Рецепт самых пышных пончика на мокрых дрожью

June 2018 · 460 minute read

Единственный критерий для заморозки сока, как и для заморозки молока, — достаточно большая бутылка, чтобы замороженному напитку было куда расширяться.

Сайонара

Сьюзен Баркер

Аннотация

   Бар «Сайонара».

   Обычное токийское заведение средней руки, где пересекаются пути пожилого вдовца и странной девушки, одержимой призраком его покойной жены, наивной англичанки и ее «гнусного соблазнителя» якудза, тихого юного повара, обладающего мощными парапсихологическими способностями, хищной «фам-фаталь» из Восточной Европы и «таинственного мстителя» с изуродованным лицом.

   Бар «Сайонара».

   Здесь подается крепкий коктейль под названием «Нечего терять»!

Сьюзен Баркер
Сайонара

Глава 1
Мэри

   Синсайбаси просыпался для ночных трудов, металлические ставни с громыханием ползли вверх, жесткие метлы нещадно царапали тротуар. Праздные гуляки и проститутки шатались по улицам, в окнах ресторанов бизнесмены и служащие корпораций изучали меню, а юные прогульщики из соседних школ слонялись по округе, убивая время до темноты. Закат окрасил окаймленное антеннами и рекламными щитами небо кроваво-оранжевым цветом.

   Здание, в котором я работала, было расположено в самом грязном углу района развлечений. Наш сосед снизу – повар ресторана, где подавали жаренных на гриле угрей, – ссутулился в дверях, зубочисткой выковыривая грязь из-под ногтя большого пальца. Мы кивнули друг другу. Вывеска караоке «Большое эхо» замигала, а флуоресцирующая пальма под ней тихо загудела.


   Лаунж-бар «Сайонара»[1] был пуст. Над пустой сценой и танцполом струилось едва различимое бормотание «Шпандау-балет». Желтый свет низко висящих абажуров с кистями заливал столики, придавая атмосфере интимность. Пол раздевалки усеивали туфли, журналы и испачканные помадой смятые салфетки. Блузки с пятнами пота под мышками свисали с прогнувшейся вешалки. Елен стояла перед мутным зеркалом, припудривая мешки под глазами. Мы обменялись в зеркале улыбками и помахали друг другу руками. Обернувшись к ней спиной, я стянула футболку и джинсы и забросила их в угол. Затем застегнула молнии на черной юбке длиной по колено и топе с блестками, который мне одолжила Катя.

   Елена подвинулась, уступая место перед зеркалом.

   – Симпатичные блестки, – заметила она.

   – Еще бы. Такое только сюда и надевать. Как дела?

   – Как обычно. Встала в семь, собрала Ёдзи и Томо, затем прибиралась за ними обоими…

   Маленькая, изнуренная жизнью Елена видела в жизни только мрачную сторону. Она приехала в Японию с дипломом преподавателя английского для иностранцев и четырехмесячным контрактом. Прошло шесть лет, и Елена превратилась в японскую жену, мать пятилетнего сына, женщину, готовую предъявить чужой стране длинный список обид. Елена заставляла меня чувствовать себя юной и легкой, словно обломок кораблекрушения. Я смотрела, как она накладывает тени и подводит карандашом веки.

   – Ты слышала, что случилось со мной прошлым вечером? – спросила Елена.

   – Угу, вот подонок. Таким только намордник надевать.

   Прошлым вечером клиент спустил петлю на ее колготках, а затем принялся засовывать сотню йен Елене под платье, якобы на новую пару. Елена сказала, что ее колготки стоят больше ста йен. Тогда клиент разорвал колготки на другой ноге и засунул Елене под платье еще сто йен.

   – Когда я пожаловалась Маме-сан, она посоветовала мне смотреть на жизнь с юмором.

   – Отвратительно.

   – Еще бы. В конце месяца ухожу отсюда.

   – Вот и правильно.

   Вот уже два года я слышу от Елены разговоры о ее скором уходе, однако, могу поспорить, она будет работать, когда обо мне здесь давно уже забудут.


   Руки Елены тряслись, карандаш провел неровную линию.

   – Вот черт. Подай салфетку… Сначала я уйду отсюда, а потом разведусь с Томо.

   – Угу, – буркнула я, совершенно не расположенная слушать рассказ о ее семейных неурядицах.

   Мы рассматривали свои отражения в зеркале. Я накладывала бледно-фиолетовые тени, а Елена красила губы ягодно-красной помадой.

   – А чем ты сегодня занималась?

   Сегодня я проснулась у Юдзи около двух. Мы попытались встать, но постель под нами проваливалась словно зыбучий песок. Там мы и оставались весь день, сплетясь телами и губами, в комнате с задернутыми шторами и бубнящим на заднем фоне телевизором, перекатываясь от одного края кровати к другому. Подозреваю, что до Юдзи в моей жизни существовало что-то еще, но, встретив его, я позабыла обо всем.

   – Так, ничего особенного, – ответила я.

   Елена в зеркале застегнула золотые сережки и усмехнулась.


   Я уже трудилась в баре, когда появились другие девушки. Юкико уговаривала меня поменяться сменами – в следующий четверг ее дружок играл со своей командой в метро. Мэнди хвасталась татуировкой цвета хны возле пупка, которую сделала в Бангкоке. Катя опоздала – она влетела в бар, на ходу жуя картошку фри. Волосы забраны назад шелковым платком, из-под полы пальто с искусственным мехом торчат худенькие икры. Катя улыбнулась и чмокнула меня в висок, обдав ментоловым сигаретным духом.

   – Жуткий топ. Рада, что избавилась от него.

   – Ценю твою искренность.

   – Где ты сегодня?

   – В баре. А ты?

   – Караоке. Господин Трясучка отмечает свой девяносто седьмой день рождения. Махнемся?

   Я с кислой улыбкой отвергла предложение. У господина Трясучки болезнь Паркинсона – все-таки иногда Катя бывает очень жестокой. Она сузила глаза и, вонзив зубы в очередной ломтик, отправилась в раздевалку. Все мы здесь готовы насмерть сражаться за работу в баре – смешивай себе напитки весь вечер, и никто не достает нудными разговорами. Посетителей еще не было, и я нарезала лимон, бездумно пялясь в телевизор. Показывали «Шоу супермоделей». Наш клавишник слег с желудочным гриппом, и Мама-сан переключила телевизор на большой экран. По этому кабельному каналу с утра до вечера крутят одну и ту же программу – супермодели кошачьей походкой вышагивают по. подиуму. У всех моделей узкие бедра и лебединые шеи. Мама-сан ничего не делала просто так. Надеялась, наверное, что мы подсознательно переймем плавные, скользящие движения. Зря: нам, неряшливым, зажатым девушкам со следами помады на передних зубах, такое не грозит.

   Первым посетителем сегодня был господин Ямамото, глава фирмы, офис которой располагался в небоскребе Умеда-Скай. Вместе с приятелями он уселся за столик рядом с автоматом по продаже сигарет и принялся крутить шеей, выглядывая меня. Когда-то господин Ямамото подарил мне сумку от Гуччи: темно-красная кожа, золотая застежка, которая защелкивалась с восхитительным щелчком. Мне пришлось отдать ее Кате, потому что Юдзи терпеть не может, когда я беру подарки от клиентов. Сумка была наградой за то, что я постоянно подыгрывала ему водном бесконечном спектакле. Хотя господин Ямамото знал английский весьма поверхностно, ему нравилось поражать коллег по бизнесу своей языковой эрудицией. И на сей раз он подозвал меня, представил друзьям, и мы принялись болтать.

   – Мэри, в твоей стране есть суши?

   – Есть, в японских ресторанах и иногда в супермаркетах.

   – Вот как! А в твоей стране зима холоднее или теплее?

   – Такая же, наверное.

   И прочее в том же духе. Все это время друзья господина Ямамото восхищенно цокали языками и восклицали: «Ай да Ямамото-сан! Как он хорошо говорит по-английски!» Ямамото всегда приходил с новыми зрителями, поэтому никто из них даже не догадывался, что мы, как заведенные, повторяем всякий раз одно и то же. Сегодня я разлила мартини, и мы снова отыграли перед восхищенными зрителями нашу пьесу. Впрочем, на сей раз Ямамото во внезапном порыве вдохновения заменил суши на «лифт». Он победно хрустел оливкой и выглядел страшно довольным собой. Под конец Ямамото сунул мне банкноту в тысячу йен и шепнул, чтобы я не делилась с другими девушками.


   Когда я рассказала подруге в Лондоне, чем занимаюсь в Японии, она не поверила. Подруга считала, что хостесса – девушка, развлекающая посетителей в баре, – всего лишь вежливое обозначение проститутки или чего-то в этом роде. Пришлось объяснять, как далеко от истины подобное представление. Бизнесмены и служащие корпораций обращаются к хостессе не ради секса, а ради сексуальной харизмы. В основном наши клиенты – пожилые мужчины, переживающие кризис среднего возраста. В своих корпорациях они пользуются уважением и обладают немалым весом, но все это нисколько не делает их привлекательными в глазах молоденьких девушек на улицах. Наша работа заключается в том, чтобы просто сидеть рядом с клиентами, изображать заинтересованность и смеяться над их шутками. Иначе говоря, создавать впечатление, что они снова привлекательны и интересны противоположному полу. Чем сильнее тебе удастся потрафить их самомнению, тем более щедрыми окажутся чаевые. Как любит повторять в особенно прибыльные дни Мама-сан: «Лестью и свинью загонишь на дерево».

   Впрочем, одной только лести недостаточно – работа забирала массу энергии, а лицевые мускулы иногда болезненно стягивало от постоянных улыбочек. Иной раз от собственного жеманства меня просто тошнило. Впрочем, какие бы мысли ни посещали меня в такие минуты, деньги возвращали все на круги своя. Я получала в хостесс-баре раза втрое больше, чем могла бы заработать преподаванием в каком-нибудь летнем спортивном лагере с изучением английского языка. Я откладывала деньги на путешествие по Азии. Пока моих сбережений не хватает, но месяца через три я непременно наберу нужную сумму. Юдзи не верил, что я могу покинуть его. Впрочем, как и я. Вспоминая, что моя любовь к путешествиям может разлучить нас, мы сжимали объятия еще крепче. И все же что-то как будто гнало меня вперед и вперед. Я предлагала Юдзи поехать со мной, однако ему требовалось время, чтобы принять решение. Мы обязательно придумаем что-нибудь. Мы так безумно любим друг друга!

   Я никогда не встречала парней подобных Юдзи. Он настолько деятелен и быстр, что ему просто некогда раздумывать и переживать. Именно это я и любила в нем больше всего. К тому же он так хорош собой, что иногда мне больно смотреть на него. Юдзи говорил, что еще недостаточно стар, чтобы задумываться о службе в какой-нибудь корпорации. Он работал на группировку якудзы, что контролировала район Синсайбаси: развозил наркотики, выбивал долги. Пусть чертовски рискованно, но разве лучше сложить голову на алтарь какой-нибудь корпорации? Меня всегда привлекали рассказы о криминальных разборках, но Юдзи редко говорил о работе. Гораздо больше я узнавала от коллег из бара – девушек, которые встречались с приятелями Юдзи. Я слушала истории о предателях, которым отрезают уши, о бамбуковых палочках, загоняемых под ногти, о главарях конкурирующих группировок, перерезанных напополам самурайским мечом. Юдзи только усмехался в тарелку с лапшой и называл моих подружек легковерными выдумщицами. Может быть, все это не более чем миф, но байки из жизни якудзы заставляли мое сердце биться чаше.

   Отсюда Англия казалась невообразимо далекой, да и к тому времени я успела порастерять прошлые связи. Мать со своим приятелем сбежала в Испанию, когда я заканчивала шестой класс (я не особенно возражала – он слишком часто пускал в ход кулаки, а она всегда была на его стороне). Университетские друзья стали адвокатами и бухгалтерами, окончательно увязнув в однообразии серых будней. А вот я никак не хотела взрослеть и вовсе не стремилась вернуться домой, чтобы пополнить ряды адвокатов и бухгалтеров. Мне нравилось думать, что я смогу вечно скитаться по миру и никому не быть обязанной.


   – Привет, Ватанабе. Если я когда-нибудь увижу, что ты сам загрузил посудомоечную машину, со мной точно случится сердечный приступ.

   Ватанабе ссутулился за разделочным столом. Он резал лук. Нож вспыхивал, словно серебряная молния. Ватанабе – вялый кухонный призрак, юноша, полностью погруженный в себя. Слышал ли он меня? Он вообще-то слышит? Вода била из кранов, на столе громоздились горы грязных тарелок.

   Пока я обозревала окрестности, в дверях появилась Мама-сан, закутанная в красное шелковое кимоно. Она разглядывала царящий в кухне беспорядок: одна рука уперлась в бедро, другая – в косяк двери. Рукав кимоно сполз, скрыв вышивку с водопадом и горой. Сегодня Мама-сан изображала гейшу – набелила лицо, накрасила губы ярко-алой помадой. Меня всегда восхищал ее яркий, праздничный стиль. Я слышала, что в молодости Мама-сан была красавицей; впрочем, она и сегодня оставалась весьма привлекательной женщиной.

   – Ватанабе, лапша кимчи, две порции, тринадцатый столик.

   Когда я делаю Ватанабе заказ, то потом несколько раз возвращаюсь на кухню, чтобы удостовериться, что он не впал в обычное бессознательное состояние. Маме-сан достаточно всего лишь раз рявкнуть в своей манере армейского старшины – и больше ничего не требуется. Она холодно кивнула мне, наблюдая, как я стряхиваю в корзину остатки пиццы. Я ответила жалкой полуулыбкой. Зря вы думаете, что мы с ней дружны, потому что я, как-никак, подружка ее единственного сына. Ей явно не по душе, что Юдзи крутит роман с одной из ее подчиненных, к тому же иностранкой.

   – Мэри, иди сюда.

   Мама-сан поманила меня к двери и указала на посетителей, окуривавших бар сигарным дымом.

   – Я хочу, чтобы ты подсела к тем двоим – Мураками-сан и доктору. Сегодня посетителей мало, и в баре тебе делать нечего.

   – Ладно.

   – Принеси им горячие полотенца и меню. Предложи цыпленка терияки.

   – Хорошо.

   Мама-сан тяжелым взглядом оглядела меня с ног до головы, затем оттянула ворот топа, ища спрятанную сигарету. Вот черт!

   – Мэри, ты знаешь, сколько платят наши клиенты за час, проведенный в твоем обществе?

   Я кивнула. Забудешь тут, когда напоминают каждые пять минут.

   – Э… простите. Эти блестки – они такие маленькие, что никто и не заметит, а при таком освещении…

   – Посетители, которые приходят сюда, выкладывают за общение с тобой кучу денег. Это значит, что ты должна одеваться соответствующим образом. Пожалуйста, это больше не надевай. Ступай.

   Ступай? Униженная, я направилась к двери. Да кем она себя возомнила?

   – Да, Мэри…

   Ну, что еще? Нацепив любезную улыбку, я обернулась.

   – Если Мураками-сан снова будет дуть тебе в шею, просто вспомни, сколько он платит за столь невинное удовольствие.

   Я больше не улыбалась. Три месяца. И больше ноги моей здесь не будет.


   Я подошла к столику, держа в руках поднос с бутылкой саке и аккуратно сложенными полотенцами. Мужчины встали и поклонились с такой курьезной учтивостью, что я рассмеялась. Тут же появилась Стефани в платье без бретелек – рыжие кудри разметались по голым плечам.

   – Добрый вечер, – хором пропели мы.

   Стефани уселась рядом с Мураками – может, сегодня обойдется без его обычных штучек? В последнее время Стефани была очень внимательна к Мураками-сан, с того самого вечера, когда он пообещал ей оплатить курсы гомеопатии, на которые Стефани собиралась записаться по возвращении во Флориду. Пустое обещание скорее всего, но Стефани носилась с Мураками, как с императором, – да уж, завораживающее зрелище Я улыбалась доктору, чувствуя, как кожа покрывается мурашками. Кондиционеры работали на полную мощь.

   – Ты очень хорошенькая, Мэри, – сказал он.

   Доктор широко улыбался, взгляд его лениво полз вниз, к моим коленям. Бр-р, словно таракан. Можете называть меня наивной, но я всегда считала, что доктор – приличный человек, способный сдерживать свои низменные желания, к тому же один из столпов общества. Обычно он вел себя по-другому. Чаще всего доктор казался мне мягким и пушистым. Иногда я испытывала желание оттянуть складку на его пухлом лице – наверное, кожа податлива, как тесто. Когда доктор улыбался, он напоминал мне смеющегося Будду – щеки раздувались, а глаза сужались и превращались в крохотные щелки.

   – Немного саке, доктор?

   – Да, – согласился он и ударил себя в грудь кулаком. – Саке делает меня сильным!

   Вот так теория для врача! Я улыбнулась и наполнила его стакан.

   – Как работа? – спросила я.

   – Столько людей! Ничего не поделаешь, сезон сенной лихорадки. Целые толпы со слезящимися глазами и сопливыми носами хотят, чтобы я их вылечил. А лекарство только одно, говорю я им, уехать из страны до самого июня.

   – Или надеть хирургическую маску, – добавила я.

   Вчера в вагоне метро я видела двух пожилых женщин в таких масках.

   – А как поживает наш плодовитый поэт? Сочинил ли новые хайку?

   Давным-давно, на заре моей жизни в Японии, я увлекалась сочинением плохих стихов. Мои возвышенные хайку увязали в трясине пафоса. К счастью, с появлением Юдзи от несчастной поэзии не осталось камня на камне. Я выдавила из себя несколько жалких строчек:


Умела в сумерках,
Конфетные автоматы выбрасывают порно,
Словно шоколадные батончики.

   Доктор немного знал английский. Уловив знакомое слово «порно», он захихикал, обхватив руками огромный живот.

   – Прекрасная Мэри, ты – настоящий Басе.[2]

   Я улыбнулась и локтем слегка подтолкнула к нему блюдо. Несмотря на то, что сласти были горячими, доктор набрал целую горсть и принялся хрустеть ими, словно попкорном. Он обладал ненасытным аппетитом, в котором винил духа, проклявшего его во времена голодного детства в деревне. Это случилось еще при правлении императора Мэйдзи. Дух наделил доктора способностью поглощать любую трапезу с аппетитом десяти мужчин.

   Мураками-сан повернул к нам седую голову.

   – Посмотрите-ка на экран. Разве вы не согласны, что моя Стефани краше любой из этих моделей?

   По подиуму вышагивала манекенщица, ее льняные волосы развевались по плечам. Титры внизу экрана раскладывали девушку на составляющие: Гретель. Шведка. 18. Водолей. Волейбол.

   – Разумеется! Куда им до Стефани и Мэри! – взорвался доктор Нисикоги. – А что эти модельки? Тьфу! Возьми любую – все до единой страдают от анорексии. Не то, что Стефани, посмотрите, какая кругленькая! Конечно же, наши девушки гораздо красивее. А Мэри еще и умница. Вы слышали ее хайку?

   Мы со Стефани обменялись незаметными взглядами, давая понять друг другу, что нас не так-то легко провести.

   – Давайте сыграем с напитками! – предложила Стефани.

   Игра с напитками – тайная страсть здешнего истеблишмента. Мы играли с картами, костями, кубиками льда, подставками для пивных кружек, а иногда использовали звуки и непристойные жесты. Проигравший должен опрокинуть свой стакан и заказать всем новый тур выпивки. Игра с напитками проходила весьма оживленно, а в результате клиенты успевали напиться до бесчувствия и оставить в баре немыслимые суммы. Обратной стороной этого веселья было то, что порой и мне случалось перебрать. Так что, поднося гостям выпивку, я разбавляла свое виски водой. Все равно клиенты оплачивали полную цену.

   – Замечательно придумано! – воскликнула я. – Как насчет Королевы Сердец?

   Предложение встретили шумным согласием, и Стефани поспешила за колодой. Мы сдвинули головы над столом. Глаза Мураками загорелись в предвкушении буйной оргии. Однако его ожиданиям не суждено будет оправдаться. Если не считать того, что беднягу снова оберут до нитки.

   Я наполнила стаканы, а Стефани сдала карты.


   Я часто видела сны об этом месте. Виски плещется в стаканах, щелкают зажигалки «зиппо». Меня возмущали шутки подсознания, словно кто-то чужой безнаказанно вторгался в мои сны. Я все время видела одно и то же. Сон был связан с нашим клиентом Фудзимото-сан. Я сижу рядом с ним, слушаю анекдоты о гольфе, и вдруг его челюсть начинает вываливаться изо рта. Серовато-жемчужные блестящие булыжники ударяются о полированный стол. Я пугаюсь, но делаю вид, что ничего особенного не произошло, a речь Фудзимото становится все неразборчивее. Затем с беззубой улыбкой заговорщика он наклоняется ко мне. И тут я вскакиваю и просыпаюсь – сердце молотом стучит в темноте. Иногда я вставала со смутными воспоминаниями о поцелуях клиентов, об их шарящих руках и о том, как их прикосновения возбуждают меня во сне. Чаще всего в снах не было ни смысла, ни сюжета – мозг тупо пережевывал события прошедшего дня. Я не слишком большой специалист по толкованию сновидений, но то, что мне снилось, уж точно не являлось предметом моих тайных вожделений.

   Когда я покину Осаку, сны мои наполнят незнакомые пейзажи. Неприлично синие небеса, извилистые горные долины и ветхие деревушки. Старый паровоз повезет меня в суетливые душные города. Порой я не знаю, что терзает меня больше – зуд перемены мест или боязнь потерять Юдзи. Его нежелание путешествовать удивляет меня. Если я долго живу на одном месте, мир вокруг начинает сужаться, словно я смотрю на небо сквозь тонкую соломинку.

Глава 2
Ихиро Ватанабе

   Я вижу тебя насквозь, с головы до ног. Ты похожа на амебу, что скользит у самой поверхности воды, не замечая чужих буравящих взглядов. Отныне мне ведомы все твои тайные помыслы. Я знаю, как гложет тебя тоска по высокому и боль от бессмысленности существования, как ты до скрипа сжимаешь зубы, чтобы не поддаться скуке и разочарованию. Я вижу, как в желудке клиента движется непереваренное суши, как кровь вскипает в его чреслах и бежит по артериям и капиллярам, когда он обращается к Кате, возбуждаясь от аромата ее духов и ядреного акцента уроженки Украины. Я вижу, как крошечные альвеолы в легких Кати выпускают воздух, когда она тоскливо вздыхает. Вот пиво журчит в глотках, лазерный луч бродит по поверхности диска, а электрические импульсы заставляют звуковые волны вибрировать на частоте «Леди в красном» Криса де Бурга.

   Я парю в реальности теории Всеобщего поля и платоновских форм. Я вижу разрозненные лучики света там, где ученым и философам суждено блуждать в потемках. Люди наплодили кучу религий, но так и не смогли сорвать главный куш. Я не стану громко стучать в бубен, попусту тревожа Господа, потому что я уже обрел его. Теперь я собираюсь просветить вас. Бог – это следующая ступень человеческой эволюции, а я… я просто живу у него за пазухой.


