ вылететь из соревнований. Я покалечила колено 14 декабря, а 30-го была прооперированна.

Следующие 6 месяцев были самыми тяжелыми в моей жизни. Не только из-за боли. Сидение на лавочке во время игр и тренировок разбивало мне сердце. Однако, это стало переломным моментом в моей карьере.

Я много говорила по телефону с родителями и Джен, они помогали мне пройти через все это. Друзья тоже названивали и подбадривали как могли, но тем не менее впервые в своей жизни я столкнулась с ситуацией которую должна была разрулить сама.

У одной девочки из команды уже была такая травма и она охотно делилась знаниями. После операции она сказала мне: «Теперь, все на твое усмотрение. Они конечно скажут тебе что делать для восстановления, но решать все равно тебе».

Она была так права. Я всегда была позитивным человеком, и не собиралась меняться из-за неудачи. Так что я решила, что не хочу жалости к себе. Это моя судьба и я сделаю все, что от меня зависит.

Мое поведение расстраивало тренерский штаб. Они позвонили моему папе и сказали: «Мы очень переживаем за Сью. Она переносит травму слишком хорошо!»

Я училась игре как никогда ранее, взгляд со стороны скамейки показал намного больше. В том сезоне и училась баскетболу сидя в зале в 10 раз больше, чем когда либо, играя на площадке.



В классе, я получала 2,8, что приравнивается к тройке с плюсом. Я помню как мне не хотелось быть середнячком и извиняться за успеваемость. Все оставшееся время в колледже, я получала как минимум 3,0 (четверка) в классе.

На втором курсе у меня была превосходная мотивация. Это был великолепный год. Мы проиграли только однажды, когда Теннеси на последних секундах вырвал победу в регулярном сезоне. Но мы отомстили и вынесли Теннеси в матче за национальный чемпионский титул.

Мой юниорский год (третий курс) принёс высокие ожидания. Все наши ключевые игроки вернулись. Нас называли первым номером и многие прогнозировали, что мы будем непобедимы. Мы не справились. Мы проиграли две игры в регулярном сезоне (Нотр-Даму и Теннеси).

Тот год был трудный для меня как на площадке, так и вне её. Однако, мне запомнится тот год как один из самых волнительных для меня, когда я реализовала победный бросок в игре за чемпионство конференции «Big East».

Мы встретились с Нотр-Дамом в 1/2 «Финала Четырёх» и вели 15 очков к перерыву. Но ирландки совершили «камбэк» и мы проиграли. Те из нас, кто были юниорами, сохранили картинки с нашими слезами после поражения и поставили их в наши шкафчики для мотивации. Воспоминания могут иногда быть твоим лучшим «мотиватором».



В течение этого года один из наших помощников тренера дал мне книгу для чтения. Это оказалась книга Гари Пайтона "Уверенность считается" из серии для детей. Я помню, как чтение этой книги помогло мне. Лично для меня, мой юниорский сезон не был таким успешным в отличие от второго года и причина была в моей уверенности. Я не играла уверенно, так что чтение того как Гарри подходит к баскетбольной игре очень помогло мне. Я знала тогда, что я не могу зацикливаться на ошибках. Я должна была забыть о плохих вещах, потерях и промахах, и продолжить пытаться играть в свою игру. Уверенность - это то, что отличает спортсменов, и я знала, что мне нужно вернуть мою назад.

Тот год также ознаменовался окончанием моих отношений с Брэттом. Мы встречались с ним год, пока он не решил перейти в другой колледж. Наши с ним отношения, как пары, этого не выдержали, но мы все еще друзья и иногда разговариваем. Кто знает, что бы было останься он рядом.



В старшем классе, мы стремились закончить сезон непобежденными. И мы на самом деле значительно прибавляли на каждой тренировке, каждой игре.

Наши тренировки были куда более напряженными, чем игры. Тренер Джино Оримма заставлял нас играть против команды парней. Иногда мы играли впятером против семерых мужиков. Игра против более сильных и более быстрых делала нас лучше.