   Когда-то я был таким же рабом, как все. Хоть мне и больно об этом вспоминать, я расскажу вам о моей прежней жизни в трехмерном измерении. Имя мое Ихиро Ватанабе, хотя люди в основном звали меня просто Ватанабе. С раннего детства отец внушал мне, что я предназначен для жизни, состоящей из покорения всевозможных высот. С первого класса и до вступительных институтских экзаменов я кровавым потом добывал знания, зарабатывая наивысшие баллы. Вечерами после занятий в частной, школе я занимался бесконечной зубрежкой, обходя стороной клубы. Даже дома я не находил успокоения – в тиши спальни мазохизм мой расцветал буйным цветом. Я изнурял себя по специально разработанной программе, равнодушно и безрадостно запоминая законы термодинамики, фотосинтеза и размер годового экспорта японских автомобилей. Как одержимый, я занимался и занимался, пока случайный взгляд на часы не подсказывал мне, что наступило утро. Воодушевляло меня осознание того, что одноклассники в это самое время спят как убитые. Я чувствовал себя победителем, воспаряя над этими ленивыми ублюдками к вершинам академического великолепия.

   Я преодолевал лень, понукая себя заниматься все усерднее. В школе я завел единственного приятеля – Тецуи, мальчика с речевым дефектом, страстного игрока в пинг-понг. Скоро я приобрел близорукость, а от долгого сидения над учебниками – искривление позвоночника. Наконец я получил-таки нужное количество баллов, необходимых для поступления в Киотский университет, однако собеседование провалил. Отец разинул от удивления рот, когда обнаружил в отчете о собеседовании неутешительный вывод: болезненная замкнутость. Отец, служивший муниципальным чиновником в нашем вонючем пригороде Осаки, побелел и затрясся.

   – Ихиро Ватанабе! – проревел он, сжав кулаки и вытянувшись во весь свой рост в один метр шестьдесят сантиметров. – Ты урод! Ты психопат! Твой дедушка учился в Киотском университете, я учился в Киотском университете! Черт побери, даже если мне придется штурмом взять факультет политологии и дать взятку всем преподавателям до единого, все равно ты будешь учиться в Киотском университете!

   Так оно и произошло – связи отца сыграли свою роль, и я присоединился к сливкам японской системы образования. Мои друзья-зануды ликовали, да и я вместе с ними. Позади остались горластые недоумки-экстраверты, издевавшиеся над нашей неумелостью на бейсбольном поле и вечно сбегавшие с дежурств, оставляя нас в одиночестве драить раковины и школьные доски. Киотский университет был началом пути к власти и мести. Оставив позади ад школьных лет, мы мерзко хихикали, словно Лекс Лютер[3] – подождите, скоро мы приберем к рукам этот мир!

   Мое отношение к собственной внешности в корне изменилось – тощий торс и длинные ноги уже не казались смертным приговором. Беглый взгляд на витрины модных магазинов убедил меня, что моя болезненная андрогинность, происходящая от недоедания, смотрится весьма стильно. Я вставил контактные линзы и сделал рваную асимметричную стрижку. Девушки, в школе смотревшие на бедного Ватанабе словно на коврик под ногами, стали улыбаться мне. Первой девушкой, которую я уговорил остаться в моей комнате, была Акико с археологического – она носила очки в толстой черепаховой оправе. За ней последовала Юки, затем Юкико – я запомнил только худые икры, которые она закидывала мне на плечи. Когда подружки засыпали, я смотрел на них, не веря, что все происходит со мной – хотелось дотронуться до них, чтобы убедиться в реальности происходящего.

   Это случилось во время второго семестра. Именно тогда я начал выпадать за грани обычного мира. Ужас мой не поддается описанию – представьте себе, что, проснувшись утром, вы понимаете, что тектонические плиты планеты сдвинулись с места, словно с раны содрали коросту. Со мной стали происходить вещи настолько нелепые и странные, что признаться в них я не решался ни единой живой душе. Ни девушкам, которым назначал торопливые и лишенные теплоты свидания на простынях моей студенческой спальни, ни Тецуи, которого, как и меня, не обошли стороной перемены. Приятель мой сменил ракетку для пинг-понга на бас-гитару – теперь он заправлял в группе, именуемой «Евнухи». Я знал, что ни он, ни девушки просто не поймут меня.

   Накатила непонятно откуда взявшаяся усталость. Аппетит начисто пропал. Любая еда, кроме витамина С в таблетках, вызывала бурную и неизбежную рвоту. Мрачные, искаженные создания из снов терзали меня в реальности, словно острый нож. Будто в мозг, пока я спал, проникли пришельцы и перерезали все нити, связывающие с реальностью. Наконец настало утро, когда вся эта долго копившаяся неопределенность разрешилась, обратившись в нечто, чему я не мог противостоять.


   Я наблюдал, как Катя мурлычет с клиентом. Намеренно мучая и соблазняя беднягу, Катя шуршала шифоновой блузой.

   – Игра в гольф не проходит даром, господин Судзуки. Ваши трицепсы в превосходном состоянии.

   Я видел волны неудовлетворенности, что поднимались внутри него. Этот психопат готов был сломать ей шею. К счастью для общества, он слишком труслив, чтобы осуществить свои порочные замыслы. Ничего не подозревающая Катя продолжала мурлыкать. Мэри тоже наблюдала за ней. В животе ее закручивались ревнивые комочки. Мэри уверяла себя, что никогда не опустится до такой пошлой лести. Я видел, как моча просачивается в ее почки. Ей давно уже хотелось в туалет, но Мэри ждала, когда замолчит клиент – очередной бизнесмен. Ага, пошла.

   Катя и Мэри. Чтобы узнать, что скрывается в их головах и какие секреты прячут их тела, мне нужно всего лишь находиться с девушками в одной комнате. Не так давно Мэри пришлось исполнять сексуальные прихоти своего дружка – он просил се лежать неподвижно, словно труп, а он изображал некрофила. У Кати не было месячных с одиннадцати лет. Она считает, что задержка связана с годами тренировок – живя на Украине, Катя занималась гимнастикой. Однако правда заключается в том, что у Кати киста. Я вижу ее, прилепившуюся, словно жемчужина, к стенке яичника.

   Ничто больше не может удивить меня – ни тысячи болячек, разлагающие тела, ни безумные, извращенные мысли, что таятся в головах самых обычных людей. Ничего нового я уже не увижу.

   – Ватанабе, парочку пицц пепперони этим двоим из «Мицубиси». Они приходили вчера. Неужели снова просидят до четырех утра?

   Это Марико. Я кивнул и тут же заметил, что у Марико связь с тем чиновником из министерства по рыболовству, что приходил на прошлой неделе. Мне вовсе не наплевать на неудачные и бесплодные романы девушек из бара. Я испытываю к ним своеобразную нежность. И даже собирался состряпать хитроумный план, чтобы заставить Катю показаться врачу (хотя не всякий врач сможет обнаружить болячки, которые я вижу так четко). Я мог бы сказать ей сам, однако Катя просто засмеет меня.


   Парадоксально, но я не мог использовать свое знание устройства мира. У меня хватило бы могущества, чтобы смягчить все общественные язвы, и тем не менее я бессилен. Любое вмешательство предполагает всеобщий отказ от предрассудков, которые внушают людям их собственные пять чувств. Если бы люди все-таки сумели отказаться от них, мир стал бы простым и понятным, словно груда тряпья, а пока последний опустившийся алкаш, для которого в каждом мусорном баке открывается новый впечатляющий космос, и тот счел бы меня сумасшедшим.


   Над Японией взвыли сирены, предупреждая нацию о ядерном нападении. Группа богачей, одержимых страхом перед ядерной войной, заранее тайно вырыла подземный бункер глубиной сто метров. Но как только десятидюймовые двери из свинца закрылись за ними, сирены замолчали, и японцы узнали, что тревога оказалась ложной. Нацию затопили полны облегчения. Лишь обитатели бункера не подозревали об ошибке. «Сначала выпадут радиоактивные осадки, затем наступит ядерная зима – оправдаются наши самые мучительные апокалиптические представления. Мы должны выждать под землей хотя бы три года!»

   К сожалению, за три года, проведенные под землей их страх перед подъемом на поверхность только усилился. Так как электрический генератор давно вышел из строя, люди научились жить в темноте. Запасы пищи подошли к концу, и обитатели бункера вынуждены были перейти на дождевых червей и личинок.

   Поколения, сменившие пионеров бункера, продолжали жить в непроницаемой темноте подземного логова. Они прорыли множество тоннелей и превратились в адептов диеты, состоящей из личинок, весьма богатых протеином. Люди нашли множество способов обустроить свой подземный мирок, но мысль о подъеме на поверхность даже не приходила им в голову – так глубоко впитался наследственный страх. Со временем прямо над бункером проложили магистраль, и обитатели подземного логова иногда слышали шум тяжелых грузовиков. Подземные жители верили, что рев издают огнедышащие драконы, заселившие планету после ядерной зимы. Жители подземного логова были вполне довольны окружающим их миром подземных тоннелей, наполненных влажной грязью. В минуты сомнений с губ их слетал афоризм собственного сочинения: «Человек, уставший от мира тоннелей, просто устал от жизни как таковой, ибо никакой другой жизни не существует».

   Однажды некий юноша рыл во тьме собственную норку и вдруг случайно натолкнулся на шахту, ведущую на поверхность. «Вот это да! – подумал он. – Вертикальный тоннель! Нет, невозможно – в нашем Мире разрешены только горизонтальные тоннели!» Движимый любопытством, юноша пополз наверх и добрался до коллектора. Открыв люк, он попал в ревущий центр японской столицы. Сначала ослепленные и обожженные глаза отказывались воспринимать свет. Машины невообразимых цветов с грохотом двигались по поверхности. Ноздри юноши забивали пары бензина и аромат хот-догов, доносившийся с ближнего лотка. Барабанные перепонки содрогались от хаотического рева мегаполиса. Юноше страстно захотелось назад, захотелось, словно червяку, забиться в уютную норку мира тоннелей.

   – Выпустите меня из этого ада! – крикнул он, пытаясь удержать последние осколки рассудка. – Кто эти странные создания, что снуют туда-сюда?

   В ужасе юноша обнаружил, что странные создания и он сам принадлежат к одному виду.

   Мозг освобожденного подземного жителя постепенно осваивал новую реальность. Благотворный солнечный свет придал мыслям юноши новое направление.

   – Я открыл новый мир, что существует над миром тоннелей! – Радость так и распирала его, и юноша воскликнул: – Я должен вернуться и рассказать остальным!

   Печально, но попытки юноши описать новый мир были встречены недоверчивыми смешками.

   – Ага, огнедышащих драконов не существует… Как же, люди ходят прямо… А цветов в верхнем мире намного больше, чем семнадцать известных оттенков темноты!.. Ага, ну-ну…

   Разум подземных жителей был не в состоянии вместить все это, и юноше так и не удалось убедить их. Оковы, которые подземные жители сами наложили на себя, мешали им покинуть тоннели и отправиться на поиски нового мира.

   – Плюнь ты на все! Пустая трата времени! – сказали они юноше, а он подумал: «Мне жаль их. Я хотел бы видеть их свободными, но я не останусь здесь ни минуты!»

   Так бабочка, вылупившаяся из куколки, взмывает ввысь и парит, равнодушно оставляя за собой пустую оболочку.

* * *

   Я, Ихиро Ватанабе, освобожденный житель подземных тоннелей. Безумие, что похитило меня из хрупкой реальности первых месяцев учебы в университете, стало моим восхождением в реальность новую. Мне не пришлось карабкаться на сто метров вверх, чтобы добраться до нее. Высшая реальность существовала рядом с обычным миром, накладываясь на него и его перекрывая. Она была пугающе близка, она пронизывала каждый наш шаг. Ее существование веками гипнотизировало ученых, медиумов, философов и безумцев. Они называли ее разными именами, но четвертое измерение кажется мне наиболее подходящим.


   – Ватанабе, где твоя пицца? Парочка из «Мицубиси» уже теряет терпение. Они съели пять пакетов орешков кешью и, того и гляди, примутся за подставки для пивных кружек!

   Марико вдребезги разбила мою концентрацию, словно грузовик, с размаху влетевший в витрину. Я видел, как красные кровяные тельца бегут по ее артериям. Сегодня уровень гемоглобина несколько снижен – надо будет предложить ей салат из шпината, чтобы поднять уровень железа в крови.

   – Ватанабе? Где же пицца?

   Я втянул носом воздух – только запах моющего средства. Пропади ты пропадом! Пицца!

   – Ватанабе! – взвыла Марико.

   Она изобразила, как стучит кулаками в мою грудь.

   – Как я скажу этим свиньям из «Мицубиси», что пицца будет готова через двадцать минут? Да они же просто шкуру с меня снимут!

   Марико говорила непринужденно, однако в четвертом измерении волны в ее мозгу, словно электростатический генератор Ван-дер-Граафа, показывали паникуй смятение. Втайне Марико мучительно страдала. В отличие от прочих девушек ей не удавалось отделить свою личность от навязанной роли хостессы, которой все время приходится подчиняться и угождать. Я видел, как в душе Марико растет негодование. Ощутив укол стыда, я вытряхнул на тарелку упаковку с сушеными кальмарами.

   – Прошу тебя, прими мои извинения, – серьезно заявил я ей. – Отнеси им этого кальмара. Пицца будет готова через пятнадцать минут.

   Затем я отвесил земной поклон, и изумленная Марико удалилась из кухни – мое фанатическое унижение заставило ее забыть о печалях.


   Я часто размышляю о месте, которое занимаю в окружающем мире. Пожалуй, меня можно назвать посредником между третьим и четвертым измерениями. Говоря о четвертом измерении, я имею в виду не время, а скорее пространство. Вообразите себе двухмерную вселенную, набросанную на листе бумаги. Тот, кто смотрит на нее сверху вниз, может одновременно обозревать все события, которые в ней происходят, словно всевидящий Бог. Так же и с четвертым измерением – та же божественная панорама. Я могу свободно проникать в мозг. Я различаю малейшие изменения, происходящие в любом живом существе, которое обладает телом. Вот соки старого трехсотлетнего дуба медленно движутся по стволу, вот гудят катодные лучи мониторов. Я видел, что один из клиентов из фирмы «Мицубиси» носит под одеждой детский подгузник – ему нравится ощущение сухости.

   Чтобы проникнуть в великолепие четвертого измерения, нужно освободить шестое чувство. Эти ворота, это пространство для путешествия между мирами есть в каждом. Шестое чувство похоже на спящую силу в вашем мозгу – когда вы обнаруживаете ее, сознание взрывается. Чтобы развиваться дальше, человеческой расе необходимо обнаружить в себе шестое чувство, но в том-то вся загвоздка. В мире, покрытом непроницаемым мраком, единственная улица сияет огнями. Где вы станете искать? Ответ: где светло. Проблема: там нет того, что вы ищете.

* * *

   В день, когда это случилось со мной, я должен был сидеть на семинаре по основам статистики. Вместо этого я слонялся по универмагу «Лоусон», пытаясь найти, чем бы подхлестнуть свой безвременно почивший несколько месяцев назад аппетит. Баллада «Токийских парней» проникала в каждый угол, словно бактерия, передающаяся воздушным путем. Я глядел на ровные ряды замороженных рисовых шариков, и желудок мой мучительно сжимался и скалился. Никаких шансов. Я бродил мимо прилавков, поглядывая в мониторы камер слежения. Девушка рядом со мной изучала рекламу операций по липосакции на обложке модного журнала. Я бросил на нее беглый взгляд и улыбнулся. Она надменно тряхнула волосами. Я взял упаковку с витамином «С» и подошел к кассе.

   – Сто двадцать йен, – проблеял автомат.

   Сработал сканер, считывающий код, и в это мгновение я начал пронзительно вопить.

   Так произошло мое первое знакомство с гиперпространством. Вообразите, что вы провели жизнь в гриве льва, а однажды вас выбросило оттуда прямо в его рычащую пасть. Вообразите, что всего мгновение назад перед вами была безвредная, спортивного вида кассирша, и вдруг прямо на ваших глазах она превратилась в жуткого стоглавого демона. Представьте себе, что голова ее взорвалась – и вы увидели все сразу: ее кожу, мышцы, хрящи, череп и мозг. Голова широко распахнулась, явив взору жуткое и кровавое великолепие. Вообразите, что вы разом увидели четвертое измерение всех тех мыслей ичувств, что вмешаются внутри черепа. (О Боже, он вопит, словно раненый зверь! Только бы у него не было ножа! Я не хочу, чтобы он сделал мне больно, Боже, нет, не позволяй ему ударить меня!)

   Представьте себе, что громадная рука опустилась с небес и вырвала вас из околоплодных вод, что окружали вас всю жизнь. Все физические связи разрушились, понятия «внутри» и «снаружи» вмиг устарели. Вообразите себе поток чувственных ощущений, переводящий вас на более высокий уровень физического мира, для защиты от которого и задуман ваш разум. Однако, несмотря на стремительный сдвиг ваших чувств, одновременно вы слышали и вопли вашего неразумного «я», принадлежащего третьему измерению. Вопли, разрывающие легкие. Вопли чистого человеческого страдания: так кричат роженицы и пилоты падающих самолетов. Я рухнул на колени, крик бился в моей кровоточащей диафрагме, а пальцы сжимали виски.

   – Оставьте меня, остановите это! Будьте вы прокляты!

   Я молил, и наконец все закончилось.

   Полная прострация, Я устроил такой чудовищный скандал, что вполне убедил всех присутствующих – Армагеддон близок. Я смертельно напугал кассиршу, девушку, читавшую про липосакцию, и работяг, что шарили по секции с порножурналами. Как только вселенная снова обрела свой обычный размер, я осел на пол, нечленораздельно бормоча, словно обезумевший примат, а кассирша тем временем вызывала «скорую». Затем, демонстрируя добрую волю, я встал, положил в карман свои жевательные витамины и отправился домой.

   – Привет, Ватанабе. Наконец-то эти парни из «Мицубиси» отвалили. Развратные ничтожества. Так и норовят залезть под подол своими глазенками.

   Катя неслышно вплыла на кухню, где я крошил лук для лапши удон. Я напрягся. Почему-то я испытываю перед Катей тот же неподдающийся никакому объяснению страх, какой моя мать испытывает перед микроволновой печью – включая смертоносные волны, она всегда выходит в другую комнату.

   – Ватанабе, хорошо тут с тобой, после всех этих глазеющих и лапающих клиентов. Ты такой стеснительный, прячешься все время под бейсболку.

   Я нарезал уже столько лука, что он не поместился бы на тарелку. И как ей удается все время заставлять меня краснеть? Кате нравилось третировать социально неадекватных отщепенцев, это повышало ее рейтинг в пищевой цепочке, заставляя отвлечься от бессодержательного внутреннего монолога. Я скользнул в четвертое измерение. Сладенький Катин голос пугал гораздо меньше, если видеть движения, что происходили в ее кишках. Катя словно взорвалась и разлетелась на миллион осколков стекла, и каждый из них отражал ту или иную частичку ее физического и духовного мира. Невнятные мысли текли медленно, словно у кролика, заболевшего миксоматозом. (Спорю, он еще ни разу в жизни не занимался сексом… Спорю, он был бы не прочь заняться со мной…)

   – М-м-м… лапша удон. – Катя склонилась над миской и зачавкала так, словно бульон доставлял ей сексуальное наслаждение. Придется потом стирать с посуды следы ее помады цвета фуксии. – Вкусненько! Браво, Ватанабе!

   От удовольствия на моих щеках вспыхнул фейерверк. Дело в том, что у Кати анорексия, и, судя по желчи на стенках ее сокращенного желудка, последние четырнадцать часов она ничего не ела.

   – А знаешь что, Ватанабе, – капризно прошепелявила Катя, – ты ведь еще ни разу не смотрел мне прямо в глаза.

   Она скрестила руки и надула губки.

   – Ну и какого они цвета? Давай скажи, и я обещаю соскрести с тарелок все это дерьмо.

   Катя жестом показала на грязную посуду вокруг, потом закрыла глаза.

   Что ж, реальная возможность засунуть ее в другой конец кухни. Так какого же цвета ее глаза? Я мог бы рассказать вам о структуре их стекловидного тела (похожей на гель для волос), о плетении сетчатки (словно медовые соты) и о величине угла отражения света в роговице (43,20). Я мог бы поведать, как в ее глазах, словно на широком экране, пляшут мысли, которыми занят ее ум. А вот цвет… радужка ее глаз словно замороженная неорганическая субстанция бледного, поди, догадайся, какого оттенка…

   – Голубые.

   – Вот и не угадал! Они карие!

   Карие? Не может быть!

   – Я знала, ты не позволишь мне запачкать ручки! – промурлыкала Катя и ускользнула в бар, победно виляя бедрами.

   Неужели карие? Мои радары обследовали кухню. Все как обычно. Моющее средство пенилось в посудомоечной машине, электрические спирали в духовке холодны. Каждый угол на пути к холодильнику, внешний и внутренний, на своем месте: каждая щель, каждый баклажан и луковица. Плесень поедает морковные очистки на второй полке. От четвертого измерения ничего не скроешь. И как это Кате удалось сохранить в тайне цвет своих глаз?


   Освоившись в четырехмерном пространстве, я начал выделять из общего хаоса отдельные гиперобъекты. В гиперпространстве внутренние органы занимают то же место, что и внешние. Каждое человеческое тело в четырехмерном пространстве похоже на хаотическое скопление кровавых пятен. Вообразите себе все реки крови, виденные за вашу жизнь в дешевых фильмах ужасов, которые слились в один поток. Перед вами реальность четвертого измерения! Примерно к десятому посещению гиперпространства я мог уже различать отдельные органы и наблюдать за их функционированием. Сегодня, после месяцев, проведенных в гиперпространстве, я свободно определяю уровень сахара в крови, распознаю любые болячки и диагностирую самые запущенные заболевания.

   Попадая в гиперпространство, вы обнаруживаете, что мысли других живых существ для вас столь же понятны и доступны, как простое желание утолить жажду. Реальность четвертого измерения пронизана мыслями всех живых существ – от человека до планктона. Тысячи внутренних монологов врываются в ваш мозг. Много часов, скитался я по подземке, завороженный мыслями незнакомцев, их неврозами и извращениями связанными с нахождением в подземной капсуле, несущейся сквозь тьму.

   Именно Мэри, сама того не желая, привела меня в лаунж-бар «Сайонара». К тому времени я окончательно покинул университет и проводил дни, слоняясь по улицам Осаки. Я встретил ее в вестибюле станции Синсай-баси, у окошка банка. Наступило время ленча, и вокруг шумела толпа. Я спокойно ждал в очереди свою ежедневную тысячу йен на суши с лососем и пачку «Лаки страйк». Нетерпение пронизывало моих соседей, стоявших в длинных очередях к банкоматам. Мой внутренний спектрограф показывал возрастание стресса и напряжения – люди переступали с ноги на ногу, хрустели суставами и отпускали в уме критические замечания о медлительных соседях.

   – Давай же, дряхлая ведьма! Двигай задницей! Ну же, старая развалина с болезнью Альцгеймера! Сколько раз ты собираешься засовывать туда эту карточку?

   Момоко Ямада, 20 лет, секретарша.

   – Если эта тупоголовая Барби не перестанет верещать в свой мобильный… Ну, что ты так уставилась? Господи, если не хочешь, чтобы разглядывали твои ноги, носи юбку подлиннее!

   Нобуру Йосикава, 28 лет, менеджер телемагазина.

   – А вдруг они успеют декодировать чип корпорации «Андромеда» до того, как я тайно вывезу его из страны? Может быть, стоит дождаться, пока меня подберут в Бразилии?

   Каори Танизаки, 36 лет, домохозяйка и преподаватель флористики.

   Множество пар глаз провожало Мэри. При ее приближении люди про себя удивлялись статям амазонки. Мы, жители Осаки, гораздо ближе прочих японцев к западным стандартам, но даже по западным меркам Мэри казалась великаншей. Она с независимым видом прошла сквозь плотное облако любопытства и встала в очередь. Она стояла, расправив плечи и выпрямив позвоночник, словно ее размеры – осознанный выбор, а не генетическое отклонение.

   – Спорю, что если Человек-паук, Годзилла и якудза вступят с этой большой американкой в смертельный поединок, она сотрет их в порошок!

   Юи Кавагава, 11 лет, вместе с матерью направляется в универмаг «Ханкуи».

   Я заинтересовался Мэри. Стоя в очереди, она мужественно пялилась прямо перед собой. Ее умственная активность казалась почти нулевой – практически прямая линия. Мысли заменяла музыкальная тема. Самая навязчивая мелодия из всех, что мне доводилось слышать – горько-сладкий рефрен унижений и печалей этой жизни.

   Чтобы мелодия продлилась, я последовал за Мэри мимо банкоматов. Скользил за ней мимо прачечной «Ландромат» и салонов игровых автоматов «Пачинко». Я преследовал ее по шелесту кожаной куртки и львиной гриве золотых волос – и всякий раз сердце останавливалось, когда мне казалось, что сейчас она скроется из виду. В пустоте, наполненной отвращением, мелодия длилась и длилась. Мы двигались сквозь полуденные толпы Синсай-баси, пересекали вонявшие мочой переулки. И вот мы вскарабкались на шестой этаж какого-то здания (причем я задыхался и опаздывал ровно на этаж). Когда я наконец догнал ее, последние ноты мелодии исчезли за тяжелой двойной дверью. Там амазонка снова зашелестела кожей и на превосходном японском принялась болтать с дородной матроной – хозяйкой бара. Дверь отворилась. В проеме замаячила та самая матрона.

   – Ага! – рыкнула карга просмоленной никотином глоткой. – Ищешь работу?

   За ее спиной возникла Мэри и впервые улыбнулась мне. Феромоны в венском вальсе закружились в воздухе. Желания понеслись сломя голову, по пастбищам моего гиперпространства. Сердце вспыхнуло, и внезапно я понял, что означала эта мелодия. Я молча кивнул, и карга впустила меня внутрь.

Глава 3
Господин Сато

   Ночь. Как тихо. Слышен только шум дальних фабрик и шорох листьев. А еще луна – бледный шар ползет по небу, усыпанному тусклыми созвездиями.

   Эта бессонница, эта гиперактивность мозга очень утомляет. Наверное, во всем виноват зеленый чай – он всегда меня возбуждал. Изгородь, утыканная непокорной листвой, закрывала вид. Не забыть бы подрезать в воскресенье.

   А герани цвели, несмотря ни на что. За это мы с тобой должны благодарить госпожу Танаку. Если бы не она, цветы давно бы засохли. Вот уж неугомонная старушка! Каждое утро ждет, пока я выйду из дома, и выскакивает вслед – на голове розовые кудряшки, длинный стеганый халат бьет по лодыжкам. Вот сегодня, например, притащила два рисовых шарика с лососем, завернутые в клетчатый носовой платок. Говорит, мне нужно больше бывать на солнце, в наши дни смерть от переутомления становится эпидемией.

   – Никогда не любил солнце, – отвечал я ей.

   Она не поверила.

   – Господин Carol Как можно не любить солнечный свет? Это же основа всего живого!

   Затем продолжила допытываться о моем самочувствии, недоверчиво выслушивая уверения, что я здоров. Из-за нее я постоянно опаздывал. Я уже начал выходить на несколько минут раньше, чтобы успеть выслушать ее ежедневные сетования.

   Я не разделял мнения госпожи Танаки, что работаю слишком много. Ее поколению несвойственно относиться к работе так, как привыкли мы, хотя некогда именно они привели Японию к экономическому подъему. Что же до теперешнего поколения, то они живут по накатанной, и боюсь, что мы опускаемся все ниже.


   Ежегодно я замечаю, что новое пополнение «Дайва трейдинг» уже не так привержено корпоративной этике, и молодые с радостью готовы оставить свои рабочие места ровно в пять. А раньше после пяти в офисе было столпотворение, и не раз я, усталый и изможденный, выбегал оттуда, чтобы успеть на последнюю из Умеды электричку в половине двенадцатого. А, вижу, как ты хмуришь брови. Я понимаю, ты недовольна мною. Обещаю, в мае, когда сдам квартальный отчет, я отдохну. Возьму отпуск, может быть, даже съезжу в Китай – ты всегда хотела побывать в Китае, помнишь?

   Как бы то ни было, сегодня я закончил в семь. Всех отослали домой – в компьютерную сеть лопал какой-то вирус из Гонконга, и работа остановилась. Странно было уходить из офиса засветло. Некоторые из моих коллег отправились в бары. Как обычно, они пригласили меня, и, как обычно, я поблагодарил и принес извинения. Уверен, коллеги считают меня чудаковатым и замкнутым малым, но ты же знаешь, мне никогда не нравились бары, дискотеки и прочие подобные вещи. Я оказался дома около девяти, с единственным развлечением на вечер в виде суши, купленных навынос, и пульта от телевизора.

   Как же болит голова от этого несчастного святящегося ящика! Бесконечное мелькание цветов, вечные студии, заполненные жизнерадостными хлопающими зрителями. После ужина я выключил телевизор и побродил по комнатам в поисках какой-нибудь домашней работы, однако я успел все переделать еще в воскресенье. Тогда я уселся за кухонный стол, заварил зеленого чаю и стал слушать по радио классическую музыку. Сегодня передавали Элгара. Музыка напомнила мне: я еще не решил, что делать с твоей виолончелью, она так и стоит в пустой комнате, собирая пыль. Наверное, надо пожертвовать ее какой-нибудь местной музыкальной школе – уверен, у них есть многообещающие молодые таланты, способные оценить мой дар. Сколько можно из чистого эгоизма цепляться за несчастный инструмент?

* * *

   Опять госпожа Танака!.. Вчера утром старушка выскочила из засады, когда я выходил из дома.

   – Господин Сато! Господи-и-ин Сато!

   Госпожа Танака ковыляла через мокрую лужайку чуть не падая от волнения. Я забеспокоился – утренний воздух был довольно свеж, а старушка не надела пальто Тем не менее соседка просто излучала радость.

   – Господин Сато! Угадайте-ка, кто приезжает в Осаку?

   Кроме соседей, у нас с госпожой Танакой не было общих знакомых.

   – Понятия не имею, госпожа Танака, – отвечал я.

   – Нет, угадайте! – настаивала старушка с озорным блеском в глазах. – Моя племянница Наоко!

   Она всплеснула руками с радостью, которую я никак не мог разделить.

   – Компания переводит ее в местный филиал!

   – Весьма рад слышать, – вежливо заметил я.

   – Еще бы!

   Госпожа Танака лукаво прищурилась.

   Я вымученно улыбнулся. В самом ближайшем будущем не избежать мне приглашения на обед. Мы с Наоко будем скованно сидеть напротив друг друга, неловко поедая яблоки в тесте, приготовленные госпожой Танакой. Затем старушка с хитрым видом куда-нибудь ускользнет, якобы по неотложной хозяйственной нужде. До чего ж все это неудобно! Охотно верю, что Наоко – чудесная девушка, но как преодолеть скованность? Не то чтобы она мне не нравилась. Вовсе нет! Однако Наоко, безусловно, нравится мне не настолько, чтобы я решил потешить глупые романтические фантазии госпожи Танаки.


   Разговор с соседкой был только началом весьма непростого дня. Около полудня меня пригласили в офис заместителя главного менеджера по работе с персоналом. По-спартански обставленный кабинет Мураками-сан служил выставочным залом для гольф-трофеев. Он принял меня весьма радушно, велел секретарше заварить ячменного чаю и усадил меня в черное кресло с роскошной обивкой. Даже сигарету предложил – разумеется, я отказался. Молоденькая секретарша, шурша колготками, разливала чай. Мураками-сан сидел за столом – позади него простиралось задымленное небо Осаки, вершины небоскребов тонули в легких облачках. Когда секретарша удалилась, Мураками-сан широко улыбнулся, явив взгляду кривые, словно гнутый китайский фарфор, зубы. Кожа вокруг налитых кровью глаз сморщилась.

   – Сато-сан, – начал он, – позвольте мне весьма одобрительно отозваться о той громадной работе, которую вы проделали в последнее время. Мы очень довольны тем, что вы трудитесь в нашем финансовом департаменте. Вы постоянно умножаете свою репутацию первоклассного, преданного интересам корпорации сотрудника.

   – Благодарю.

   С застенчивой гордостью я склонил голову. Представители высшего менеджмента корпораций редко выражают признательность даже самым усердным из сотрудников. А уж услышать похвалу от такого небожителя, как Мураками-сан!

   – Однако меня беспокоит, что вы работаете слишком много.

   От удивления я вскинул голову. С чего это босс решил развести сантименты?

   – Э… прошу прощения, – я начал заикаться, – но на прошлой неделе мы потеряли несколько ценных файлов, и я вынужден был заново…

   Мураками-сан замахал руками.

   – Не такихуж и ценных, а кроме того, вчера вечером мы пригласили специалистов и восстановили жесткий диск. Вся ваша работа оказалась напрасной.

   Он пригладил безукоризненно причесанные седины. Возможно, он считал, что бессмысленность проделанной работы должна огорчить меня. Вове нет.

   – Вот как, – сказал я.

   – Сато-сан, – тонко улыбнулся Мураками-сан – ваш новый статус предполагает большую респектабельность. Вы же предпочитаете вести себя словно самый последний уборщик в офисе!

   У меня отвисла челюсть. Никогда не предполагал, что моя работа в «Дайва трейдинг» вызовет подобные нарекания!

   Мураками-сан наклонился и доверительным тоном продолжил:

   – Мне кажется, ваша работа была бы гораздо эффективнее, если бы вы больше внимания уделяли отдыху. Вам известно, что у нас есть счет, предназначенный для оплаты развлекательных мероприятий для гостей и старшего персонала?

   Я кивнул. До меня доходили слухи об этих расточительствах.

   – Сколько времени вы работаете в нашем финансовом департаменте, Сато-сан? Три месяца? И мы до сих пор не нашли повода пообщаться в менее официальной обстановке? Не возражаете, если сегодня вечером мы восполним этот пробел – разумеется, за счет компании?

   Я заерзал в кресле.

   – Сегодня вечером?

   – Именно. Сегодня я как раз свободен.

   – Простите меня, Мураками-сан, но сегодня будет весьма затруднительно… Я должен подготовить отчет по «Кавасаки» к четвергу…

   – Нет-нет, именно сегодня, Сато-сан, не увиливайте.

   Мураками-сан победно просиял. Я поправил очки. Мне льстило, что начальник оказывает мне такие знаки внимания, но одна мысль о предстоящей попойке заставляла желудок болезненно сжиматься.

   – Итак, будьте готовы к шести, – провозгласил Мураками-сан.


   Сплетя на коленях руки, я покраснел и неловко улыбнулся в ответ, признавая поражение.


   Весь день я надеялся, что Мураками-сан забудет. В пять прокрался к фонтанчику с питьевой водой. Пить я не хотел, но лелеял мечту, что если поторчу у фонтанчика какое-то время, Мураками-сан устанет ждать и уйдет без меня. Коллеги, остававшиеся после работы, выстраивались в очереди к автоматам с кофе и сигаретами. Как же я им завидовал! Скрывался, однако, я недолго – скоро в коридоре появился Мураками-сан с грудой одежды в руках.

   – Ага, Сато-сан, вот вы где! – прогремел он. – Я принес ваши портфель и пальто.

   Он впихнул мне вещи.

   – Итак, что бы вам хотелось на обед? В Синсайбаси есть ресторан, где подают таких кальмаров, обжаренных в тесте, что просто пальчики оближешь!


   В витрине ресторана гигантский краб из пластмассы шевелил клешнями, приветствуя прохожих. Внутри оказалось шумно и многолюдно. Мураками-сан заказывал блюдо за блюдом. Морепродукты готовили на гриле в центре стола. От очага распространялся жар, и лицо Мураками-сан приобрело оттенок терракоты. Он заказал большой кувшинчик саке. От запаха спиртного меня мутило, но я все-таки сделал два осторожных глотка. С полным ртом, набитым кальмарами и тигровыми креветками, Мураками-сан умудрялся в красках расписывать последний турнир по гольфу. Он пригласил меня на следующий турнир, пропустив мимо ушей признание, что спортсмен из меня никакой. За соседним столом шумела студенческая компания. Они вели себя довольно вульгарно, даже девушки хлестали пиво большими глотками и задирали ноги чуть ли не до плеч. Я вспомнил клуб любителей народной музыки в Токио, куда мы с тобой часто ходили – там мы тихо сидели вместе с друзьями, наслаждаясь музыкой. Тогда не было бесконечной болтовни по сотовым никто не открывал пивные бутылки о стол.

   Мураками-сан быстро пьянел. Веки распухли, словно от пчелиных укусов, а щеки приобрели оттенок бургундского. Я немного успокоился. Сейчас он поймет, что выпил достаточно, и отправится домой спать. Когда принесли счет, я намекнул, что уже слишком поздно, а завтра нам обоим рано вставать, но Мураками-сан удивленно заморгал.

   – Глупости! – пророкотал он. – Полдесятого! А теперь скажите-ка мне, Сато-сан, как ваш английский?


   Бизнесмены сидели в прокуренном баре за низкими деревянными столиками. Столики освещали настольные лампы с кистями, а на креслах лежали мягкие бархатные подушечки. Однако вовсе не дизайн бара бросался в глаза прежде всего. Между посетителями – солидными бизнесменами и служащими корпораций – скользили девушки В баре царила весьма беспечная и игривая атмосфера, то здесь, то там раздавался жемчужный женский смех.

   – Марико! Эй, Марико! – проревел Мураками-сан.

   Изящная японка приняла заказ. Несмотря на мои протесты, Мураками-сан и мне заказал двойное виски Распаленный экзотической атмосферой бара, он наклонился ко мне.

   – Сато-сан, скажите, что вы думаете об этой иностранке?

   Блондинка в красном встала, чтобы проводить к выходу группу бизнесменов. Она очень не хотела отпускать их, всячески обхаживая и завлекая. Девушка была очень высока – на голову выше мужчин, с которыми прощалась.

   – Очень высокая, – решился я высказаться.

   Другая иностранка в обтягивающей черной лайкре появилась из кухни. Она носила туфли на таких высоченных каблуках, что когда-нибудь непременно испортит ноги. Заметив Мураками-сан, девушка махнула рукой и заспешила к нам. Волосы цвета апельсина были подобраны вверх.

   Мы встали и поклонились.

   – Мураками-сан! Какая неожиданность! Как здоровье? – воскликнула она на искаженном японском.

   Я крайне удивился. Иностранцы нечасто говорят по-японски.

   – У меня превосходное здоровье, как и всегда, моя принцесса! Превосходное! Позвольте мне представить моего коллегу и подчиненного. Сато-сан. Сато-сан, а это Стефани. Она из Флориды.

   – Вы работаете на Мураками-сан! Замечательно! – тепло улыбнулась девушка.

   Она выглядела такой сияющей и здоровой, такой напоенной флоридским солнцем.

   Мы сели. Маленькая японка принесла виски и ускользнула обратно к бару. Я удивился, что брови у Стефани из Флориды тоже оранжевого цвета. Каждый дюйм ее тела от лба до запястий усыпали оранжевые веснушки. Казалось, такое изобилие веснушек совершенно не смущает девушку, и она совсем не собирается прятать их от чужих глаз. Стефани ловила каждое слово Мураками-сан, восхищалась каждой его фразой. Когда он вытащил сигару, она мгновенно поднесла серебряную зажигалку. На сцене между колонками появились музыканты, послышались гитарные переборы.

   – Как дела на работе? – поинтересовалась Стефани, щедро адресуя вопрос нам обоим, хотя я всего лишь подчиненный Мураками-сан.

   – Работа меня угнетает! – пожаловался Мураками-сан. – Изо дня в день одно и то же.

   Я неодобрительно нахмурился. Человек, занимающий такой высокий пост, должен выражаться более осмотрительно, он не имеет права допускать необдуманных выражений, которые могут опорочить репутацию «Дайва трейдинг».

   – Давайте забудем о работе! Ненавижу все эти душные заседания! Давайте пить виски и болтать о гольфе! На следующей неделе у меня турнир!

   – Потрясающе! – Стефани наклонилась, горя нетерпением услышать детали. При этом ее пышная грудь обнажилась гораздо сильнее, чем следовало. Я отвел глаза.

   – На прошлой неделе тоже был турнир. Команда «Дайва трейдинг» заняла девятое место среди команд префектуры Осаки. Мы бы поднялись еще выше, если бы не мое проклятое плечо!

   На лице Стефани отразилось сочувствие.

   – Ничего страшного. В следующий раз вы станете лучшими.

   – Точно! Сато-сан обещал присоединиться к нам на следующей неделе, не правда ли, Сато-сан? Я научу его парочке ударов.

   На мое счастье, рядом со столиком появилась величественная блондинка в красном, за которой я наблюдал раньше, и разговор ушел от опасной темы. Мы снова встали и поклонились.

   – Мураками-сан, давненько вас не было! Как здоровье?

   Ее японский оказался достаточно беглым, но с сильным акцентом.

   – Раз вы здесь, то я чувствую себя превосходно! Позвольте представить моего коллегу и подчиненного. Сато-сан. Сато-сан, это Мэри.

   Мы обменялись обычными приветствиями, и с легкой улыбкой Мэри уселась в кресло напротив меня. Мне показалось, что она решила дать Мураками-сан возможность поболтать со Стефани в более интимной обстановке.

   Внезапно, почувствовав себя наедине с этой высокой блондинкой, я смутился и, гримасничая, пригубил виски. Девушка откинулась в кресле, лицо ее попало в, круг света. Неожиданно я осознал, что она очень молода и ей наверняка еще рано работать в хостесс-баре. Я спросил себя, а знают ли родители, чем их дочь занимается здесь, в тысячах миль от Америки? Пушистые светлые кудри спадали с плеч, несколько завитков парили над головой. Превосходная юная кожа пряталась под толстым слоем пудры, а бледно-лиловые тени спускались к уголкам век.

   Девушка вытащила сигарету и с наслаждением затянулась.

   – Поздравляю, вы неплохо говорите по-японски, – робко начал я. – Пример, достойный подражания.

   – Спасибо, – отвечала она, выпустив дым мне в лицо.

   – Вы американка?

   Девушка слегка вздрогнула, ее улыбка стала напряженной.

   – Нет, англичанка.

   Меня это обрадовало.

   – Я большой поклонник Шерлока Холмса! – воскликнул я. – Я прочел все книги о нем! И не раз!

   – Неужели? – В глазах Мэри зажегся интерес. – А разве вы не знаете, что он злоупотреблял опиумом?

   Я молча уставился на нее. Никогда о таком не слышал.

   – Кроме того, я обожал вашу принцессу Диану, – печально добавил я. – Жаль, что она умерла.

   – Ничего, переживем, – сказала Мэри.

   Может быть, мне показалось, но губы девушки насмешливо скривились. Ее бессердечие оттолкнуло меня, и я отвернулся.

   На сцене завершали приготовления музыканты. Среди них почти не было японцев – только выходцы с Филиппин и из Индонезии. Я решил, что в сиреневых смокингах с набриолиненными волосами они выглядят довольно вызывающе. Без предупреждения музыканты заиграли чудесное вступление к «Отелю Калифорния» группы «Иглз». Прекрасная мелодия, и скоро я обнаружил, что стучу ногой в такт песне. Через стол Мураками-сан и Стефани что-то шептали друг другу на ухо, окутанные коконом интимности. С безразличным видом Мэри ковыряла ярко-красный лак на ногтях. Заметив мой взгляд, она прекратила свое невинное развлечение. Посмотрев на музыкантов, девушка улыбнулась мне и одобрительно подняла вверх, большой палец Затем, вспомнив о своих обязанностях, предложила еще выпить. Я опустил глаза в стакан – он был на три четверти полон.

   – Не нужно, спасибо.

   И тут Мэри меня удивила. Она рассмеялась, словно я сказал что-то очень забавное. Невольно я тоже улыбнулся.

   – А теперь расскажите мне о своей работе! – выпалила она с неожиданным энтузиазмом.

   Я моргнул.

   – Уверен, вам все это покажется очень скучным.

   – Вовсе нет, – не согласилась она, – мне нравится слушать, когда люди рассказывают о своей работе.

   Девушка тревожно оглядела бар. Я обернулся, желая узнать причину ее беспокойства. Пышная, гротескно одетая Мама-сан твердой рукой поманила Мэри к себе. Нимб черных кудряшек обрамлял ее лицо. Платье выглядело слишком эксцентричным для дамы ее лет: бархатное, с низким вырезом и юбкой до полу. Словно у героини романа, который читаешь, лежа в ванной. К пышной груди прижимался лохматый песик. Он неприятно уставился на меня злыми глазками.

   – Хозяйка? – спросил я у Мэри.

   – Э-э-э… угу, – отвечала она. – Я, пожалуй, пойду.

   Вышагивая по роскошному красно-коричневому ковру на острых каблучках, Мэри приблизилась к Маме-сан. После немногословного диалога, прерываемого невыносимым тявканьем собаки, Мэри отослали на кухню. В тот вечер я ее больше не видел.


   Несмотря на то что меня оставили одного, я неплохо провел время. Подозвав маленькую японку, я заказал лимонад. Она принесла стакан с изысканным зонтиком-парасолькой и изогнутой соломинкой. Мы вместе посмеялись над таким легкомысленным украшением. Музыканты были великолепны, они играли красивые популярные песни. Тебе бы непременно понравилось.

   Несколько пар закружились на танцполе, включая Мураками-сан и Стефани из Флориды. Сверкающий шар под потолком отбрасывал блики на лица танцующих. Должен сказать, танцор из Мураками-сан оказался никудышный. Он спотыкался и пьяно вис на Стефани. Ему просто повезло, что Стефани – крепкая девушка европейского типа. Не обращая внимания на то, что партнер еле стоит на ногах, Стефани, невозмутимо улыбалась чепухе, которую Мураками-сан шептал ей на ушко. Все с той же ясной улыбкой она убирала его упрямую руку со своих бедер.