На протяжении одной из этих напряженных тренировок парень, которого я держала забил решающий мяч. Тренер спросил, боролась ли я вообще за мяч, сыграла ли хорошо в защите. Я промолчала. Тогда тренер спросил у того парня, «нет, не боролась» ответил тот. Ну и меня прорвало: «Конечно, он сказал то, что Вы хотели услышать, лишь бы согласиться с Вами».

Сейчас это не так мерзко звучит, но тогда… Перед всей командой выбесить тренера, чтобы он позволил себе перейти черту. Он сделал мне перед всей командой строгий выговор. На следующий день мы с ним немного поостыли. Я извинилась перед тренером, он извинился передо мной и снова все это произошло на глазах у всей команды.

В первый и последний раз я подвела тренера и команду, никогда больше так не поступала. Иногда разочарования помогают тебе стать лучше и душевно, и физически.

Играть в баскетбол – это значит постоянно находиться в состоянии битвы и лишь хорошие спортсмены могут с этим справиться. Мне приходилось уживаться со многими тренерами и лучший совет, который я могу дать начинающим спортсменам звучит так: прислушивайтесь к мнению своего тренера, даже если вы с ним не согласны. И если тренер сказал, что надо играть так, а не иначе – не спорьте. Как спортсменам вам необходимо осознать, что именно тренер рулит всем процессом. Будучи частью команды, вы отдаете ей частичку себя. Если бы я спорила с тренерами постоянно, я бы не оказалась в WNBA.



Я не предлагаю вам быть тюфяками. Вам нужно найти свой спорт. Если возникнет серьезная проблема, вам стоит поговорить с тренером наедине. В зависимости от вопроса иногда случается и такое, что твое мнение уважительно принимают. Вы сами поймете когда время говорить, а когда слушать по ощущению гармонии с самим собой.

Я многому научилась у тренера Джино Ориммы. Он научил меня выигрывать и еще тому, что разыгрывающая должна знать все о своей команде от дат дней рождений до кнопок, на которые стоит жать, чтобы вывести на пик игры.

Во время обучения в колледже у меня было три соседки по комнате, мои ровесницы. Мы были непохожими друг на друга людьми разного происхождения искренне друг к другу прикипевшими. Двое из нас были с окраин, одна поступила по программе, а вторая имела только одного родителя и жила со своей тетей.

Могу честно сказать, мы не обращали внимания на принадлежность к той или иной расе.

Я делила комнату со Свин Кэш, которая тоже играет сейчас в WNBA за Детройт и выиграла Чемпионский титул в 2004 году. Она из центрального района Питтсбурга. Мы говорили о нашем происхождении постоянно и обсуждали насколько оно могло закалить нас. Мы никогда не осуждали друг друга за это.



Мы справились благодаря честности к самим себе. И я знала что они из себя представляют, а они надеюсь, выучили наизусть меня.

Лучшая проверка для твоих друзей – это когда ты можешь себе позволить в их компании быть собой. Если тебе приходится строить из себя что-то, они не настоящие друзья.

Мы почти все время проводили вместе, соревновались и на тренировках, и дома. Четверо из нас постоянно выясняло кто же лучше. Мы постоянно толкали и подкалывали друг друга. На выездах мы резались в карточные и настольные игры.



Наше противостояние завершилось на выпускном вечере, когда UConn представлял выпускников и их родителей перед последней домашней игрой, а мы стояли и пытались не разреветься. Этот вечер означал близкий конец времени, что мы провели вместе. Мы отважно боролись со слезами, но проиграли тот бой.

Мой выпускной сезон закончился в процессе моего дриблинга. Прозвучала серена, я поцеловала мяч и подкинула его высоко в воздух. UConn выиграл свой третий национальный титул, размазав Оклахому. Сезон выдался идеальным – 39-0!

Мои эмоции в тот момент просто не поддаются описанию. Это так круто. Ты просто хочешь чтобы этот момент длился и длился. Когда ты так много работала для воплощения мечты в жизнь, и вдруг все заканчивается. После того как я вышла из раздевалки, моя жизнь как профессионального спортсмена началась.