   Около часу ночи лаунж-бар начал пустеть. Один за другим накачанные флиртом и спиртным бизнесмены прощались и исчезали за двойной дверью. Иммигрантский ансамбль исполнил последнюю песню и начал собирать инструменты. Мураками-сан упал в кресло, продолжая поглаживать Стефани по бедру и с нежностью пожирая ее глазами. Девушка сидела тихо, спокойная улыбка не сходила с губ. Было чудовищно поздно – около часу ночи. Я решил предложить Мураками-сан вызвать такси, когда рядом с нашим столиком появилась изящная японка.

   – Простите, что перебиваю, – начала она, хотя за нашим столиком царило гробовое молчание. – Мы закрываемся через полчаса. Можете в последний раз заказать спиртное.

   – Спасибо, больше не нужно, – сказал я.

   Японка посмотрела на Мураками-сан и хихикнула.

   – Да, похоже, больше не стоит. – Она поднесла ладошку к губам, чтобы не прыснуть от смеха. – Выписать счет на вашу компанию?

   – Да, благодарю. «Дайва трейдинг».

   – Я знаю.

   Японка медлила. Глаза ее остановились на мне. Она выглядела даже моложе Мэри. Волосы уложены в гладкий пучок, а широко расставленные глаза похожи на газельи.

   – Что ж, ладно… – и с лукавой улыбкой она направилась к соседнему столику.


   Снаружи было полно гуляк в растрепанных костюмах. Количество бизнесменов и служащих корпораций слоняющихся по улицам в столь поздний час, удивило меня. И как это им удается наутро сосредоточиться на работе? Неоновые вывески обещали откровенные шоу и экзотические танцевальные номера с участием питона. Невыносимое сияние вызывало желание найти выключатель и приглушить свет. С пятнадцатой попытки Мураками-сан попал-таки в рукава пальто. Затем, пошатываясь, побрел по аллее и стал мочиться прямо рядом с мусорным ящиком. Слушая шелест струи о пластик, я испытывал необъяснимый стыд. Визит в бар был величайшей глупостью. И кроме того, обошелся компании в пятьдесят тысяч йен. Если Мураками-сан так нравятся американки, купил бы себе билет на самолет и отправлялся в Америку – дешевле бы вышло! Когда Мураками-сан появился в аллее, с треском застегивая молнию на брюках, я с трудом мог смотреть ему в глаза. Мое мрачное настроение окончательно развеселило его.

   – Ну, Сато-сан, – вскричал он, похлопав меня по спине, – и как вам понравился бар «Сайонара»?

   Помня о том, что Мураками-сан – заместитель главного менеджера по работе с персоналом, я решил скрыть свои чувства.

   – Мне очень понравились музыканты, – ответил я.

   – А я про девушек, Сато-сан. Про этих иностранных сучек!

   – Очень высокие.

   Мураками-сан захихикал и остановился перед вывеской ресторана, где подавали лапшу. Над нашими головами висел изодранный красный фонарь.

   – Как насчет лапши? – спросил он, косясь на грязный листок с меню.

   – Мураками-сан, я действительно очень ценю ваше радушие, но мне следует отправляться домой. Завтра на работу, – ответил я извиняющимся тоном.

   – Нет, это просто, смешно! Еще совсем рано! Обещаю, шлюхи в следующем баре окажутся еще круче! – Глаза его сверкнули, Мураками-сан понизил голос и драматически прошептал: – Вы любите массаж?

   – Мураками-сан, я весьма признателен за ваше радушие, но я действительно должен ехать домой.

   – Сато-сан. – Голос его стал тверже. – Как ваш босс, я официально предоставляю вам завтра выходной. Все, перестаньте паниковать! Расслабьтесь и не думайте больше о дурацком офисе!

   – Нет, – сказал я.

   – Что? – не понял Мураками-сан.

   – Я иду домой.

   Мураками-сан вздохнул, голос его потеплел.

   – Сато-сан, я только пытаюсь помочь вам.

   Я удивился. Из нас двоих помощь требовалась как раз ему! Каждую ночь ходить по такой скользкой дорожке!.. Внезапно я подумал о жене Мураками-сан – такой мягкой и домашней женщине. Во время праздника цветущей сакуры она неизменно присылает в офис корзинки для пикника. Если бы она только знала! Как бы это ранило ее!

   – Я не нуждаюсь в помощи, – с каменным лицом промолвил я.

   Мураками-сан прислонился к окну ресторана и икнул. Он показал на обручальное кольцо на моей руке.

   – Сато-сан, – мягко протянул он, – сколько это будет продолжаться? Жизнь станет гораздо проще, если вы сможете оставить все в прошлом.

   Мураками-сан ободряюще улыбнулся – он слегка пошатывался, голова клонилась вниз. Я увидел свое отражение в окне ресторана и узнал воинственный огонек, загоревшийся за стеклами очков. Однажды на Окинаве я гулял по пляжу и поранил палец. Сейчас я испытывал те же обжигающие боль и шок, как тогда при виде ржавого гвоздя, воткнувшегося в ботинок. Я с трудом улыбнулся. Грудь сковал железный обруч.

   – Ну вот, так-то гораздо лучше, Сато-сан – просиял Мураками-сан. – Черт с ней, с едой! Пошли развлекаться! Что скажете?

   Что я мог ответить, любимая? Мрачно усмехнувшись, я развернулся и побрел прочь.

Глава 4
Мэри

   Юдзи появился около двух ночи – волосы падают на глаза, джинсы спущены на бедра. На диване валялся последний посетитель – оцепеневший от неразбавленного джина служащий. Он едва поднял ноги, когда Стефани прошла мимо с пылесосом.

   – Господи, похоже, этому парню досталось, – пробормотал Юдзи.

   Я сидела на корточках, заполняя бар бутылками «Асахи» и «Будвайзера», но без труда догадалась, о ком говорит Юдзи.

   – Переживает из-за ужасного развода, – попыталась я перекричать клекот бутылок.

   Юдзи неодобрительно покачал головой, словно парень позорил честь командного флага.

   – Не мешало бы ему встряхнуться и вести себя, как мужчине.

   Я захлопнула холодильник и встала. Юдзи толкнул ногой пустой ящик из-под пива и усмехнулся – белоснежные зубы блеснули на фоне загорелой кожи. Он так невероятно хорош собой! Как у него это получается? Ни сигареты, ни амфетамины, ни еда в дешевых забегаловках… ничем его не проймешь!

   – Прибереги свои советы для себя самого, – сказала я. – Такое когда-нибудь может случиться и с тобой.

   – Развод лечится прогулкой по стрип-клубам, – пошутил Юдзи.

   – Какая зрелость, – притворно изумилась я. – Какая мудрость.

   Улыбка Юдзи стала шире. Пусть ему и неведомо чувство сострадания, зато улыбка – выше всех похвал. Руки мои скользнули под его куртку, под майку, затем ниже, под ремень джинсов. Я подвинулась ближе, вдыхая запах табака, цитрусового геля для душа и чего-то еще – его особого запаха, по которому я безошибочно могла распознать Юдзи.

   – Мэри… Мамаша наверняка наблюдает за нами в камеру слежения.

   Крошечный красный глазок камеры мигал прямо над нами. Я улыбнулась.

   – Она ушла – так накачалась водкой, что вряд ли ее это заинтересует.

   Что-то промелькнуло в лице Юдзи. Раздражение? Он криво ухмыльнулся.

   – Слушай, Мэри, не пора ли двигать отсюда?


   Снаружи дождь едва моросил, но тротуары Синсай-баси покрывала сыпь из луж. Вывески баров горели неоном, посетители что-то вопили в свои мобильные, из раскрытых дверей доносились звуки корейского хип-хопа и рэгги. На стоянке такси стояла очередь: студенты, неотличимые друг от друга в одежде от Унигло, унылые бизнесмены, клюющие носом, две школьницы, которым давно уже пора было домой; обессилев от хохота, они привалились друг к дружке. Юдзи тянул меня за собой. Рядом вызывающе цокали Катины каблучки, рукав ее пальто с искусственным мехом мягко терся о мою руку.

   – Ваш пульс – двадцать ударов в минуту, сэр. Вы почти на том свете. Заходите. Наши медсестры оживят вас в два счета!

   Девушка в едва прикрывающем прелести наряде медсестры стояла в проеме двери. Ее освещал красный фонарь. Шприц заткнут за подвязку, на шее болтается игрушечный стетоскоп.

   Девушка пальчиком грозила проходящим мимо клиентам, по лицам которых бродили чувственные улыбочки.

   – Кто бы посоветовал Флоренс Найтингейл вставить эти штуки в уши, – критически высказалась Катя по-английски.

   – Ты думаешь, клиентам есть до этого дело?

   Из-за Юдзи я говорила по-японски.

   – До чего? – спросил он.

   Как будет по-японски «стетоскоп», я не знала да и едва ли когда-нибудь узнаю.

   – Да мы про медсестру.

   – А, эту… Когда она изображает ковбойшу на мотоцикле, клиенты ничего не заметят, даже если она выстрелит им в спину. Ну, вот, пришли, налево.

   Лаунж-бар «Подземелье» оказался роскошной бархатной дырой. Упакованные в шмотки от Хельмута Ланга свободные от трудов сутенеры курили сигареты с гвоздичным ароматом, распространяя запахи дорогого парфюма. Диджеи располагались внизу – пол вибрировал от ритмов техно, словно от ударов подземного сердца. Мне хотелось туда, но Юдзи повел нас наверх, по железной винтовой лестнице. Вышибала кивнул Юдзи и отдернул красную бархатную занавеску, впуская в VIP-зону – антресоли над баром с низкими, изогнутыми столиками. Юдзи направился к дивану, на котором сидели Кензи, Синго и какие-то парни постарше. Они встали и начали дружески похлопывать Юдзи по спине и трясти ему руку.

   – Юдзи, мошенник, явился наконец-то.

   Кензи и Синго тоже встали с дивана – все в модных лейблах, с дизайнерскими стрижками. Парни постарше были одеты с безупречным вкусом – хрустящие рубашки, о стрелки на брюках можно руку порезать.

   – Ямагава-сан, это Мэри. Мэри, Ямагава-сан.

   – Ого, Юдзи! Ты отхватил лакомый кусочек!

   – Э-э-э… она понимает по-японски. Училась в университете.

   Кензи и Синго захихикали. На лице Ямагавы-сан появилась широчайшая ухмылка. Разве Юдзи не собирается представить Катю? Нимало не смущаясь, Катя со щелчком открыла сумку и принялась шарить в ней в поисках сигарет.

   – Красавица и умница? И как вас угораздило прилепиться к такому мерзавцу, как Юдзи?

   Я улыбнулась и пожала плечами.

   – Сама себя все время об этом спрашиваю.

   Ямагава-сан захохотал.

   – Как и я. Все время мучаюсь вопросом: как я умудрился нанять таких подлецов?

   Мы уселись на диван напротив. Официант подскочил к нам и с безукоризненной вежливостью принял заказ, затем так же незаметно ускользнул прочь. Ямагава-сан принялся поучать подчиненных. Он говорил на грубом кансайском диалекте – звуки булькали в пораженной катаром глотке. Я улавливала только отдельные слова: какая-то высокопарная брехня о самурайской этике. Какое отношение имеют ко всему этому сидевшие передо мною трое наркокурьеров?

   – Да уж, парень любит себя послушать, – шепнула мне Катя.

   – У него очень сильный акцент, – заметила я, – понимаю через слово.

   – Нудный, как черт. Но ты только посмотри на этих троих! Глаз с него не сводят!

   Мы обменялись снисходительными улыбочками. Катя принялась рассказывать мне о магазинчике старой одежды, который обнаружила в Киото – там продавали кимоно. Она знала, что я люблю мастерить из старых кимоно новые вещи: юбки, просторные платья, сумочки. Впрочем, швея из меня поганая. В моих вещах всегда полно кривых швов и дырок. Юдзи говорил, что от стука швейной машинки у него болит голова, заставляя вспоминать о вонючих магазинчиках забитых нелегальными иммигрантами. «Ты похожа на цыганку», – шутливо оценивал он вещи моего собственного дизайна.

   Иногда мне кажется, что Катя была бы более подходящей подружкой для Юдзи. Катя с ее шампанским, чувственностью и очевидным гламурным лоском. Катя с ее вечно безукоризненным маникюром и дизайнерскими туфлями. Однако я никогда не чувствовала между ними сексуального притяжения. В тех редких случаях, когда мы выходили втроем, они не перемолвились между собою и парой слов. Когда я возвращалась из туалета, они молча курили; было очевидно, что на время моего отсутствия разговор прерывался. Я не знала, радоваться мне или горевать. Что означало их молчание – равнодушие или сговор? Помню, как-то мы лежали перед телевизором – платье мое задралось до самой талии. Показывали матч «Ханшинских тигров».

   – Разве Катя не красотка?

   Я старалась, чтобы голос звучал беззаботно.

   Юдзи зевнул и ответил:

   – Катя? Ну, наверное, кому-то нравятся ледяные женщины… – Затем он положил руку мне на бедро и сказал; – Что-то надоел мне бейсбол. А тебе?


   Ямагава-сан бубнил на заднем плане – речь его напоминала причитация пастора по евангелической радиостанции. Юдзи, Кензи и Синго сосредоточенно слушали и одобрительно мычали 5 нужных местах. Так им и надо, что не знают английского. Иначе они нашли бы рассказ Кати гораздо более занимательным. Она говорила о клиенте из бара, который заплатил тридцать тысяч йен, чтобы посмотреть, как Катя расхаживает без трусов по стеклянному кофейному столику, в то время как он лежал под ним.

   – Цуру-сан?

   – Ага, Цуру-сан.

   – Цуру-сан? Глава корпорации, который всегда поет в караоке «Джонни, будь хорошим»?

   – Вот именно.

   – Шутишь? И ты позволила ему заглянуть себе под юбку? Нет, Катя, скажи мне, что на тебе из белья осталось хоть что-нибудь!

   – Да ему и надо-то было всего пять минут! Самые легкие тридцать тысяч йен в моей жизни! А еще он предложил мне сорок, если я на него пописаю.

   – И ты пописала?

   – Я выпила два литра «эвиана» из мини-бара, затем мы уселись на кровать в отеле и смотрели новости, пока я не захотела в туалет.

   Я не знала, верить ей или нет.

   – Катя, какое дерьмо.

   – Ничего я не дерьмо. – Затем, улыбнувшись, она продолжила: – Ну… бываю порой.

   Вряд ли все было именно так. Катя так потрясающее врет, что я почти никогда ей не верю. Она достала «Мальборо» и чиркнула спичкой из тонкого коробка с надписью «Сайонара» на боку. Легкая сосредоточенность застыла на ее лице, пока Катя раскуривала сигарету. Рука Юдзи опустилась на мое колено. Легкое пожатие собственника – и рука тут же убралась. Вдыхая дым сигареты, Катя обнажила кривые зубы в хитрой усмешке.


   Три часа ночи. Танцпол залит светом стробоскопа, варясь в собственном адском соку. Как интересно наблюдать за человеческими существами, связанными между собой только танцполом и ночью! Глаза, как блюдца, море конечностей; которыми управляет маньяк-кукловод. Вскоре сейсмическому грохоту уже невозможно противостоять… Мы спустились на танцпол. Сначала я контролировала себя, затем попала в общий ритм, приличия и комплексы улетели прочь. Катя казалась более сдержанной: она танцевала, не сходя с места. Покачиваясь в танце, я сказала ей об этом. Наверное, так танцуют на украинских дискотеках? Все время забываю спросить. Юдзи наверху, но мне его уже не хватает. Его широкоплечей уверенности в себе, его руки на моем колене. Как я раньше жила без него?

   Скоро танец стал таким же нудным, как стояние на автобусной остановке. Мы с Катей заказали в баре водку с тоником и удалились в чилл-аут, где уселись в двухцветные, похожие на мешки кресла. Здесь играла спокойная музыка, несколько девушек танцевали, медленно и сосредоточенно. Едкий запах марихуаны доносился от компании парней с флюоресцирующими дредами. Я вытянула перед собой ноги и задала вопрос:

   – Если бы ты могла поехать куда угодно, куда бы ты отправилась?

   Я спросила просто так, для поддержания беседы, но Катино долгое «хм-м-м» заставило меня подозревать, что ответ будет вполне серьезным.

   – На седьмой этаж универмага «Ханкуи».

   – Я говорю о целом мире! Украина, Китай, Шри-Ланка… да куда угодно!

   – Если хочешь знать, однажды я попала там на распродажу Кристиана Диора с восьмидесятипроцентной скидкой!

   – Универмаг в трех остановках на метро! Где твоя любовь к путешествиям?

   – Ну, я ведь приехала в Японию, – протестует Катя.

   – Ты живешь тут три года! Неужели тебе не надоело?

   – Надоело? Вовсе нет!

   – Ты же не собираешься оставаться здесь всю жизнь. Ты же думаешь о будущем?

   – Ну, может быть, отправлюсь паломницей в Тибет или полечу во Флориду, чтобы искупаться в океане с дельфинами. Или найду богатого извращенца и выйду за него замуж. Какая, к чертовой матери, разница?

   Я рассмеялась. Лучше закончить разговор, раз Катя так обидчива. Рука ее потянулась к моему затылку приподняла прядь волос.

   – Обрежь волосы, как у той девчонки. Тебе пойдет.

   Появился Юдзи, он сопровождал Ямагаву-сан в прогулке по клубу. На мгновение они задержались в дверях – Юдзи возвышался над своим боссом на пару дюймов.

   – Тебе не кажется, что Ямагава-сан староват для подобных мест? – шепнула я Кате.

   Наверху, в интерьере из плюшевых диванов, в изысканном свете свечей Ямагава-сан был вполне на своем месте; внизу, среди сексапильных юных модников, он казался самозванцем. Юдзи с боссом направились к нам. Я выкарабкалась из кресла и подала руку Кате.

   – А мы думали, вы танцуете. Мы искали вас.

   Юдзи коснулся моего плеча.

   Он улыбнулся, и комната для меня вмиг опустела. Надо держать себя в руках.

   – Мы устали, – сказала Катя.

   Она соломинкой перекатывала льдинки в бокале и впервые за вечер обратилась к Юдзи.

   – Да, пора домой.

   Я надеялась, Юдзи вспомнит, что я проработала в баре восемь часов. Вместо этого он сказал:

   – Мэри, Ямагава-сан хотел потанцевать с тобой. Я ему обещал. Не возражаешь?

   Не возражаешь? Наверное, он решил, что я работаю не только на его мамашу, но и на него? Я бросила на Юдзи взгляд, не оставлявший сомнений в моих чувствах. В ответном взгляде читалось нетерпение.

   – Конечно, не возражаю.

   Тепло улыбнувшись Юдзи, я отдала ему стакан и взяла его босса под руку.

   Музыка словно уменьшилась в размерах – барабан, бас-гитара и бесполый голос, парящий в разреженном гелии. Две девушки раскачивались, словно подсолнухи на длинных стеблях. Один из парней с дредами колотил по воображаемым барабанам – его движения нисколько не напоминали танцевальные. Прочие посетители, развалясь, сидели вокруг – измученные жертвы собственного гедонизма. С помятой улыбкой Ямагава-сан положил руки мне на пояс, Пришлось напомнить себе, что окружающим нет да нас никакого дела, a вот Юдзи будет рад, что я исполнила каприз его босса.

   – Вы часто здесь бываете? – спросила я, пока мы спотыкались; изображая танец.

   – Редко, и обычно вниз не спускаюсь. Но Юдзи решил проведать свою симпатичную англичаночку, и я тоже решил размять ноги.

   Мои запястья едва прикасались к плечам Ямагавы, а его широкие руки с силой обхватили меня за талию. Вблизи было видно, что лицо у него морщинистое и шероховатое, а брови тронуты сединой. Он пользовался лосьоном после бритья «Олд спайс» – это напомнило мне о моих дядюшках с их курительными трубками и о старомодных семейных посиделках.

   – Для иностранки вы превосходно говорите по-японски, Мэри.

   – Спасибо.

   – Вы берете уроки?

   – Я многое схватываю, работая в баре.

   Ямагава-сан просиял.

   – Восхитительно. И как вам Япония?

   По правде сказать, ответа на этот вопрос я и сама не знаю. Бывало по-разному. Мне нравилось, что продавцы в магазинах кланяются мне, а просыпаясь ночью, я слышу песни цикад. С другой стороны, раздражали малолетки, таскавшиеся за мной по пятам в универмаге, комментируя содержимое моей корзины. «Гляди-ка, американцы едят суши!» и «Ух ты! Иностранки тоже пользуются тампонами!» Вот без этого я бы точно обошлась.

   – Мне нравится контраст между старой и новой Японией, ну, вы понимаете, между сумо и киоген,[4] с одной стороны, и скоростными поездами и аниме – с другой.

   Куда девался мой обычный апломб? Со стороны, наверное, я производила впечатление автомата, выбрасывающего случайно подобранные японские слова.

   – Киоген? А вы весьма образованная девушка! Знаете, моя дочь тоже любит киоген.

   – Правда?

   – Да. Вас надо познакомить. Я куплю билеты, и вы вместе сходите на киоген.

   – С удовольствием.

   Я действительно обрадовалась. У меня не слишком много подруг среди японок.

   – Хотя, должен вас предупредить, она может попросить вас помочь ей с языком.

   – О, с удовольствием. Я дам вам свой номер… Днем я, как правило, свободна.

   – Замечательно. Моя дочь учится в университете, и у нее тоже много свободного времени днем… а также по утрам и вечерам, – захихикал он.

   Я улыбнулась, и взгляды наши встретились. Белки покрывали красные прожилки, от наркотика глаза казались остекленевшими. Челюсть Ямагавы слегка подрагивала. Вот, значит, как: любящий отец и накокаиненный глава якудзы. Пальцы его шевелились у меня на поясе, выискивая просвет между юбкой и топом. Я с беспокойством начала высматривать Юдзи. Я хотела, чтобы он увидел – мне не нравится поведение его босса. В огромном оранжевом кресле свернулась Катя, ее темные волосы закрывали сонное лицо. Юдзи где-то бродил. Что ж, вполне в его стиле.


   Юдзи появился в баре «Сайонара» в середине октября, когда сезон дождей уже завершался. Он был в джинсах и свитере с капюшоном от Донны Каран и совершенно неотразимо хмурился. Я проработала в баре всего семь дней и решила, что это клиент. Не обращая ни на кого внимания, он прошествовал прямо в офис Мамы-сан, а через пять минут вышел оттуда и, не оглянувшись, направился к выходу.

   – Кто это? – спросила я у первого встречного Первой встречной оказалась моя коллега – американка, очевидно, не любившая Юдзи, потому что сказала:

   – Этот высокомерный придурок? Сынуля Мамы сан.

   В тот день после работы я шла под дешевым зонтом к стоянке такси. Дождь лил такой, что вмиг промочит л нитки. Стуча зубами, я размышляла о развороте его плеч и гармонии лица.

   Я предприняла собственное расследование и узнала о его связях с гангстерами и о том, что плечи и руки Юдзи покрыты татуировками. Среди девушек бара «Сайонара» он не пользовался популярностью. Мнения разделялись от «хороший мальчик – для своей мамаши» до «женщины для Юдзи все равно что разовые палочки для еды – использует и выбросит».

   Прошло две недели, прежде чем я снова встретила его. Я была в баре и нажимала кнопки на музыкальном автомате, чтобы найти нужный диск, когда голос позади меня произнес:

   – Привет, новенькая. Поставь «Токийских парней», и мамаша тут же уволит тебя и отправит обратно в Англию еще до конца песни.

   Сегодня на нем был кожаный пиджак. Вблизи красота его лица завораживала.

   – Неужели? Я не собиралась ставить «Токийских парней», но хорошо, что напомнила – я их обожаю.

   Он усмехнулся. Значит, ты не всегда хмуришься, подумала я и вновь отвернулась к музыкальному автомату.

   – Где тут они у нас? – Я водила пальцем по стеклу. – Ф-17…

   Я набрала код. Юдзи перегнулся через меня и нажал случайную кнопку – заиграла другая популярная песенка. В притворном ужасе я обернулась к нему.

   – Ты должен мне сто йен.

   – Сто йен?

   – Ага, сто йен. Гони.

   – Может, позволишь угостить тебя?

   На следующее утро я обнаружила, что он забыл часы на моем ночном столике. Матовый пластик с логотипом «Найк» через весь циферблат. В наличии имелись и прочие следы его пребывания: пустая бутылка «Столичной», окурки «Мальборо» в пепельнице и отпечатки ковра на моей спине. Давала ли я ему свой телефон? Даже если нет, он знал, где меня найти. Однако целую неделю Юдзи не показывался. На следующей неделе я стала убеждать себя, что не стоит принимать все близко к сердцу. Марико согласилась.

   – Он проделал то же самое с Таней. Забудь о нем и выброси его глупые часы.

   Через три недели после работы я вышла из раздевалки и увидела Юдзи – он преспокойно развалился на барном стуле. Денек у меня выдался еще тот. Тушь расползлась, а горло саднило от табачного дыма. Плевать, если он решит, что я выгляжу дерьмово, решила я и уставилась на него со всем хладнокровием, на которое была способна в тот миг.

   – Пришел проведать мамочку?

   – Ага. И тебя. Я тут уезжал кое-куда. Прости, что не звонил – босс послал меня на Окинаву, а твой номер я не записал… Ты бывала на Окинаве?

   Я покачала головой.

   – Там здорово, правда. Песчаные пляжи, так и лежал бы всю жизнь на спине…

   Какое мне дело до Окинавы?

   – У меня остались твои часы.

   То, что случилось потом, нетрудно предугадать. Однако того, что произошло на следующий вечер, я не ожидала. Юдзи пришел снова. После смены я подошла к нему, стараясь не обращать внимания на удивленно приподнятые брови за спиной.

   – Что ты здесь делаешь? – спросила я, по-настоящему смутившись.

   Его нежелание исчезать на три недели выглядело как вопиющее нарушение этикета. Юдзи продолжал приходить, каждый вечер. И скоро это перестало меня удивлять.

   Было зябко – одеяло сбилось в угол хлопчатобумажного матраца футона. Юдзи обнимал меня, его руки обхватили мои плечи, наши ноги сплелись. Поначалу меня удивляло, что во сне он так вцеплялся в меня. Тьма редела. Скоро стало слышно, как в почтовые ящики в вестибюле опускаются письма, одно за другим, а вот бросили газеты. Я ощущала, как вздымается и опадает грудь Юдзи при дыхании – такой знакомый, такой успокаивающий ритм.

   – Юдзи.

   Он услышал, но не ответил.

   – Ямагава-сан хочет, чтобы я встретилась с его дочерью.

   – Хм-м-м…

   – Танцевать с ним было так отвратительно.

   Не отвечает. Наверное, слишком устал, чтобы разговаривать.

   Я услышала скрип задней калитки и закрыла глаза.


   Раз в неделю Мама-сан устраивала кьяку-хики. Мы должны были обманом заманивать в бар старых клиентов, особенно если дела шли не слишком хорошо. По компьютерной базе она выискивала телефоны тех завсегдатаев, которые в последнее время не слишком усердно посещали бар, и делала распечатку. Нам следовало звонить им и, пуская в ход все наши дамские хитрости, льстя и соблазняя, приглашать возобновить визиты. Мама-сан прекрасно знала, с какими клиентами у девушек сложились особые отношения, и соответственно распределяла телефоны. Если девушке удавалось заманить клиента конкурирующего бара, ей причитались комиссионные. После пары недель работы в баре «Сайонара» Мама-сан вызвала меня на работу раньше обычного.

   – Приходи в пять, – сказала она. – Посидишь рядом с Катей, послушаешь ее и сама сообразишь, что надо делать.

   Тогда я знала о Кате немногое. В то время как прочие девушки ничего не имели против того, чтобы завести с новенькой приятельские отношения, Катя держалась с вежливой отчужденностью. Когда я вошла в бар, она уже сидела на стуле, пальцами вертя телефонный провод и визжа в трубку.

   – Господин Кобаяси! Я не видела вас целую неделю! Не заскочите поздороваться?

   Катя замолчала, чтобы услышать ответ.

   – Глупости! – продолжила она распекать невидимого собеседника. – Магический браслет надет на мне прямо сейчас. Я его просто не снимаю, – голос ее стал хриплым, – никогда-никогда, даже в душе.

   Я обратила внимание на ее запястье без браслета и спросила себя, как она объяснит его отсутствие дарителю? Я усаживалась на соседний стул, когда Катя попрощалась, положила трубку и нарисовала в списке напротив господина Кобаяси иероглиф.

   – Этот придет, – сказала она. – По телефону им можно втюхать любое дерьмо. Глаза в глаза лгать сложнее.

   Она говорила на несколько высокопарном английском с восточно-европейским акцентом – на таком языке обычно изъясняются злодеи в фильмах про Джеймса Бонда. Я спросила, откуда она родом, и Катя ответила, что с Украины. Когда я похвалила ее английский, Катя только пожала плечами и стала объяснять, как удержать клиента на проводе больше трех минут. И только много недель спустя Катя рассказала мне о себе.

   Ее мать была англичанкой. В восемнадцать лет она встретила Катиного отца и уехала с ним в Одессу. Мне нравилось это название, Одесса… так и слышится грубое обаяние ледяной водки и меховых шапок. Катя говорила, что на Украине ее мать чувствовала себя несчастной, сходила с ума от одиночества. По-английски там никто не говорил, кроме Кати и ее мужа, который долгое время не мог устроиться на работу. Когда Кате исполнилось двенадцать, мать улетела в Америку.

   – Твоя мать просто взяла и бросила тебя? – спросила я. – И больше ты никогда ее не видела?

   Катя не сводила глаз с винного бокала, который протирала.

   – Ни разу.

   – А хотела бы?

   – Сомневаюсь.

   Я могла это понять. В нашем прошлом много общего, что частично и объясняло нашу дружбу. Мать ни разу не позвонила мне с тех пор, как уехала в Испанию. А я не стала говорить ей, что живу в Японии. Зачем? Это ничего бы не изменило. Впрочем, Катя переживала все гораздо острее.

   В семнадцать она оставила школу и начала работать кассиршей в супермаркете, однако была слишком амбициозной, чтобы смириться с такой бесперспективной судьбой. После двух лет монотонной работы на кассе Катя нашла в местной газете объявление, приглашавшее девушек на работу в Японию. Не важно, что вы не знаете японского, писали в газете, за месяц вы заработаете столько, сколько здесь зарабатываете за год!.. Спустя две недели Катя вместе с двумя подружками оказалась в международном аэропорту Кансай. Сначала ей пришлось туговато – Катя ни слова не знала по-японски, – и довелось даже поработать в одном сомнительном баре для гангстеров из якудзы. Не знаю, по какой причине, однако через три месяца Катя ушла оттуда. Она никогда не рассказывала подробностей, но когда я начинала жаловаться на слишком развязных или надменных клиентов, Катя говорила: «Перестань ныть! Ты даже не представляешь, как хорошо мы здесь устроились».

   Кате тоже хотелось узнать, как я жила до Японии. Я рассказала ей, что изучала японскую литературу, а в Японию приехала после того, как рассталась со своим парнем. Он изменил мне с моей собственной подругой.

   – Драмы – не мой стиль, – сказала я Кате, искренне желая, чтобы так оно и было на самом деле, – поэтому я оформила паспорт и приехала сюда.

   Попав в Осаку, я три дня бродила по аллеям и аркадам квартала развлечений. Меня грызло одиночество, лямки рюкзака впивались в спину. Хотя мой японский был довольно неплох, никто не хотел связываться с иностранкой, у которой на руках только туристическая виза. Днем я волочилась из бара в бар, а ночью возвращалась в молодежное общежитие. Я сыграла несколько раундов джин-рамми с соседями по комнате – австралийцами, пока не поняла, как страстно хочу уединения.

   Бар «Сайонара» я обнаружила на шестом этаже здания, втиснутого в лабиринт баров и частных клубов. Мама-сан внимательно оглядела меня и заявила:

   – Наверное, я смогу устроить тебе регистрацию, будешь втирать им, что ты – учительница английского.

   Я спросила:

   – Кому? Департаменту иммиграции?

   Мама-сан только посмотрела на меня и расхохоталась. В тот же вечер я приступила к работе.

Глава 5
Ватанабе

   Насколько мне известно, я – единственный обитатель гиперпространства. Мозгу млекопитающих потребуется еще несколько тысячелетий, чтобы достичь той трансцендентной вместимости, которой обладает мой мозг. Полагаю, существуют внеземные формы жизни, которым присущ столь же совершенный разум, но в примитивных анналах Земли я – единственный представитель Просвещения. Вы можете решить, что я изощренный лжец или полоумный чудак. Однако позвольте вам напомнить: ничто из рассказанного мною не противоречит природе, кроме вашего невежества.

   С точки зрения трехмерного пространства о лаунж-баре «Сайонара» нельзя было сказать ничего особенного. Группка пронырливых банковских служащих сидела в креслах, дым от их сигар, повинуясь законам броуновского движения, лениво вился в направлении вентиляционных отверстий. Девушки с грацией пантер скользили между столиками с подносами, заставленными напитками и морскими деликатесами. Слышалась оживленная речь: ничего интересного, обычные банальности и ложь. Я стоял на стремянке и протирал дощечки вентилятора – никто не обращал на меня никакого внимания. Моя бейсбольная кепка и заляпанный кетчупом фартук едва ли могли подсказать им, что перед ними – носитель божественного разума гиперпространства. Скоро мне надоело убожество окружения, и я страстно захотел окунуться в чувственную симфонию четвертого измерения, прекрасную и величественную одновременно.

   Я опустил мокрую тряпку в ведро с водой и мгновенно перенесся в глубочайшие колодцы человеческого разума. Онтологическая извращенность устройства вселенной раскинулась передо мной, как на ладони.

   Я был захвачен своим всеведением. Клиенты стали объектами моих персональных уроков анатомии – их тела словно взорвались, блестя внутренностями и обнажая передо мной все свои тайны. Мысли скользили словно светлячки, отбрасывая блики. Электрические импульсы, ускоряясь, бежали вдоль нервных волокон. В гиперпространстве нет ничего скрытого. Я мог бы при желании описать квантовые колебания каждой молекулы воды в этом ведре, определить скорость вращения каждого электрона. Но к чему попусту тратить время? Ваши недоразвитые мозги попросту не воспримут эту информацию. Предлагаю заняться чем-нибудь более существенным.


   За стойкой в ряд восседали служащие корпорации. Один из них – в темно-синем костюме – господин Ямасита, менеджер по экспорту компании «Ясика электронике». У него аллергия на клейковину, поэтому господин Ямасита вынужден жить на вегетарианской диете. Пищеварительные энзимы бомбили остатки зеленого салата, который он ел на завтрак. Он – орнитолог-любитель, кроме того, обожает заказывать по интернету одежду в магазине, специализирующемся на театральных костюмах для актеров-мужчин, изображающих женщин. Господин Ямасита попал в клешни богомола Кати. В ее синих глазах застыла притворная искренность. «Я проработала на этой неделе семь смен, потому что мне отчаянно нужны деньги! Брату предстоит операция по пересадке почки». На Украине у Кати пятеро братьев, работающих на свиноферме, а из проблем со здоровьем у них только сифилис и легкая шизофрения. Господин Ямасита, сентиментальный дурачок, был тронут бедственным положением девушки и обещал ей щедрое пожертвование. В темных, изъеденных раком глубинах души Катя замурлыкала от удовольствия. Она грызла фисташки, кусочек ореха застрял между премоляром и резцом. Катя вытолкнула его языком и проглотила. Орех двинулся по пищеводу к едкому бассейну желудочной желчи.

   По ткани времени-пространства прошла зыбь. В бар стремительно вошла Мэри – прекрасная Мэри с сапфировыми глазами и золотыми волосами. В поисках Мамы-сан она с беспокойством оглядела зал, на языке вертелись оправдания опозданию. Мэри осаждали проблемы: неоплаченные банковские счета и замашки ее отвратительного дружка-некрофила. Однако она нашла время, чтобы остановиться рядом со стремянкой и улыбнуться мне. Нежная кожа губ туго натянулась – красота Мэри поистине совершенна. Пару мгновений ничего другого для меня просто не существовало. В гиперпространстве парила только бесконечность ее улыбки.

   – Ватанабе, привет, – сказала она.

   «Улыбнись же! – твердил мне внутренний голос. – Ну скажи же ей хоть что-нибудь!»

   Голосовые связки не повиновались. В сиянии роскошных золотых волос Мэри прошла мимо и исчезла в раздевалке, оставляя за собой молекулярный вихрь.


   Вчера мне исполнилось девятнадцать. Мои родите ли из низшей реальности трех измерений прислали открытку с пушистым котенком и свою фотографию – вот они стоят в тени хурмы и сверлят меня неулыбающимися взглядами. Зачем мне она? Я и так не забыл, как они выглядят. Отец написал, что ожидает от меня усердия в учебе. Если бы он узнал, что сын его открыл новую эволюционную степень в развитии человечества, мои оценки утратили бы для него всякий смысл. Меня опечалило что отец продолжает судить обо мне с Позиций трехмерной реальности, которая давно уже стала для меня пройденным этапом.

   Я пристроил открытку на полку. Котенок раздражал меня; он будто следил за мной умильными глазками эмбриона. Я вытерпел несколько минут, затем разорвал открытку на мелкие клочки и спустил в унитаз. Обрывки отправились путешествовать в недрах системы сточных вод Осаки. Дрожа, я осел на пол, пристыженный собственной непочтительностью и неблагодарностью.

   С самого раннего детства отец старался закалить мой дух. Он знал, как жесток этот мир, и хотел меня подготовить. Первое столкновение с жестокой реальностью произошло в четвертом классе. Обычно после школы я срезал путь домой, пробираясь сквозь заросли позади футбольного поля. Однажды мне навстречу из кустов выскочили Мисио и Казуо Кану – близнецы, печально знаменитые отчаянной свирепостью, происходившей от рано наступившей половой зрелости, – и принялись лупить меня ранцами. Я так удивился, что даже не сразу почувствовал боль. Несмотря на то, что в ранцах почти не было книг, удары выходил и довольно болезненными. Поразвлекавшись таким образом некоторое время, Мисио принялся стягивать куртку.

   – Ну, давай; урод, – издевался он, – покажи нам, чего ты стоишь! Я согласен пропустить первый удар.

   Солнечный свет падал сквозь листья и дробился на их безжалостных лицах. Мисио отдал куртку брату Казус, который поспешно отступил назад в предвкушении кровавой драки.

   Я онемел. Мои длинные слабые руки безвольно висели вдоль тела.

   – Ну, готов ты или нет?

   Не имело смысла объяснять, что нет. Спустя две минуты я валялся в грязи, словно мокрица, закрывшись руками. Боль разрывала внутренности, на губах и в носу запеклась кровь. Мисио еще пару раз пихнул меня ногой по мягкому месту, прежде чем объявил брату:

   – Готов. Так ему и надо.

   Затем присел надо мной на корточки. Я решил притвориться мертвым, потому что прочел где-то, что подобный прием в минуту опасности используют некоторые представители животного мира.

   – Эй ты, педик, – прошептал мне на ухо Мисио, – через месяц мы снова придем за тобой.

   Они уже удалялись по тропинке, когда в кустах раздался шорох. Листва расступилась, и оттуда вышел мой родитель собственной персоной. Слезы радости заструились по щекам, оставляя грязные дорожки. Это мой отец, и сейчас он вам покажет!.. Он мрачно кивнул близнецам. Они остановились рядом. Отец извлек кошелек и выдал Мисио банкноту в тысячу йен. Близнецы Кану уважительно поклонились отцу и скрылись в кустах, оглашая воздух взрывами дикого смеха.

   – Отец?

   Я не слишком удивился бы, если на месте отца оказался какой-нибудь жестокий самозванец.

   Тень от его фигуры упала на мое лицо.

   – Вставай, Ихиро, – приказал отец. – Какой ужас. У тебя есть месяц, чтобы научиться пристойно драться. Я больше не желаю, чтобы это представление повторилось.

   Некоторые отцы платят за уроки музыки, другие учат сыновей рыбной ловле. Мой же преуспел в том, чтобы настроить меня против окружающего мира. Каждый месяц до самых старших классов – цвела ли сакура, валил снег или палило солнце – близнецы Кану методично избивали меня, и каждый пинок и удар были свидетельством пламенной отцовской любви.

   Кто придумал дни рождения? Глупое тщеславие. Что значат девятнадцать лет перед вечностью? В масштаба» вселенной вся человеческая цивилизация – не более чем мимолетный проблеск. К чему отмечать дни рождения застольями и подарками? Вчера я выбрался через окне моей комнатки на крышу, где и уселся, посасывая шипучую таблетку витамина С и рассматривая коричневатую дымку двуокиси серы, что заволокла горизонт. Я созерцал жителей Осаки – всех двенадцать миллионов девятьсот тысяч четыреста шестьдесят семь человек. Вот служащие суетятся в серых, извергающих нечистоты чудовищах, которые они называют небоскребами. В здании мэрии мэр Такахаси принимает взятку от представителя банка Сумитомо. А вот в Теннодзи босс якудзы в дисциплинарных целях отпиливает ножовкой палец рядовому диссидентствующему бандиту. В студии «НХК» популярная телеведущая Йоко Мори за несколько секунд до прямого эфира втягивает носом дорожку кокаина с карманного зеркальца. Я сидел на крыше несколько часов подряд. Я бы и дольше там сидел, если бы домовладелец господин Фудзи не вывел меня из состояния транса, начав поливать мои ноги из пожарного шланга.

   – Ватанабе, на минутку.

   С металлическим грохотом Мама-сан водрузила корзинку с ножами и вилками на кухонный стол. Мои обонятельные рецепторы уловил вонь ее лавандовой пудры, смешанную с запахом псины. Я отложил нож, которым нарезал грибы сиитаке, и вытер руки о фартук. Мама-сан впилась в меня тяжелым пронзительным взглядом. Там, где у обычных людей морщины, у Мамы-сан были борозды и рытвины. Из-под низкого выреза торчал пышный бюст, так и норовя вывалиться наружу. Как обычно, на руках Мамы-сан сидел ее чихуахуа, господин Бойанж, оставляя белую шерсть на бархате платья. Прижавшись к хозяйке, пес смотрел на меня сверху вниз с высокомерием царственной особы.

   – На тебя снова жалуются, – резко объявила Мама-сан.

   Опять? Что за разборчивые ублюдки эти клиенты!.. Мама-сан вытащила из корзины вилку и повертела ею передо мной.

   – Посмотри на эту вилку, Ватанабе. Как она тебе?

   Свет отражался от металлической поверхности. По мне, так ничего особенного, вилка как вилка. Я скользнул в четвертое измерение. В миллионную долю секунды пространственные барьеры и обычная логика были сметены, а все, что меня окружало, перенеслось в иную, более высокую реальность. Вилка словно распалась на отдельные составляющие, живущие собственной жизнью. Ионы железа вибрировали и колыхались, словно рой мошкары. Даже на молекулярном уровне с этой вилкой все было в порядке.

   – Нормальная вилка, – проинформировал я Маму-сан.

   – Ватанабе! – взвизгнула она, вертя вилкой в опасной близости от моих глаз. – На ней же остатки сыра!

   Я взял вилку и прищурился. Действительно, какая-то твердая субстанция застыла на ручке.

   – Прошу меня простить. Наверное, в посудомоечной машине было мало моющего средства.

   Я склонил голову, демонстрируя раскаяние. Пора мне взять выходной. Постоянное пребывание в гиперпространстве приводит к переутомлению.

   – Ватанабе, я хочу, чтобы ты еще раз перемыл все вилки. Наши клиенты привыкли к высоким стандартам гигиены. А когда закончишь е вилками, смени масло во фритюрнице – нельзя предлагать клиентам бурую картошку фри…

   Мама-сан всерьез завелась. Хотя ее суровые обвинения звучали не слишком приятно для ушей, я не обижался. Я понимал, в чем истинный источник раздражительности хозяйки. Быстрый анализ выявил, что уровень гормонов в ее крови крайне низок. Что поделаешь, начало менопаузы. Подсознательно хозяйку грызло беспокойство – Мама-сан боялась приливов и остеопороза. Она размахивала лопаточкой перед моим лицом и настаивала, чтобы я и ее вымыл заново. Господин Бойанж заливисто лаял, чувствуя свое превосходство. В желудке собаки болтались полфунта паштета из кроличьей печенки, носик от дезодоранта-пульверизатора и небольшая колония ленточных червей. Я переступил с ноги на ногу, наблюдая, как Мама-сан размахивает своей саблей, и еще раз напомнил себе, что ее ярость вызвана неумелыми попытками сохранить контроль над быстро изнашивающимся телом. Внезапно я ощутил жалость. Пусть я всего лишь простой кухонный рабочий, но я молод и владею доступом к величию всевидящего гиперпространства.

   – …и не забудь почистить вытяжку!

   Я кивнул. Мама-сан развернулась и выскочила в бар. Хлопаньем каблуков и высоким турнюром она напоминала кентавра. Наконец-то наступила тишина. Боль прекратила давить на барабанные перепонки. Я вернулся к своим грибам, наблюдая, как нож разделяет поры. В дальнем углу кухни обитало тараканье семейство. Блестя черными доспехами, подергивая зазубренными челюстями, тараканы сновали по плинтусу с глубоко въевшейся грязью.


   За поясом Ориона, далеко за спиралевидными рукавами Альфы Центавра, на самой границе дальнего космоса царила анархия. Силы, что управляют вселенной, восстали и в безумии несли хаос миру физических законов.