Сиэттл Сторм выбрал меня первым номером драфта. Будучи выбранной первой, я получила проблему противоположную той, что случилась со мной на первом курсе. Теперь вместо того, чтобы доказывать, что люди ошиблись во мне, мне приходилось убеждать всех, насколько они правы. Я приняла этот вызов.

Первый сезон в WNBA оставил после себя множество воспоминаний. Первая игра была против моего родного Нью-Йорка. Я осталась довольна собой – 18 очков и 6 передач.

Сторм не попадали в плей-офф в их первые два года, так что сделать это было нашей первостепенной задачей. Мы боролись за выход в плей-офф с Портлендом и выиграли, особенно запомнилась та победа, когда я забила 33, установив рекорд клуба. Два поражения от Лос-Анжелеса быстро выбили нас из розыгрыша, тем не менее, мы чувствовали, что несколько выросли.

Мой второй сезон в Сторм был куда более разочаровывающим. Энтузиазм, привнесенный новым тренером Энн Донован на спас команду от травм. Я повредила колено на первой же игре и оно весь сезон работало через пень колоду. Я не могла пользоваться своей скоростью и усердно тренироваться. Мне пришлось переосмыслить свою игру.

Мы начали сезон как лидеры, но потеря двух игроков из-за травм ввергла нас в пучину проигрышей. В двух последних играх из пяти проигранных у меня был шанс спасти ситуацию, забив на последних секундах, но я мазала. Эти поражения не позволили нам сыграть в плей-офф. Я чувствовала себя странно. До этого я девять лет подряд попадала в серию игр на вылет.

Главными событиями сезона стало то, что я попала в игру всех звезд, имевшую место быть в Мэдиссон в Нью-Йорке и возможность наблюдать блистательную Лоран Джексон.




Sueверия


Я очень суеверная. Стремно даже в этом признаваться. Это целая теория. Например, если ты надеваешь пару носков и выигрываешь, то все дело в носках. В глубине души я понимаю, что выиграли не носки, но чувствую себя лучше, надевая эту же пару вновь и вновь.

У меня целый букет примет. Когда команда складывает руки в стопку, моя должна быть верхней. Я шнурую кроссовки на особенный лад и потом обязательно прячу кончики шнурков внутрь. Я всегда затягиваю хвост (который тоже входит в число обязательных вещей на играх) двумя резиночками одного цвета. Перед игрой я ем только макароны с курицей. Еще перед игрой надо обязательно вздремнуть. Обычно я никому не рассказываю о своих суевериях.

Во внеспортивной жизни у меня тоже есть парочка суеверий. Когда я сажусь в самолет, я трогаю его снаружи, и повторяю это действие выходя из него.





Игры Всех Звезд – это как возвращение домой для меня. Там так много друзей, даже бывшие подруги по футбольной команде приезжают посмотреть и покутить после. Это все помогало Западу побить Восток пять раз кряду. Мой вклад составил 11 очков и игра совсем не воспринималась как товарищеская, она больше походила на схватку за звание Чемпиона.



Лоран стала MVP WNBA в 2003. Ее средние показатели были самыми высокими в Лиге – 21,2 очка за игру, по подборам же (9,3) она оказалась четвертой. Она лучшая во всем мире и мне очень нравится играть с ней, потому что она значительно облегчает мне работу. Когда кто-то из моей команды преуспевает, я не боюсь признать это. Уверенность в своих силах позволяет тебе восхвалять успехи других.

Мой средний показатель упал с 14,4 до 12,4 за игру в 2003, спасибо рецидиву с коленом. Ну, в любом случае, забивать – это уже слишком для поинт-гарда. Я парюсь только из-за двух составляющих статистики – из-за передач и потерь. Я стремлюсь к соотношению 2 к 1 между передачами и потерями. Среднее количество передач в моем исполнении с 5,9 увеличилось до 6,5 и я горжусь, что таких результатов я добилась несмотря на боли в колене.

И в спорте и в жизни, ты можешь отдать лишь то, что у тебя на самом деле есть.

WNBA научила меня переживать неудачи. Тебе всегда хочется взять плохие штуки и превратить их в хорошие. Я хочу помнить как фигово мне было в раздевалке осознавать что мы не попали в плей-офф, но я не хочу вспоминать свои ошибки.