   В этом темном углу вселенной располагалась планета – плоская, словно диск. Населял ее вид, называемый омегаморфами. Омегаморфы способны жить только в двухмерном пространстве, что означало, что они совершенно плоские. Говоря «плоскими», я не имею в виду плоскими, как лист бумаги – эти создания в принципе не ведали, что существует третье измерение.

   Несмотря на упомянутый изъян, омегаморфы развили свой интеллект и создали просвещенную цивилизацию. Они перемещались по планете, скользя по плоской поверхности. Подобравшись к краю планеты, они просто переползали на другую сторону.

   Однажды утром омегаморф 245 Эйч-Кью-Кей скользил себе в школу, занятый собственными мыслями, когда внезапно прямо над ним раздался удар грома, породив в небесах эхо. Омегаморф 245 Эйч-Кью-Кей удивился, хотя смотреть вверх он попросту не умел. В его мире не существовало вертикалей. Однако он мог слышать голос, идущий прямо с небес:

   – Приветствую тебя, омегаморф 245 Эйч-Кью-Кей! Я – межгалактический Бог астронавтов третьего измерения. Я пришел, чтобы освободить тебя из твоего скучного плоского мирка!

   Омегаморф 245 Эйч-Кью-Кей заинтересовался. Он-то думал, что третье измерение существует только в комиксах.

   – Я, межгалактический Бог астронавтов, могу вывести тебя на новый уровень реальности! Впрочем, должен предупредить: процесс этот весьма рискованный и зачастую сопровождается головокружением и тошнотой. Из носа может пойти кровь, а в худшем случае тебе грозит безумие.

   Даже если твой разум достаточно крепок, тебе придется несладко. Способности твои уникальны, поэтому ты престанешь быть обычным омегаморфом. По воле случая именно тебе предстоит стать единственным представителем Просвещения среди омегаморфов.

   Идея показалась омегаморфу 245 Эйч-Кью-Кей довольно привлекательной.

   – Итак, счастливец, кем ты хочешь быть: невежественным простофилей или избранным сыном Божества третьего измерения? Говори же! Я дам тебе пару секунд чтобы поразмыслить над этим выбором.

   Омегаморф 246 Эйч-Кью-Кей, не слишком хорошо подготовившийся к лекции по кейнсианской экономике, собирался недолго.

   – Я хочу стать избранным сыном Божества третьего измерения, если, конечно, вы не шутите.

   И вот мир, состоящий из пространства и времени. был отброшен прочь, и омегаморфа 245 Эйч-Кью-Кей с силой впихнули в мир трех измерений.

   В долю секунды он постиг все тайны планеты. Хотя омегаморф по-прежнему был распластан по плоской поверхности, его чувства воспарили в реальность, перпендикулярную этому миру. Он видел планету с высоты птичьего полета. Он наблюдал за приятелями – омегаморфами, тащившимися по своим делам. Омегаморф с ужасом понял, что видит даже сквозь них – все внутренности предстали перед ним в мучительных подробностях. Теперь ничто не могло укрыться от него. Вот мать подрезает бонсай, вот, потеряв игральные карты с Дигимонами, хнычет младший братец. Вся гнусность этого зрелища заставила омегаморфа упасть духом.

   – Или я сошел с ума, или это и есть ад! – возопил омегаморф.

   Своим новым панорамным зрением он впервые смотрел вверх на межгалактического Бога астронавтов третьего измерения. Он видел космический корабль, напоминавший гигантскую серебристую почку.

   – Я передумал, – крикнул омегаморф, – видеть подобное – сущее мучение!

   – Поздно, – отвечал Бог астронавтов. – Теперь тебе придется жить с этим знанием.

   С проникающим в уши гулом космический корабль исчез, оставив омегаморфа 245 Эйч-Кью-Кей наедине с новым пугающим даром.


   История науки и раньше знавала идеи, превосходившие человеческое воображение.

   Однако открытие гиперпространства сродни чувству, которое вы испытали бы, если, проснувшись утром, обнаружили бы, что Земля сорвалась с орбиты и на всех парах несется в открытый космос. Я случайно наткнулся на реальность, которую за два тысячелетия не удосужились отыскать ученые мужи.

   Вскоре я обнаружил, что все научные открытия, которые совершило человечество, не более чем тени действительности. Истина лежит в сфере гиперпространства. Отсюда, из четвертого измерения; все эти кварки и нейтрино кажутся нахальными цирковыми тюленями. Теория всеобщего поля – вожделенный Святой Грааль физиков – смотрелась, словно дебютантка на благотворительном балу. Почему же, спросите вы, я утаивал от людей эту бесконечную мудрость? Почему не делал следующий шаг и не предпринял попыток радикально изменить ландшафт современной физики? Это молчание – не мой выбор. Превращение в более высокую форму жизни проложило бездонную пропасть между мной и остальным человечеством. В человеческом языке просто нет слов, чтобы описать реальность, которую я вижу перед собой. Я могу говорить с бесконечностью, но не имею возможности передать хотя бы тысячную долю своих знаний о ней.


   Мы вдвоем: я и Мэри.

   Я мыл пол и наблюдал, как Мэри движется в промозглом сумраке бара, излучая нежное сияние. Мэри шарила под подушками дивана – с недавних пор это стало ее тайным ритуалом. В прошлом месяце она нашла за подушками купюру в тысячу йен. Темные излучины дивана скрывали множество вещей: золотые запонки, карточки, таблетки виагры. Я должен был сказать Мэри, что она напрасно тратит время, сегодня за диваном валялась только сломанная пластмассовая зажигалка. Но я просто смотрел, как она разочарованно бросает подушки обратно, оставляя на ногтях с французским маникюром пыль и песок.

   В баре играла сентиментальная, инструментальная версия «Норвежского леса» «Битлз», звуки навязчиво лезли в уши. В четвертом измерении загадка музыки тоже была разрешена. Почему крещендо заставляет ликовать дух? Почему минорный аккорд рождает печаль? Музыка просто возбуждала эфир, в котором плавали наши эмоции – метафизические страхи, различимые только в гиперпространстве. Я смотрел, как мелодия на цыпочках забирается в подсознание Мэри.

   Возможно, в моем стремлении к англичанке и был некоторый привкус юношеской одержимости, но это не главное. В школе я влюблялся в девчонок, однако эти влюбленности основывались на внешнем: мне могли нравиться волосы или глаза… Перспектива гиперпространства позволила мне оценить внутреннюю красоту Мэри, сводчатую архитектуру ее мозга. То, как светится ее правое полушарие, когда она левой рукой небрежно выписывает заказ. Когда прочие восхищаются стройной фигурой и светлыми волосами Мэри, я очарован тем, как туго, словно свернувшийся питон, стянуты узлы ее кишечника, как кровь стремительно бежит по артериям…

   – Что-то не так, Ватанабе?

   От звука ее голоса, своим зазубренным краем прорезавшего нежную ткань приглушенной музыки, я вздрогнул.

   – Нет.

   – Просто ты уставился на меня…

   – А, извини.

   Мэри начала выпускать в мою сторону пульсары подозрительности. Я поглубже натянул бейсболку и схватился за швабру. Костяшки пальцев побелели, на ладонях выступил пот.

   – Кстати, положи в машину побольше моющего средства – на стаканах остались пятна.

   Внутренним зрением я проник в посудомоечную машину – уровень моющего средства нормальный, однако я кивнул, поставил швабру в ведро и удалился на кухню.

   Я рывками вытянул шестилитровый контейнер с моющим средством. Когда вернулся в бар, сцена, которую я увидел перед собой, заставила сердце сжаться. Пока меня не было, объявился приятель Мэри. Они целовались. Я замер в дверях, гадая, не повернуть ли обратно, когда Юдзи заметил меня.

   – Привет, Ватанабе-сан. – Он отпустил Мэри. – Как дела?

   Я неопределенно хмыкнул.

   – Пойду возьму куртку, – сказала Мэри.

   Она удалилась, на ходу улыбаясь Юдзи. За весь вечер Мэри впервые улыбнулась так искренне. Меня тут же переполнила боль – тупая, словно от ноющего зуба.

   Юдзи слонялся по бару, крепкие мышцы играли под одеждой. Я утешался зрелищем его ничтожно маленького, словно грецкий орех, мозга и дряблых легких (левое 540 мл смолы, правое: 612 мл).

   – Ватанабе, передай-ка бутылочку саке. Нет, ту, что побольше. Спасибо.

   Юдзи улыбнулся мне, но я не собирался клевать на его дешевое дружелюбие. Мне ничего не стоило пробуравить взглядом туман тестостерона, что заволакивал его мозг, чтобы увидеть, как пренебрежительно он относится к Мэри, как хвастается перед друзьями своей английской шлюшкой. Глубже зарывшись в память Юдзи, я обнаружил сломанное запястье его бывшей подружки и вскипел. Юдзи ухмыльнулся, ошибочно прочтя на моем изменившемся лице дружелюбие.

   – Ватанабе, почему бы тебе сегодня не пойти вместе с нами? Помнишь Айко? Горячая штучка. На прошлой неделе она спрашивала о тебе.

   Я проигнорировал упоминание об Айко. Она работала здесь прошлой осенью. Айко страдала маниакальной страстью к итальянским магическим браслетам «Хеллоу, Китти».

   – Эй, Мэри, ты не против, если мы возьмем с собой Ватанабе? Познакомим его с девушками…

   Юдзи подмигнул мне.

   – Почему бы нет? Будет весело. Мы идем в «Атриум». Хочешь с нами?

   – У меня работа.

   – Об этом не беспокойся. С мамашей я все улажу. Завтра доделаешь.

   Юдзи стал настаивать, его увлекла благая миссия под названием «Пусть Ватанабе потрахается».

   Я отказывался. Настойчивость Юдзи начинала раздражать меня, но тут Мэри, смущенная моим отказом, уговорила его отстать. Они ушли, за двойной дверью исчез смех Юдзи. Жесткий, металлический, пустой смех.

   Больше всего на свете мне хотелось освободить Мэри из эволюционного гетто человечества. Сопровождать ее в путешествии по величественному королевству гиперпространства, познакомить с реальностью, что прячется пол обычными чувствами. Мы могли бы обшиться со скоростью звука, взаимодействуя с помощью физических колебаний. Мы могли бы сломя голову нестись сквозь завораживающие пространства, мы сделали бы четвертое измерение местом для наших игр.


   В гиперпространстве многие космические секреты раскрыты. Сколько ангелов танцует на кончике булавки? Сколько клиентов «Сайонары» носят парик? В четвертом измерении все это, и многое другое, не является тайной.

   Жизнь в качестве всеведущего пророка гиперпространства имеет свои преимущества, но, к несчастью, знание будущего не является одним из них. Я так же принадлежу настоящему, как и прочие люди, и будущее для меня так же скрыто, как и для вас. Можно сказать, что в будущее меня ведет только одна дорога – способность читать в душах других людей.

   На прошлой неделе я увидел отблеск зла в мозгу Юдзи Ояги. С тех пор, вот уже сто семьдесят четыре часа и тридцать шесть минут, я слежу за Мэри. До работы, после работы – постоянно. Я крадусь за ней тощей тенью когда Мэри идет в прачечную самообслуживания и когда кормит уточек в городском парке Осаки. Это может показаться вам навязчивой идеей, но реальная опасность совсем близко. Я должен охранять Мэри. Если что-нибудь случится, я должен быть рядом.


   В «Атриуме» я потягивал пиво, перегнувшись через перила балкона и вглядываясь в беснующуюся толпу подо иной. Сотни прекрасных юных тел. Все двигались в одном ритме, словно заведенные, алкоголь распалял их. Но пеня этим не проведешь. Сияющие лица не могли скрыть зловония, что распространяли отчаяние и нигилизм, которыми было пропитано это место. Мэри в одиночестве танцевала на краю танцпола, ее руки двигались с завораживающей дыхание плавностью. В эти мгновения разум ее был свободен от всего, что тревожило раньше, и заполнен одними эндорфинами. Юдзи вместе с двумя дружками сидел на диване в другом конце клуба. Широко расставив ноги, они изображали всесильных хозяев жизни. Все должно было работать на имидж крутых бандитов. Окружающие должны знать, кто здесь доминирующие альфа-самцы.

   Глянь-ка на этих чокнутых, завидуют, небось, нашей крутизне. В рубашке от Томми Хилфингера я похож на японского Тома Круза.

   Юдзи Ояги, бандитский подхалим, 23 года.

   Когда рука Юдзи вот так прижимается к моему бедру, я чувствую такое… Господи, он сводит меня с ума. Я должен рассказать ему о своих чувствах. Господи, пусть он не отвергнет меня!

   Кензи Ямасита, бандитский подхалим, 26 лет.

   – Нет, мамочка, нет! Я не могу! Не могу подлить отбеливатель в ее чашку! Она такая славная девушка! Она нас не выдаст… НЕТ! Это несправедливо. Я никого еще не любил так, как ее!

   Хирои Мурасаки, охранник бара, 32 года.

   Последив за слабой мыслительной деятельностью Юдзи и когорты его приспешников, я решил, что реальной угрозы нет. Все равно буду слоняться поблизости. Если с Мэри что-нибудь случится, а меня не будет рядом, никогда себе этого не прощу.

Глава 6
Господин Саго

I

   Это снова я. Сижу за кухонным столом и вот уже вторую ночь подряд не могу заснуть. Наблюдаю, как тьма за окном вяло уступает место пепельно-серому рассвету. Снова и снова прокручивая в голове прошлое, я хочу провести границу между сном и явью. Попытаться проанализировать то, что неподвластно анализу.

   Вчера утром я встал в жутком состоянии. Я не спал и не бодрствовал, то и дело просыпаясь в холодном поту: мышцы занемели так, словно по мне протопала целая ватага непослушных бойскаутов. И все же проснулся я, как обычно, в шесть тридцать, вместе с ежедневной утренней радиопрограммой по ритмической гимнастике. Я как раз растягивал коленное сухожилие, когда вспомнил, что вечером забыл погладить рубашку. Достал гладильную доску и, обжигая руки, с ворчанием принялся утюжить мятую ткань. Так мне и надо! Маленькое послабление – и вот что вышло!

   Моя непредусмотрительность стоила нескольких лишних минут. Я покидал дом в спешке, стремясь успеть на электричку в семь сорок пять. Если я ее упущу, следующая будет в восемь тринадцать. Я уже подходил к калитке, но тут мое продвижение замедлилось.

   – Господин Сато, господин Сато!

   Вот не повезло! Госпожа Танака не смогла бы найти худшего времени для своих приставаний. Старушка ковыляла ко мне через лужайку – ее искусственный бедренный сустав, очевидно, не слишком жаловал холод. Тапочки оставляли следы на покрытой изморозью траве.

   – Простите, госпожа Танака, мне некогда. Я очень опаздываю.

   – Всего на минутку! Когда еще я могу поговорить с вами? Вы же не возвращаетесь раньше десяти сорока пяти!

   Госпоже Танаке мои задержки на работе казались бессмысленными. Я же, напротив, все время боролся с собой, чтобы не засидеться совсем уж за полночь. Старушка рассматривала меня, даже не пытаясь скрыть недовольство.

   – Вы выглядите истощенным и анемичным, господин Сато, – прокомментировала она мой внешний вид.

   – Правда?

   – Вот именно «весьма нездоровый вид.

   С каждым словом изо рта вырывалось облачко ледяного морозного воздуха. Я коснулся пальцами лица, словно то, о чем говорила госпожа Танака, можно было обнаружить простым прикосновением. Госпожа Танака зябко куталась в шаль из разноцветных кусочков шерсти.

   – Наверное, вы едите мало мяса. Почему бы вам не пообедать в воскресенье у меня? Я приготовлю хороший бифштекс. А также попрошу мою племянницу Наоко, чтобы она составила нам компанию.

   Госпожа Танака старалась говорить серьезно, но при упоминании имени племянницы по лицу ее проскользнула озорная улыбка. Простодушие моей соседки могло поспорить с ее назойливостью.

   – Наверное, я буду занят…

   – Ерунда. Вы никуда не выходите в выходные.

   – Ну, я должен, я собирался…

   Пытаясь придумать правдоподобную отговорку, я запутался в словах.

   – Вот и превосходно! Приходите в воскресенье в семь тридцать.

   На лице старушки просияла детская радость.

   – Семь тридцать, воскресенье, – с несчастным видом эхом откликнулся я.

   – Да, не забудьте, Наоко любит розовые розы, – добавила она с торжествующей улыбкой.

   Я смотрел, как старушка семенит к дому, настолько плавно, насколько позволял искусственный сустав. На траве оставались два параллельных следа от тапочек.


   Весь день я пытался справиться с мрачным настроением. Как только начинало получаться, я тут же вспоминал о предстоящем обеде, и уныние возвращалось. В довершение всего выяснилось, что Таро, мой стажер, забыл отправить анализ доходности дивидендов в головной офис, как я велел ему еще в четверг. До чего же безответственный мальчишка! Заместитель главного менеджера по работе с персоналом Мураками сам пришел выяснить почему головной офис вынужден ждать данных. Хотя Таро и повесил голову, пока я его отчитывал, он едва ли принял мои слова близко к сердцу. Мальчишка нетерпеливо выслушал лекцию и поспешил вернуться к обычной дневной рутине, состоящей из долгих перекуров и ухаживаний за секретаршей госпожой Хатта. Как-то раз я поймал его за прослушиванием музыки на плеере, спрятанном в ящике стола. Я вздрагивал при мысли, что будущее «Дайва трейдинг» в руках таких, как Таро и ему подобные.

   Мураками-сан заявил, чтобы я не беспокоился – он сам извинится перед головным офисом за задержку сведений. После нашего краткого визита в хостесс-бар Мураками-сан на удивление дружелюбен со мной. Наверное, он был слишком пьян, чтобы помнить мои резкие слова в конце вечера. К моему облегчению, он не стал меня ни о чем расспрашивать, только как всегда загадочно улыбался. Хотя скорее всего я недооцениваю его памятливость. Помнишь твою всегдашнюю присказку: «Умный сокол прячет когти?»


   Я приехал домой в одиннадцать. Чтобы не повторять ошибки сегодняшнего утра, сразу же выгладил все рубашки, что висели в шкафу. Затем, после легкого ужина из риса и соевого супа мисо отправился в кровать. После бессонной ночи я погрузился в благословенную дрему, едва голова коснулась подушки.

   Несколько часов спустя я проснулся и резко сел. Сердце бешено колотилось, словно у ныряльщика, долгое время проведшего на глубине. Будильник показывал 3.19. Дрожа, я попытался вспомнить, что мне снилось.

   Проходили минуты, а кровь все еще шумела в ушах. Я видел тебя, в белом льняном платье, соломенной шляпе и садовых перчатках. Ты была бледна, как привидение. Тем летом мы посадили в саду помидоры. Почему это так расстроило меня? Нет, дело не в тебе. Я зарылся в одеяло с головой. Может, лучше ничего не знать?

   И вот оно пришло. Звук. Низкий, замогильный звук, словно кто-то смычком провел по струнам твоей виолончели. Я вскочил с постели, схватил тяжелое пресс-папье и, подгоняемый адреналином в крови, вылетел из комнаты. Держа пресс-папье над собой, я открыл раздвигающиеся двери.

   Занавески в нежилой комнате были отдернуты. Мягкий лунный свет заливал татами и мебель, отражаясь от полированных изгибов инструмента. Виолончель прислонена к книжному шкафу, величественная и немая в темноте. Смычка нигде не было – наверное, лежит себе в коробке вместе с твоими нотами. Я, убедил себя, что звук, который я слышал, никак не мог быть звуком от прикосновения смычка к струне. Однако, несмотря на простую логику этого утверждения, я еще долго пялился на виолончель, дрожа от холода, для которого моя толстая зимняя пижама была не более чем насмешкой.

   Когда я устал рассматривать виолончель, луна уже сменила положение на небе. Я спустился вниз и заварил чай. Руки тряслись, мне с трудом удалось справиться с чайником и заваркой. Ненасытный холод разыгрался не на шутку, сделав нечувствительными пальцы на руках и ногах.

   Затем наступил рассвет. Чай немного успокоил меня, но страх все еще глодал душу. Я слишком стар, чтобы верить в привидения и тому подобный бред. Ведь это была не ты, правда? Ты никогда не стала бы так издеваться над моим рассудком.

II

   На следующее утро я пришел на работу, накачанный кофе по самую макушку. Взялся за гроссбухи, что лежали на столе, прислушиваясь к тревожному шуму офиса.

   К сожалению, около одиннадцати уровень кофеина в крови начал неуклонно спадать, и даже самое простое действие требовало неимоверных усилий. Переговоры коллег, стук пальцев по клавиатурам казались мне шумом прилива внутри морской раковины.

   Госпожа Хатта заметила мое состояние и тактично предложила, чтобы я пошел домой и отдохнул. Я поблагодарил за участие, однако твердо заявил, что об этом не может быть и речи. Собравшись, я досидел-таки за рабочим столом до шести часов, и тут силы оставили меня.

   На станции метро я вспомнил, что завтра суббота. За выходные я хорошенько отдохну, а в понедельник вернусь в бюджетный отдел «Дайва трейдинг» вполне работоспособным и полезным сотрудником. Все мысли о предстоящем обеде я легко запихнул в дальний угол сознания.

   Я зашел в ярко освещенную подземную галерею магазинов на станции Умеда. Обычно я бываю здесь слишком рано или слишком поздно, а потому редко застаю магазины открытыми. Кругом мелькали одни женщины. Толпы офисных служащих и хихикающих школьниц таскались от прилавка к прилавку. Они вертелись перед зеркалами, прыскали духами на запястье и обменивались впечатлениями о последних модных новинках. Их легкомысленные разговоры навеяли на меня ностальгические воспоминания. Я вспомнил, как радостная и возбужденная ты возвращалась домой с покупками. Как демонстрировала свои приобретения: шелковый шарф или свитер кашмирской шерсти для себя, красивую безрукавку или пару носков – для меня. Как большим пальцем закрывала ценники, чтобы я не увидел цену.

   Не могу описать, как я теперь сожалею о своей тогдашней скупости.

   Около выхода я был атакован продавцом мобильных телефонов – коренастым самоуверенным юнцом с волосами, стоявшими торчком от геля. Измученный и расслабленный, я вяло отбивался от его приставаний, советов и предложений продемонстрировать товар. Юнец размахивал какими-то приспособлениями для мобильных телефонов, забывая упомянуть об исходящем от них вредном гамма-излучении. Наконец я отвязался от него и заспешил к выходу. Внезапно я услышал слабый голосок, еле различимый в грохоте торгового центра.

   – Господин Сато, ведь это вы? Господин Сато?

   Я оглянулся через плечо. Мне виновато улыбалась девушка. Лицо ее было обрамлено блестящей копной каштановых волос, фирменный пакет из универмага болтался в руке.

   – Здравствуйте, вы меня помните? Я работаю в лаунж-баре «Сайонара». Пару недель назад вы заходили к нам.