Баскетбол дал мне возможность помогать другим вне площадки.



Самой полезной из того, что я делала в рамках благотворительности, была работа с детьми, выступала в школах и посещала лагеря и больницы. Я работала во многих лагерях и посетила кучу школ со времен окончания колледжа.

Когда я росла, спортсменок не показывали по телевизору. Поэтому теперь, когда я вижу маленьких девочек, одетых в майки с моей фамилией, я очень впечатляюсь; мне самой бы хотелось в детстве равняться на спортсменку. Я воспринимаю такие встречи очень серьезно и пытаюсь быть как можно более доброй и великодушной.

Я тренировала восьмиклассниц в течение зимнего сезона 2003 года. Смотреть, как они растут над собой было замечательно. Это заставило меня задуматься над возможностью карьеры тренера в будущем.

Работа игрока WNBA позволяет мне встречать знаменитостей. На ESPY (ежегодная премия за высшие спортивные достижения – прим. переводчика) моим кавалером был Ник Картер из Backstreet boys. Я встречала Джастина Тимберлейка, кучу парней из NBA, Эштона Катчера, Дэнни Мастерсона, Пи Диди, Пэрис Хилтон и тому подобных.

Также я снималась в рекламе. Самой запоминающейся была реклама Amercan Express, где я напрыгиваю на пожилую женщину. Это было мило, смешно и я получила только хорошие отзывы. Также я снималась в роликах для WNBA, ESPN и Nike.

В рекламе Nike спортзал представлен как храм баскетбола. Там были скамейки для игроков WNBA и церковный хор на заднем плане.

Вообще сниматься в рекламе очень просто из-за креативного веселья, витающего на площадке, но для этого надо рано вставать и жить по графику «торопись и жди», так что бывало и несладко.



Достижения Сью Бёрд
в WNBA (2002-2003)

Яркие моменты в колледже
  • Единственный игрок WNBA, который вошёл в первую символическую сборную WNBA и в стартовый пятёрку Матча всех звёзд WNBA в первые два сезона в лиге

  • Выбрана в первую символическую сборную WNBA в 2003 и 2002 годах

  • Игрок стартовой пятёрки сборной Западной конференции в Матче всех звёзд в 2003 году,
    набрала 11 очков, и в 2002 году, отдала рекордные 7 передач

  • В течение сезона 2003 установила рекорд - семь дабл-даблов (очки и передачи)

  • Во время сезона 2003 стала третьим игроком в истории WNBA, который отдал 200 результативных передач

  • Набрала рекордные в карьере 33 очка 9.08.2002 в матче против Portland Fire

  • В дебютном матче WNBA отметилась 18 очками, 6 результативными передачами, тремя перехватами и тремя подборами
    (30.05.2002 в матче против New York Liberty)

  • Победитель NCAA в составе команды Университета Коннектикута в 2000 и 2002 годах
  • Двукратный обладатель награды All-American
  • Лучший Игрок года по версии Associated Press и обладатель Приза Нейсмита лучшему игроку года среди студентов в 2002 году
  • Обладатель первого ежегодного приза Выпускного класса, вручаемого наиболее выдающемуся баскетболисту последнего года обучения
  • Трёхкратный обладатель Приза Нэнси Либерман Лучшему разыгрывающему защитнику года
Чемпионы NCAA
1993 Техас - Огайо, 84-82
1994 Северная Каролина - Луизиана, 60-59
1995 Коннектикут - Теннеси, 70-64
1996 Теннесси - Джорджия, 83-65
1997 Теннесси - Олд Доминион, 68-59
1998 Теннесси - Луизиана, 93-75
1999 Университет Пердью Дьюк, 62-45
2000 Коннектикут - Теннессии, 71-52
2001 Университет Нотр Дам - Университет Пердью, 68-66
2002 Коннектикут - Оклахома, 82-70
2003 Коннектикут - Теннесси, 73-68
*2004 Коннектикут - Теннесси, 70-61

* UConn становится первым университетом в NCAA Division I, который в один год выиграл мужской и женский баскетбольные чемпионаты.