   Разумеется, я ее помнил. В тот вечер среди девушек в баре она была единственной японкой. Я удивился, что девушка оказалась вполне обычного роста. Вероятно, она выглядела крошечной лишь на фоне тех высоких американок.

   – Да, конечно, помню, вы были так внимательны к нам в тот вечер.

   Внезапно я устыдился своего осунувшегося лица и серых теней под глазами. По сравнению со мной девушка казалась свеженькой, как маргаритка. На ней был симпатичный жакет из коричневого вельвета в мелкий рубчик и модная юбка-шотландка. На ногах красными пряжками сияли туфли.

   – Должен извиниться за свою ужасную память, но я не помню вашего имени.

   – Марико, – отвечала она, – и не стоит извиняться, нас не представили друг другу.

   На нас налетел ураган офисных служащих, направлявшихся к эскалатору в суши-бар. Не желая слушать их галдеж, я подождал, пока компания пройдет мимо.

   – Сегодня вечером вы работаете, Марико-сан? – спросил я.

   – Я работаю, – отвечала она, – каждый вечер, кроме воскресенья.

   – Вы очень много трудитесь! – похвалил я ее.

   Марико замотала головой, отвергая комплимент.

   – Не так уж и много… А вы идете с работы, господин Сато?

   – Да, я иду домой.

   – Вы собираетесь еще раз посетить нас?

   Я покачал головой.

   – Не думаю.

   Марико наклонила голову, на лице ее отразилась смесь недовольства и любопытства.

   – Вот как… А почему?

   Я не знал, что ответить. Мне не хотелось плохо отзываться о ее работе.

   – Я не очень компанейский человек. К тому же равнодушен к спиртному.

   Марико кивнула, очевидно, одобряя мой ответ.

   – Что ж, если передумаете, вас всегда ждут в баре «Сайонара». Совсем не обязательно общаться с хостессами. Если вы просто захотите тихонько посидеть в уголке и послушать музыку, вас никто не побеспокоит. А я приготовлю вам какой-нибудь вкусный безалкогольный коктейль.

   Да уж, с подобными способностями к убеждению она вполне могла бы трудиться в серьезной корпорации, а не проматывать свой дар, работая девушкой на побегушках в хостесс-баре.

   – Вы очень добры. Возможно, я и зайду как-нибудь на днях, – пообещал я.

   Я поправил очки на переносице, виновато сознавая, что вряд ли сдержу обещание.

   Марико просияла.

   – Значит, скоро увидимся. – Она бросила взгляд на часы над магазином «Унигло». Стрелки показывали 6.27. – Прошу прощения, я опаздываю на работу.

   Мы распрощались, и ей удалось выжать из меня повторное обещание посетить бар «Сайонара». Проворно и изящно Марико заспешила прочь, и вскоре ее сверкающие красные пряжки затерялись в толпе.


   Вот так и закончился день. На часах еще не было восьми, а челюсть моя уже болела от зевков. Я решил, что с меня на сегодня хватит.

   Однако, прежде чем отправиться в постель, я зашел в пустующую комнату и обмотал деку виолончели тряпкой Она должна приглушить звук… Нет, только послушай меня! Идиот, совсем потерявший голову от глупых предрассудков!

   Впрочем, если это утихомирит мое разыгравшееся воображение, то так тому и быть. Хоть какое-то логическое объяснение безумию. А мне и вправду пора в постель.

III

   Субботним утром я проснулся, чувствуя себя отдохнувшим и поздоровевшим после двенадцатичасового непрерывного сна. Пока озябший солнечный свет пробирался в окно, я немного посидел за кухонным столом, раздражая язву желудка чашкой крепкого кофе. После завтрака облачился в теплый кардиган и свободные брюки и отправился на приятную пятнадцатиминутную прогулку до хозяйственного магазина. Когда я остановился в дверях, чтобы проверить содержимое почтового ящика, госпожа Танака высунула голову из окна ванной на втором этаже.

   – Доброе утро, господин Сато.

   – Доброе утро, госпожа Танака.

   – Я не могу спуститься, господин Сато. Закрутила бигуди.

   – Не стоит беспокоиться, госпожа Танака.

   – Вчера я купила у мясника говядину. Превосходный кусок. Для завтрашнего ужина.

   – Право, не стоило так беспокоиться, госпожа Танака.

   – Глупости! Чего ни сделаешь для дорогой племянницы и любимого соседа!

   Моя улыбка, несомненно, являла собой образец притворства.

   – Куда вы направляетесь, господин Сато?

   – Купить краску. Собираюсь покрасить потолок в гостиной.

   Губы госпожи Танаки сжались в узкую недовольную линию.

   – Вы совсем не отдыхаете!

   – Вовсе нет.

   – Хорошо, ровно в семь тридцать. Не забудьте.

   – Не забуду, госпожа Танака.

   Старушка уже почти скрылась из поля зрения, но тут, очевидно, что-то вспомнила – в окне снова появилась голова, украшенная гирляндой бигуди.

   – И не забудьте, розовые!


   День проходил по намеченному плану. Я посетил магазин хозяйственных принадлежностей, где купил краску «Магнолия». Затем заказал несколько бордюрных плиток с ирисами для ванной комнаты. Будет чем заняться в следующую субботу. Очень важно все время быть занятым. Вот ты, например, подобно прочим домохозяйкам, никогда не коротала время за просмотром бесконечных мыльных опер. Обычно ты вязала крючком, пекла торты или учила испанские глаголы. Пример, достойный подражания. Вернувшись домой, я накрыл мебель и татами бумагой и приступил к работе.

   Сумерки упали так же незаметно, как незаметно скапливается пыль на мебели. Только что было светло, прошло всего несколько мгновений, и я понял, что крашу в темноте. Я включил свет и к семи часам вечера завершил работу. Немного постоял, одобрительно глядя на дело своих рук. Оттенок не особенно отличался от предыдущего, но мне всегда нравилась новизна.


   После ужина в доме стало особенно тихо. Тишину только подчеркивали гул холодильника и редкие капли воды, падавшие из крана. Я устало потащился в ванную – хотелось согреть занывшие суставы. Там вытащил пробку и открыл краны с горячей и холодной водой, рукой проверяя температуру.

   Я почти успел расстегнуть кардиган, как внезапно замер на месте. Закрыл краны и прислушался. Далекое клацанье шлагбаума на переезде, скрип задней двери, нежный стук ветряных бамбуковых колокольчиков. Ничего больше. Я нагнулся над ванной, намереваясь продолжить мои приготовления, и снова замер. На сей раз я слышал его отчетливо. Скрип половицы в пустующей комнате. Низкий, мучительно долгий скрип.

   На нетвердых ногах я вышел в переднюю, где постоял немного в желтоватом искусственном свете. Старый дом, успокаивал я себя. Древние деревянные половицы. Они ослабли, расширились и потому реагируют на малейшее вмешательство, на малейший ток воздуха.

   Еще один скрип, еще один сердечный перебой. Я чувствовал, как бешено стучит пульс под кожей. Босой и липкий от пота, я медленно двинулся в направлении нежилой комнаты.

   Из-за стеклянной двери шел низкий, царапающий звук, словно по камышовому татами тащили что-то тяжелое. Этот звук попирал все основы моей веры. Приняв внезапное решение, я безрассудно раздвинул двери.

   Казалось, пустая комната глумится над моими страхами. Виолончель была прислонена к книжному шкафу и выглядела так же невинно, как и предыдущей ночью. С тех пор в комнате изменились только тени – теперь они залегали под тупыми углами и казались темнее. Гнев уступил место облегчению, а затем – страху. Я пообещал себе, что непременно схожу к врачу. В понедельник возьму выходной. Пора прекратить эту пытку.

   Забыв про ванную, я спустился вниз, надел мокасины, пальто и вышел на улицу.


   Я нерешительно топтался у входа в бар. В животе словно порхали громадные бабочки. Я боялся, что, если открою рот, бабочки вылетят наружу. Что меня дернуло прийти сюда? В одиночку! Я уже готов был спасаться бегством, как дверь отворилась.

   – Добрый вечер! Что желаете?

   Это была Стефани из Флориды, сегодня она заколола рыжие волосы на макушке. Мне понравилось, что Стефани сменила обтягивающий черный наряд на скромное жемчужного цвета шелковое платье, которое скрывало фигуру от шеи до лодыжек.

   – Постойте, вы приятель Мураками-сан!.. Зайдете?

   – Да, благодарю вас.

   Я снова обрел способность связно излагать мысли.

   Стефани взяла меня под локоть и мягко втолкнула внутрь. Тяжелые стеклянные двери захлопнулись за нами. Когда Стефани заскользила передо мной, оборачиваясь и с улыбкой показывая дорогу, я покраснел до самых ушей. Платье Стефани, такое скромное спереди, полностью обнажало спину. Ее плечи и все до единой косточки позвоночника были выставлены на обозрение. Оранжевые веснушки плясали по спине от затылка до низкого выреза сзади.

   – Хотите посидеть в баре? – спросила она.

   – Бар так бар, спасибо.

   В баре было тише, чем в мой первый визит. Очевидно, бизнесмены и служащие корпораций проводили выходные вместе с семьями. На сцене какой-то американец с челкой а-ля Элвис Пресли играл на клавишных. Его наряд представлял собой плод неудачного союза пиджака из змеиной кожи и белой футболки. Певец выкрикивал йодлем в микрофон:

   – Боб, боб, боб, а-а-а! Оу, боб а-а-а! Оу, боб а-а-а…

   Перед сценой, среди разноцветных кругов света, девушка-хостесса медленно танцевала в объятиях клиента, в его ухмыляющемся рту торчала сигара.

   – Вам пригласить кого-нибудь? – спросила Стефани, когда я уселся на стул перед барной стойкой.

   Мысли мои обратились к Марико. Я вспомнил симпатичные туфли с красными пряжками, в которых она была в подземном супермаркете.

   – Нет, благодарю. Я просто посижу и послушаю песни, которые поет этот американский джентльмен. Ваши девушки и так заняты.

   Стефани мягко улыбнулась. Я обратил внимание на ее глаза: зеленые и прозрачные, словно ментоловые леденцы от кашля.

   – Как угодно. Но если вы решите с кем-нибудь поболтать зовите меня. Не смущайтесь!

   Она сжала мое плечо – довольно крепко, а ведь мы почти не были знакомы – и заскользила прочь. Множество глаз наблюдали за продвижением ее веснушчатой спины.

   На сцене Элвис срывался в фальцет. Он непристойно вертел бедрами, в то время как носки остроносых туфель отбивали ритм. Раздавался гул голосов, то и дело слышался смех девушек – звонкий, словно хрустальные колокольчики. Хотя я был не слишком привычен к подобному окружению, атмосфера бара успокоила меня. Отсюда мое поспешное бегство казалось смешным. Словно старик, испугавшийся собственной тени! Что бы сказали эти люди, если бы узнали о моей трусости?

   – Господин Сато!

   Я обернулся и увидел, что Марико улыбается мне через стойку. На лице ее было написано неверие.

   – Господин Сато, неужели вы решили прийти?

   – Да. Вы должны извинить мой неряшливый вид, я действовал под влиянием минуты.

   – Вы прекрасно выглядите, – уверила меня Марико. – Что будете пить, господин Сато?

   Я выбрал в меню безалкогольный коктейль под названием «Голубая лагуна». Мэри тут же его и приготовила. Движения девушки были ловкими и изящными. Сегодня она надела бежевое платье без рукавов, а волосы прихватила широкой лентой. Я улыбнулся, когда Марико предложила мне субстанцию бирюзового цвета, дополненную тропическими зонтиками и вишенками. Единственный глоток – и ошеломляющая сладость коктейля заставила мои вкусовые рецепторы сжаться.

   – Сегодня вы красили, – заметила Марико.

   – Действительно, красил, – удивился я. – Откуда вы знаете?

   – На очках брызги.

   Я снял очки и обнаружил, что Марико права. Почему я раньше не заметил того, что все время буквально маячило у меня перед носом? Я безуспешно попытался протереть линзы, только добавив к брызгам отпечатки пальцев. С покорным видом я водрузил очки на нос. Марико хихикнула, забавляясь моей растерянностью.

   – А вам известно, что краска у вас также и на мочках? Я снова вздохнул.

   – Что ж, это научит меня не выходить из дому, предварительно не посоветовавшись с зеркалом.

   Мы рассмеялись, и я еще раз отхлебнул свой сироп.

   – Вы без господина Мураками?

   – Да, – ответил я, надеясь, что она не станет выпытывать подробности.

   Марико оказалась девушкой понятливой.

   – А знаете, господин Сато, у вас нет кансайского акцента. Могу я спросить – откуда вы родом? Из Токио?

   – Верно, из Токио. Я переехал в Осаку в восемьдесят четвертом.

   – Я так и думала! – совсем по-детски обрадовалась своей догадке Марико. – А что привело вас сюда?

   – Умирала мать моей жены. Мы переехали, чтобы жена могла ухаживать за ней.

   – Ах, простите.

   Марико опустила глаза, расстроившись, что невольно вмешалась в чужие семейные дела.

   – А потом мы решили остаться. Моя жена выросла здесь. Она всегда говорила, что Осака – самый дружелюбный город в Японии, а токийцы слишком чванливы.

   Марико хихикнула, застенчиво приложив палец к губам.

   – Не может быть, господин Сато! Про вас такого никак не скажешь!

   От удовольствия я покраснел, хотя был совершенно уверен, что коллеги по работе вряд ли согласились бы с Марико.

   – У вас тоже нет кансайского акцента, Марико-сан. Откуда вы родом?

   – Префектура Фукуока. Глухомань. Вы даже не назвали бы это место деревней. Мой отец выращивал рис.

   Удивительно, сколько информации может содержаться всего в нескольких словах! Деревенские жители гораздо консервативнее городских и с большой подозрительностью относятся к городам. Ни один фермер не отпустил бы дочь работать в хостесс-баре. Скорее всего Марико уехала в город без родительского позволения или просто скрывает от родителей род своих занятий.

   – Фукуока. Должно быть, на праздники вам приходится проделывать длинный путь домой.

   – Нет, я предпочитаю оставаться в Осаке.

   – Вы приехали в Осаку в одиночку?

   – Более или менее.

   Что за уклончивый ответ! Мне хотелось знать, как Марико покинула Фукуоку, но тут ее окликнул пьяный джентльмен в противоположном углу бара. Он требовал чая со льдом. Как обычно, я решил, что любопытствовать дальше будет слишком грубо. Если слишком раскачать заросли бамбука, можно выманить оттуда змею. Теперь на танцполе отплясывали уже две пары – бойко и не в такт. Одной из девушек оказалась Мэри из Англии – ее светлый хвостик болтался из стороны в сторону, когда девушка тряслась в ритме рок-н-ролла. Элвис завелся не на шутку: каблуки яростно отбивали ритм, словно отбойный молоток, а тело дергалось. Над верхней губой певца блестела испарина.

   – О-о-о, у-о-о, о-о-о, и-и-и! О-о-о, и-и-и! О-о-о, у-о-о…

   Я повернулся к Марико, чтобы спросить, что это за странный американец, но она исчезла. Через несколько секунд девушка появилась из кухни с тарелкой, на которой лежала деревянная шпажка. Куски курицы чередовались с обжаренными на гриле зеленым перцем и помидорами.

   – Ватанабе сделал лишнюю порцию кебаба. Угощайтесь, – предложила она.

   – Не могу, – отказался я. – Охотно верю, что это очень вкусно, но я уже пообедал. Нет ничего хуже, чем есть без аппетита.

   Тут лицо Марико расплылось в блаженной улыбке, словно в камин подбросили дрова.

   – Наверное, вы готовите сами? Я просто потрясена Мой отец и брат подходили к плите только для того бы зажечь сигарету.

   – Какой стыд! Приготовление пищи – превосходное занятие!

   – Согласна. Все мужчины должны научиться готовить. Особенно если живут одиноко, как вы.

   Что-то здесь не так. Я попытался вспомнить наш предыдущий разговор.

   – Марико-сан, – спросил я, – откуда вы знаете, что я живу один?

   Марико заморгала, улыбка сползла с лица. Она стала наматывать на палец выбившуюся прядь.

   – Разве вы не упоминали об этом? – спросила она.

   – Нет.

   – Разве вы не говорили о своей жене? Не могу объяснить, почему я подумала…

   Я успокоился. Порозовевшая Марико принялась протирать барную стойку. Должно быть, ей сказал Мураками-сан. Он рассказал ей все, что знал о нас с тобой.

   Марико издала нервный смешок.

   – Простите. Мне не стоило вмешиваться…

   – Я не делаю секрета из того, что живу один, – улыбнулся я, стремясь рассеять ее смущение.

   Она наверняка слышала то, что обо мне болтают. Разве Марико виновата в том, что у нее есть уши?

   – Еще коктейль?

   – Нет, спасибо. Я должен идти домой.

   Казалось, мой ответ расстроил Марико.

   – Уже? Еще ведь так рано…

   В это мгновение перед ней возникла Стефани, помахивая листочками с заказами.

   – Марико, не сбегаешь на кухню передать Ватанабе заказы?

   Марико выхватила листки, не обращая внимания на удивленно приподнятые брови Стефани.

   – Подождете минутку? – спросила Марико с мольбой. – Я быстро. Хочу кое-что рассказать вам.

   Я кивнул. Однако стоило ей скрыться из виду, я взял пальто и вышел из бара.

Глава 7
Мэри

   Я проснулась под шум радио. На постель падали лучи нежаркого солнца, простыня обвилась вокруг тела, словно лиана. Несколько секунд я лежала неподвижно, силясь понять, где нахожусь. Пустые сигаретные пачки и недочитанные дешевые романы в бумажных обложках усеивали татами, в ногах матраца маячило алое пятно – туда я вчера швырнула платье. Сегодня мне опять снилась работа. В последнее время она снилась все чаще.

   Взгляд на будильник подсказал, что большая часть дня уже позади. Я натянула измятую футболку и босыми ногами прошлепала на кухню. Марико, в полосатой косынке и аккуратной юбочке похожая на домохозяйку, стояла у плиты, тряся шипящую сковороду.

   – Привет.

   Марико вздрогнула и обернулась – одна рука сжимает лопатку, другая прижата к сердцу.

   – Мэри, как ты меня испугала!

   – Прости.

   Я привстала на цыпочки, пытаясь разглядеть, что она готовит.

   – Шпинат и баклажаны. Попробуй, тебе должно понравиться, если любишь…

   Остаток фразы проглотил шум вытяжки и пар, так как Марико снова отвернулась к плите. Я примостилась у кухонного стола и вытащила сигарету из смятой пачки «Лаки страйк». Марико положила в чашку рис и поставила ее передо мной.

   – Спорим, ты проголодалась, – сказала она. – Не стоит курить на пустой желудок.

   Марико выставила на стол суп мисо, лакированные палочки и тарелку с овощами. Мне показалось, что ей не хотелось есть в одиночку, поэтому она исхитрилась приготовить еду к моему пробуждению.

   – Мама-сан уже выяснила, почему вчера сработал тревожный сигнал? – спросила я.

   – Сломали пожарную сигнализацию в коридоре. Наверное, кто-то из ее врагов.

   – А кто ее враги? – заинтересовалась я.

   – Да кто-нибудь из девушек, раньше работавших в баре…

   Я была в кабинке караоке, когда проникновенное исполнение клиентом «Ближе к тебе» прервал визг пожарной сирены. Через секунду включились разбрызгиватели под потолком. Все заметались. Престарелый миллионер, сидевший рядом со мной, учащенно задышал. Он все повторял: «Землетрясение? Это землетрясение?», в то время как Катя поглаживала его по руке и успокаивала, словно неразумного ребенка – в этом она мастерица. Побледневшая как смерть Мама-сан выводила людей из бара. Напуганные и промокшие бизнесмены и служащие корпораций – не самые щедрые клиенты.

   Визг сигнализации заставил воздух сгуститься. Люди прижимали руки к ушам, а я не обращала на звук никакого внимания. Вода, падавшая из отверстий в потолке, освежала, словно ливень в душный полдень. Зная, что никто на меня не смотрит, я закрыла глаза и подставила лицо под струи.

   – Я знала, что опасности нет, – сказала я Марико, – почему-то я решила, что это была…

   Я никак не могла подобрать нужное слово, сегодня мой активный словарь спал, свернувшись клубочком.

   – Учебная тревога, – подсказала Марико.

   Она сложила ладони перед собой и произнесла благодарственную молитву. Я повторила слова молитвы за ней и набросилась на еду. Там, где овощи соприкасались со сковородкой, мякоть баклажана стала цвета индиго.

   – А я была уверена, что мы горим, – заметила Марико. – даже почувствовала запах дыма. Успела вспомнить присказку: «Для смерти есть места и получше, чем хостесс-бар».

   – Для работы есть места и получше, чем хостесс-бар, – в тон ей ответила я.

   Марико улыбнулась, на щеках образовались ямочки.

   – Три месяца, – сказала она, – и я смогу выплатить долги отца, а затем вернусь в Фукуоку.

   – Через три месяца и меня здесь не будет, – заметила я. – Давай устроим совместную прощальную вечеринку?

   Я ела в два раза быстрее, чем Марико. Затем воткнула палочки в остатки риса – палочки стояли прямо, словно деревянные ходули. Я отпихнула пиалу и взяла сигарету. Марико подняла глаза от края чашки, из которой пила, и, расплескав свой суп на стол, быстрым движением вытащила мои палочки.

   – Никогда так не делай, – строго сказала она, словно я по ошибке включила фен в радиорозетку. – Плохая примета… Так мы предлагаем рис умершим.

   – Я не суеверна, – пожала плечами я.

   – А им все равно, – ответила Марико, – суеверна ты или нет.

   Марико вновь принялась есть суп. В комнате стало тихо – только тикали часы да слышалось недовольное цоканье.

   Для Марико работа в баре не была первой работой в ее жизни. Сначала она была учительницей младших классов. Через год после того, как Марико стала работать в школе, на ферме ее отца начались проблемы. Ему пришлось взять большой заем, и Марико устроилась в бар, чтобы помочь семье выплачивать ежемесячный взнос. Марико никогда не уточняла, чьим это было решением, ее или отца.

   В баре Марико пользовалась успехом, хотя никогда не пыталась заигрывать с клиентами или провоцировать их на сексуальные отношения. Ее свежесть и естественность, а также принятая на себя роль официантки и советчицы, составляли секрет Марико. Некоторые клиенты шли в бар вовсе не за сексуальным стимулом, им хотелось, чтобы с ними понянчились, словно с маленьким детьми. Хотелось отвлечься от жесткой борьбы за выживание в своих фирмах и корпорациях. В то время как я пыталась развеять мрачность клиентов игрой с напитками, Марико внимательно выслушивала их нытье и несколькими искусно подобранными словами умела убедить клиентов в том, что их проблемы не стоят выеденного яйца.