Статистика Сью Бёрд

UCONN

ГодИгры2 очк. З/В%3 очк. З/В%штраф.%ПодборыСр.АППТБШПХОчкиСр.
98-99816/410.3906/190.3163/40.750162.02516115415.1
99-0037140/2790.50272/1450.49753/590.898942.51608016940510.9
00-0134137/3090.44360/1390.43235/450.778892.61698846336910.9
01-0239198/3920.50569/1480.46698/1040.9421313.42319399656314.4

WNBA (SEATTLE STORM)

ГодИгры2 очк. З/В%3 очк. З/В%штраф.%ПодборыСр.АППТБШПХОчкиСр.
200232151/3750.40357/1420.401102/1120.911832.619110935546114.4
200334155/3680.42149/1400.35061/690.8841133.3022111014842012.4

Самый высадный момент за мои два первых сезона в Сторм случился, когда я была гостем на радиостанции. Игроков часто просят порекламировать свои команды и Лигу в целом, и я делаю все что в моих силах: выступаю в школах и на каких-нибудь общественных мероприятиях, раздаю автографы после игр и интервью для газет, радио, ТВ. Так что сходить выступить на радио, для меня обыденная вещь.

Во время интервью в Сиэттле ведущий предложил мне дружеское пари, выглядевшее изначально безобидным, и касавшееся соотношения передачи к потерям в моей персональной статистике к концу сезона. Цена пари была следующей: если я проигрываю, я разрешу этому парню отшлепать меня. Я согласилась на эти условия, не раздумывая.

Месяц спустя в газете вышла статья об этом пари, которая также включала в себя комментарий сенатора от Вашингтона, который выговорил мне за наплевательское отношение к женщинам, подвергшимся насилию. История эта вскоре перекочевала на страницы других изданий и, распространившись по стране, наделала немало шума. Отношение людей ко мне резко испортилось. Все считали меня человеком, куда более неприятным, чем есть на самом деле.



После того, как история была опубликована, я сделала публичное заявление. Во-первых, извинилась перед всем обиженными, во-вторых, сказала что пари отменено по моей инициативе. Я не обвиняла ни в чем ведущего, я сказала, что самой следовало думать лучше перед тем, как такое творить.

После второго сезона в Сторм, мое колено было прооперировано, и после реабилитации оно чувствует себя прекрасно.

В 2004 я продлила на несколько лет свой контракт со Сторм и была удостоена чести играть за сборную страны на Олимпийских играх.


Играть на Олимпиаде будет круто, особенно в Афинах, на родине этих игр. У нас отличная команда и я жду не дождусь!

Было, кстати, много разговоров о терактах на Олимпийских играх. Я стараюсь не думать об этом, хотя и подготовилась, как только могу. Тяжело жить в страхе, так что я стараюсь не пускать его в свои мысли. Это что же, такими темпами, скоро и улицу перейти страшно будет. Не хочу так жить.



Я смотрю в будущее с уверенностью, вместе с тем четко осознавая как много мне нужно работать над собой – каждый день на и вне площадки. Быть собой – это не отмаза для лени, апатии или неудач. Ты либо развиваешься, либо проигрываешь, потому как соревнование – это не уничтожение противника, а проверка себя.

Если что-то в этой книге вам понравилось, я надеюсь вы поймете насколько круто быть собой. Я также надеюсь, что вы найдете в себе силы немного себя попинать, с целью выяснить насколько хороши вы можете быть. Я верю что у каждого есть хотя бы один талант. Если вы любите спорт – занимайтесь им, если же спорт не ваше – ничего страшного. Вы обязательно найдете дело по душе.

В чем бы ни был ваш талант – вы такой один, что и делает вас незаменимым для этого мира, для общества, для команды, для семьи. Временами каждый чувствует себя одиноким и брошенным, но команда всегда рядом, это те люди, которые ценят то, что вы можете дать. В мире у каждого своя роль. Так что будьте собой и мужества вам в поисках лучшего себя.




--------------
1 страница
Источник: не указан | Просмотров: 458 | Добавил: Gromova
Похожие материалы
Всего комментариев: 0
avatar
Используются технологии uCoz