   Я все время забывала, что Марико – еще подросток. Меня поражало в ней отсутствие интереса к музыке, моде, сверстникам – в ее годы эти увлечения занимали все мои думы. Целыми днями Марико могла гулять по улицам или смотреть телевизор. Она готовила еду, убиралась в квартире, всегда была приветлива и ненавязчива. Единственный раз я видела, как Марико вышла из себя. В четыре утра Юдзи курил косячок на кухне. Марико выскочила из комнаты в пижаме с песиком Снупи на груди и заявила, что не потерпит в своем доме наркотиков. Юдзи так удивился ее гневу, что тут же загасил сигарету и стал сбивчиво извиняться. Впрочем, Марико не возражала против курения. Она говорила, что привыкла к табачному дыму, потому что в ее семье все курили. Иногда, приходя с работы, я находила свои пепельницы вымытыми и высушенными.


   После того как я приняла душ и переоделась, мы с Марико отправились на работу. Дождь только начался, и мы постояли в фойе, рассматривая море зонтов внизу. Затем все-таки вошли в пропахший сыростью лифт. На шестом этаже не было окон. При желании мы могли представить себе, что на улице солнечно, как в Дубае, и это было самым мудрым решением.

   Моя смена началась в баре, где я смешивала напитки и перебрасывалась короткими фразами с одинокими посетителями, сидевшими у стойки. Сегодня на сцене пел японец в ковбойской шляпе. Я протирала пепельницы и наблюдала за ним в неверном желтоватом свете ламп. Печальные «Деревенские дороги» Джона Денвера неожиданно заставили меня испытать укол тоски по Англии.

   Пару часов в баре царило затишье. Я смешивала виски для толстого главы строительной фирмы и без устали потчевала его закусками по запредельным ценам. Он спросил меня, умею ли я пользоваться палочками, и я, играя, достала палочки и продемонстрировала свое умение, перенеся арахис из одной чашки в другую. Тогда он спросил меня, приходилось ли мне трахаться с японцем, на что я вежливо рассмеялась и заметила, что это мое личное дело. Кондиционер работал на максимуме, однако на лице клиента блестел пот.

   Около девяти часов к клиентам вышла Мама-сан. Она останавливалась у каждого столика, болтала и смеялась, в шутку интересуясь, умеют ли ее девушки подать себя. Десятилетия работы в баре не прошли даром: Мама-сан обладала чудовищной интуицией, кто-кто, а уж она-то умела влезть собеседнику в душу. Знала, когда следует расспросить клиента о семье, когда закатить глаза при упоминании о старых добрых временах, когда отпустить непристойную шутку, а когда и посетовать на величину индекса Никкей или политику правительства. Чувствовалось, что в свое время Мама-сан была одной из самых ярких и талантливых представительниц своей профессии.

   Мама-сан остановилась у бара. Господин Бойанж прижался к ее кремовой шелковой блузе. Хозяйка поздоровалась с боссом строительной фирмы, взвизгнув, словно длиннохвостый попугай.

   – Мията-сан! Сколько лет, сколько зим! Как поживает маленький Такима-чен? В школе учится? Уже? Как быстро растут дети… А как ведет себя Мэри-чен?

   Мама-сан ущипнула меня за талию и сказала, что я слишком костлявая. Я притворно рассмеялась. В отместку я взъерошила челку господина Бойанжа.

   – Какой славный песик! – проворковала я.

   Мама-сан захихикала, словно такой обмен любезностями был для нас самым обычным делом. Провести господина Бойанжа, однако, оказалось не так легко. Пес уставился на меня черными мстительными глазками.

   – А как ваш сын? – осведомился глава строительной фирмы. – Должно быть, уже в колледже учится.

   – В колледже? Боже упаси! – Мама-сан издала колючий смешок. – Юдзи работает курьером на мотоцикле.

   Строительный босс одобрительно кивнул.

   – Умный парень, – сказал он. – Зачем тратить время в колледже, когда можно набраться опыта и знании прямо в деле? К тому же красавчик. Держу пари, девушки так и вешаются ему на шею.

   Мама-сан рассмеялась.

   – Да эти куклы Барби ему проходу не дают! У него столько подружек, что мне пальцев на руках не хватит, чтобы сосчитать. А ему, негоднику, на всех наплевать, он ведь еще так молод!

   Улыбка сползла с моего лица. Мама-сан пожелала строительному боссу приятного вечера и направилась к столику Кати. Я наблюдала, как она приветствует клиента, как широко улыбается ему, как трясутся от смеха ее телеса под тонким шелком блузки. Какое мне дело до того, что она говорит или думает? Она ошибается, если думает, что у нее хватит сил выпихнуть меня из жизни Юдзи.

   Строительный босс начал рассказывать увлекательную историю о том, что ему приходится каждый вечер проходить шесть километров с грузом на спине, что для него это сущий ад с его-то замедленным метаболизмом, а пивной живот и не думает исчезать.

   – Я также привязываю двухкилограммовый груз к каждой лодыжке, – добавил он.

   Через плечо я видела, как Мама-сан направляется в свой кабинет, а за ней с видом провинившейся служанки шагает Катя. Мама-сан приглашала девушек в кабинет во время смены, только если они в чем-нибудь серьезно провинились. (Так однажды Сандрин заявила, что не собирается больше работать вместе со школьницами-малолетками.) Чувство самосохранения Кати, впрочем, не позволит ей выдать что-нибудь подобное. Дверь кабинета Мамы-сан а через минуту снова открылась. Катя вышла с пылающими пятнами на щеках – по всему было видно, что ее гордости нанесен удар. Она направилась к выходу. Я извинилась перед клиентом и последовала за ней.

   Катя с искаженным лицом стояла перед лифтом, беспрестанно нажимая на кнопку. Кабель жалобно скрипел где-то между этажами.

   – Катя, куда ты? – спросила я.

   – Вниз. Если этот лифт когда-нибудь придет. Хотя скорее всего я тут успею превратиться в такую же старую злыдню, как Мама-сан.

   С металлическим стуком двери лифта открылись. Наши фигуры отражались в полированных стенах: я с серебряными кольцами в ушах и высоким хвостиком, Катя с блестящими черными волосами и гибкими обнаженными плечами в платье без бретелей.

   – Что случилось? – снова спросила я. – Тебя выгнали?

   Катя повернулась ко мне. Ее макияж, такой яркий и соблазнительный в темноте бара, в голом свете коридора казался вычурным и безвкусным. Фиолетовые тени, розовые румяна… хотелось взять салфетку и стереть всю эту краску.

   – Да нет, все не так страшно. Сегодня вечером Мама-сан ошиблась – поставила в расписание лишних девушек, поэтому она позвала меня и заявила, что я зря пришла сегодня на работу.

   – А ты уверена, что сегодня должна была выходить?

   – Абсолютно. Мой выходной – в воскресенье, а никак не сегодня.

   Двери лифта захлопнулись. Катя ругнулась на родном языке и снова нажала на кнопку вызова.

   – Ты сказала ей? О том, что ты была в расписании? – Я покачала головой. – Она ужасно к нам относится. Неудивительно, что все здесь ее ненавидят.

   Катя вздохнула и нервно застучала каблуком по полу.

   – У меня нет рабочей визы, так что не стоит высовываться. К тому же, куда мне угнаться за Мамой-сан? Просто она решила сегодня на мне сэкономить.

   Катя посмотрела на меня, тряхнула головой и рассмеялась.

   – Не расстраивайся, Мэри. Это же меня отправил, домой, не тебя. По крайней мере, отдохну, посижу перед телевизором. А то время, что я уже отработала, мне оплатят. Если не хочешь нарваться на неприятности, возвращайся в бар…

   Катя пожала мне руку и шагнула в кабину лифта.


   После Катиного ухода мое настроение стремительно упало. За время моего отсутствия в баре произошла перестановка – на моем месте в баре стояла Марико. Она сказала, что я должна пойти к тем молодым бизнесменам, с которыми была Катя. Я решила не особенно распинаться перед ними – главное, чтобы хозяйка не увидела. Я без конца зевала, подливала себе виски и почесывала комариный укус на ноге, нарушая таким образом все установленные правила поведения. Мои клиенты смущенно хихикали. Оказалось, что они – учителя начальной школы, приехавшие в Осаку на семинар по обучению детей с трудностями в развитии. Они порадовали меня своим эксцентричным английским (я играю караоке каждый вечер, потому что здесь я есть холостяк), и помимо воли я почувствовала к ним симпатию. Закончила я тем, что стала учить их английской колыбельной, чтобы они пели ее своим детям.

   Скоро кантри-певец упаковал гитару, а учителя начальных классов, довольные и подвыпившие, собрались уходить. Они выложили тридцать пять тысяч йен, даже не пикнув, и поблагодарили меня за «очень много хорошего времени». Я проводила их до лифта и махала рукой, пока дверцы не скрыли их улыбающиеся лица. Я осталась в коридоре одна, и тут на меня навалилась усталость.

   Свинцовыми ногами я поплелась на кухню. В углу Ватанабе натирал сыр, украшая какое-то произведение искусства из кетчупа, майонеза и еще бог знает чего. С глазомером у него точно проблемы: рядом с мусорной корзиной валялись пустые коробки из-под молока, яичные скорлупки, овощные очистки. Уж на что я не чистюля, однако эта картина проняла даже меня.

   – Привет, Ватанабе, – сказала я.

   Узнал ли он меня, или мне только показалось?

   – Не дашь мне чего-нибудь пожевать? Я бы не отказалась от бутерброда.

   Ватанабе кивнул, на левой щеке задергался нервный тик. Он шлепнул масло на хлеб, а сверху добавил сыра бри. Когда Ватанабе протягивал мне бутерброд, аккуратно разрезанный на четыре треугольника, глаза его блуждали по плиткам пола. Я взяла бутерброд, даже через тарелку чувствуя его лихорадочный пульс.

   Я откусила, пожевала и проглотила.

   – М-м-м… а вкусно-то как…

   Затем вернулась в бар. Уходя, я оглянулась. Ватанабе бросал в корзину помидор. Помидор шмякнулся об стену, оставив семена и мякоть на полу. Да уж, в школе Ватанабе явно не слишком утруждал себя на уроках физкультуры.

   В баре я присела на ножной табурет, с которого так удобно доставать ром и амаретто с верхних полок, и принялась жевать бутерброд. Пришла Елена и сказала, что в комнате для караоке меня ждет клиент. С набитым ртом я объяснила ей, что берегу свои таланты для передачи «Алло, Япония, мы ищем таланты!», и предложила пойти вместо меня.

   – Они заказали именно тебя, – с непроницаемым выражением на лице ответила Елена. – Тебя и Катю.

   – Катя ушла домой, – сказала я. – Не хочешь пойти со мной?

   Однако Елену мое предложение не соблазнило. Она показала на часы и заявила, что ее смена заканчивается через пять минут. Еще сказала, что предпочитает держаться подальше от якудзы, ведь у нее подрастает сын.

   – …а тебе ведь гангстеры по душе? У одного из них повязка на лице. Спорим, ему в лицо попала пуля. Весьма сексуально.

   Я вздохнула и встала с табурета.

   Еще часок разговоров меня не убьет. Я обошла последних оставшихся в баре пьяниц, от их сигарет протянулись дымные ленты. Где-то Пасти Клин тихо напевала «Сумасшествие», заставляя меня ностальгировать по иным местам и временам. За одним из столиков шла яростная карточная игра, слышался стук ладоней о стол.


   Первым в окне будки караоке я увидела парня в бинтах. Он напряженно застыл в кресле, сложив руки на коленях. Левую часть лица скрывала пухлая повязка, зафиксированная пластырем. Над повязкой торчал хохолок, словно черный пух от одуванчика.

   Его компаньон помахал мне рукой. Меня чуть не вырвало, когда я узнала босса Юдзи, Ямагаву-сан. Я толкнула дверь, удивляясь про себя – что потерял в баре «Сайонара» глава якудзы?

   Мужчины встали, чтобы приветствовать меня – такие внушительные в темных костюмах от дорогих модельеров. Напарник Ямагавы-сан был молод, на вид я дала бы ему чуть больше двадцати. Больничная белизна повязки контрастировала с загорелой кожей открытой части лица. Я низко поклонилась.

   – Ямагава-сан! Добрый вечер! Первый раз здесь?

   – Добрый вечер, Мэри. Простите, что позвали вас так поздно. – Голос Ямагавы звучал мелодично и тепло. – Мы решили, что хватит напиваться вдвоем. Хиро, что я тебе говорил? Прекрасный японский и поет замечательно. Везунчик Юдзи.

   – Не стоит извинений, – запротестовала я. – Еще совсем не поздно. Я рада, что вы зашли.

   Ямагава-сан бросил взгляд на дверь.

   – А Катя к нам присоединится? – спросил он.

   – Боюсь, сегодня вряд ли, – ответила я. – Я могу сбегать за кем-нибудь еще, если пожелаете…

   Улыбка Ямагавы обнажила золотые моляры. Он положил руку на плечо компаньона.

   – Не стоит, обойдемся сегодня без украинок. Присаживайтесь, Мэри. Позвольте представить вам Хиро, моего блудного сына.

   На мгновение я решила, что Ямагава-сан имеет в виду своего настоящего сына, затем вспомнила, что он называет сыновьями всех, кто на него работает.

   – Приятно познакомиться, – сказала я.

   Хиро протянул руку, и мы обменялись молчаливым рукопожатием. На лице его не отражалось никаких чувств, и это пустое выражение погасило мою улыбку. Я успела заметить, что он довольно красив. Повязка прикрывала рану целиком и не давала возможности судить о ее происхождении. Ожог? Порез? Уцелел ли левый глаз? Меня терзало нездоровое любопытство.

   – Итак, – начала я, садясь напротив, – что вы будете пить?

   Кожа дивана приятно холодила лодыжки.

   – Девушка с огненными волосами принесла нам виски. – Ямагава-сан указал на хрустальный графин и четыре пустых стакана. – Откуда эта красотка? Нет, постойте! Я сам должен догадаться, в какой стране живут красавицы с волосами, как пламя!

   Я рассмеялась и разлила два тройных виски для Ямагавы и Хиро. Ямагава-сан наполнил мой стакан.

   – Тост, – сказал он. – За возвращение моего блудного сына!

   Чоканье стаканов. Кампай![5] В наступившей потом тишине мы пили виски.

   – Уверен, Мэри, вам не терпится узнать, что случилось с лицом Хиро, – заметил Ямагава-сан.

   – Нет, я вовсе не…

   Я почувствовала себя пойманной врасплох. Вопреки здравому смыслу мне казалось, что он прочел мои мысли.

   – Э-э… это вовсе не мое дело.

   Увидев, как я засуетилась, Ямагава-сан хихикнул.

   – Хиро, может быть, сам расскажешь Мэри?

   Хиро посмотрел на меня.

   – Я попал в аварию. Лицо обожгло пламенем, – сказал он с выражением студента, читающего вслух скучную книгу.

   – Вечно эти мальчишеские забавы! Гонщики, чтоб вас! – сказал Ямагава-сан.

   Я сглотнула. Должно быть, это было ужасно.

   – Как жалко. Надеюсь, скоро заживет.

   – Шрам останется на всю жизнь, – заверил меня Ямагава-сан.

   – Жаль, – повторила я.

   Казалось, ни одно из этих замечаний нисколько не тронуло Хиро. Он достал из кармана пачку «Эмерикен спирит», закурил сигарету и выпустил дым в потолок. Ямагава-сан развернул сигару. Он какое-то время держал ее во рту, пока я не осознала, что клиент ждет, чтобы я поднесла ему зажигалку. Извинившись, я встала, чтобы скрыть свой промах.

   Ямагава-сан нажал на светящееся табло.

   – Хотите спеть? – спросила я.

   – Нет. – Ямагава-сан продолжал переворачивать страницы. – Каждый из нас приходит в этот мир с чувством собственного достоинства, и я не собираюсь кривляться, теряя его.

   – Хиро? – поинтересовалась я по долгу службы – уж этот точно не станет петь караоке.

   Хиро посмотрел на меня так, словно я предложила ему выкрасить язык синим или сплясать боевой танец маори. Зачем сидеть в будке караоке, если это так унижает ваше достоинство? Ямагава-сан нажал кнопку. На экране появились буквы: Мадонна, «Материалистка». Ямагава-сан протянул мне микрофон.

   – Мы будем весьма признательны вам, Мэри, если вы для нас споете.

   Забравшись на сцену, я неловко вцепилась в микрофон. Пошли титры, по телу заплясали разноцветные огни. Строчки заскользили по экрану, и я запела. В любительском видео японка в свадебном платье на роликах разбрасывала фальшивые деньги из игры «Монополия».

   Ямагава-сан хлопал в ладоши, сигара прыгала между зубов. Хиро выпускал дым с видом автомата для производства сухого льда, его здоровый глаз уныло уставился на меня. Я понимала, что пою без вдохновения, к тому же всю песню простояла, не тронувшись с места. Меня, конечно, можно заставить, но я предпочитаю выбирать сама.

   – Хорошо, – сказал Ямагава-сан, когда песня закончилась.

   Я спустилась со сцены.

   – Постойте, – сказал он, – мы еще не закончили.

   Он снова направил пульт на экран и выбрал номер песни. 6132. Опять Мадонна. «Материалистка». Я бросила на Ямагаву удивленный взгляд. Случайность? Ямагава-сан откинулся в кресле, пристально разглядывая меня.

   – Еще раз, – сказал он.

   И все завертелось вновь: огни, синтезатор, актриса в свадебном платье.

   Я спела «Материалистку» три раза подряд. Меня уже тошнило от собственного хныкающего голоса. Разве они не видят, как мне все это ненавистно? Юдзи придет в ярость, когда я расскажу ему.

   – Хорошо, – сказал Ямагава-сан после третьего исполнения. – Пора вам присесть и отдохнуть.

   Я села на кожаный диван, задыхаясь и пытаясь вспомнить, какие лицевые мышцы отвечают за улыбку. Затем потянулась к своему виски, но мне никак не удавалось протолкнуть напиток внутрь.

   – Хорошо спето, Мэри, – похвалил Ямагава-сан. – Она хорошо поет, не правда ли, Хиро?

   – Простите, Ямагава-сан, – отвечал Хиро, – но я плохой ценитель.

   – Да все нормально, я и сама знаю, что у меня ужасный голос.

   Боюсь, что я сильно преуменьшила правду.

   Хиро предпочел промолчать. Я глотнула еще виски.

   – Разве Хиро не красавец? – спросил Ямагава-сан явно только для того, чтобы поиздеваться над своим блудным сыном. – Даже без половины лица?

   К горлу подкатила тошнота. Чего ради он так унижает его?

   – У меня есть парень, так что мне трудно судить о красоте другого мужчины.

   Я попыталась рассмеяться – смешок вышел довольно жалким и неубедительным.

   Ямагава-сан рассмеялся в ответ.

   – А я? – спросил он. – Вы находите меня привлекательным, Мэри?

   – Ямагава-сан, не смущайте меня!

   Босс якудзы допил виски. Он снова взялся за пульт, нажимая на кнопки, словно слепой, разбирающий шрифт Брайля. Неужели Ямагава-сан снова заставит меня петь? Ни за что, только не сегодня. Скажу, что горло пересохло.

   Показывая пультом на экран, Ямагава-сан взглянул на меня и улыбнулся.

Глава 8
Ватанабе

   Жаркое неуклюжее солнце недобро ухмылялось, освещая клетки эпидермиса на моем затылке. Вцепившись в выпуклости стены, я, словно снайпер, лежал на третьем этаже животом вниз. Внизу на парковке бетонное покрытие плавилось от зноя. Машины сверкали: красная «хонда», пурпурный «ниссан» и синяя «тойота». В багажнике последней стояла клетка с извивающимися крысятами. Я никогда не учился вождению; ездить по грязным колдобинам этого города в плоской металлической коробке не казалось мне привлекательным занятием. Свобода передвижения? Да у белки, что вращается в колесе, примерно столько же свободы, сколько у человека, сидящего за рулем!

   И вот, наконец, она.

   Сегодня Мэри завязала волосы в высокий хвостик. Волшебный фонтан золотых брызг сиял, словно оптоволоконная проволока. Она зевнула – широко и мощно, как львица. Выцветшее летнее платьице и поношенные парусиновые тапочки, сумочка через плечо. В сумочке лежал сотовый телефон и потрепанная книжица «Дзэн и ремонт мотоциклов». От Мэри исходили волны неудовлетворенности. Несмотря на то, что она встречалась со своим дружком-неандартальцем два дня назад, она уже тосковала по нему. Любовные переживания – такая же досадная и неуместная штука, как внематочная беременность. Мэри и не подозревала, что его отсутствие гарантирует ей безопасность.

   Наконец она решила, что вечером нанесет ему неожиданный визит.

   Сердце мое упало.

   Мэри пересекла стоянку, а я последовал за ней по пожарной лестнице.

   Я шел, прижимаясь к стене, подошвы кроссовок шлепали по плитам мостовой, посылая квазары в виде отпечатков ступней, из которых составлены звенья гиперпространства. Я старался, чтобы мои отпечатки совпадали с отпечатками Мэри. Невеликое удовольствие, но все-таки. Если бы Мэри узнала, какие чудеса храбрости я совершаю ради нее, она сразу же поняла бы, как много значит для меня. Увидела бы меня совсем в ином свете. Тогда я помог бы ей совершить первый прыжок в гиперпространство…

   Мы шли по аллее, обсаженной цветущей сакурой, отпечатки наших ступней сливались в совершенной гармонии.

   На верхушках деревьев щебетали воробьиные стайки. Зеленые, сочные, наполненные хлорофиллом листья тихо шелестели.

   Фрактальные модели взрывались, микроорганизмы пировали, крошечные прожилки испещряли поверхность листьев, словно наэлектризованные. Природа не знает промежуточного состояния. Ее изменчивый пульс никогда не замирает. С тех пор как открытая пасть гиперпространства поглотила меня, мое изумление не насытилось. Так бесконечно многообразен был тот мир, который я узнал.

   Реальность похожа на колоду карт, и количество этих карт бесконечно. Наша трехмерная вселенная не что иное, как единственная карта, сданная рукой Бога. Сравните это с четвертым измерением – бесконечность карт, масть за мастью, вечный пасьянс. Несоразмерность мешает восприятию. Преодолев пространственные помехи, однажды обретенное эмбриональное знание устройства вселенной вознесло меня к божественной реальности. Пожалуй, я мог бы сказать, что знаю не меньше, чем сам Господь. Впрочем, с моей стороны это было бы наглостью, хотя вряд ли сегодня мне известно меньше, чем Ему в мои годы.


   Я прятался за киоском, пока Мэри покупала билет. Пассажиры отвлекались от своей обычной беготни, чтобы узреть Венеру в парусиновых тапочках, и дальше двигались, освещенные сиянием ее красоты. Люди спотыкались, сбитые с толку столкновением с прекрасным.

   Мэри прошла на платформу, а я замешкался, оценивающе вглядываясь в толпу. Старик в зеленом свитере неверной походкой ковылял к турникету. Пока он с трудом вставлял билет в щель автомата, я заскочил ему за спину, и мы миновали барьер словно сиамские близнецы. Какой-то мужчина удивленно обернулся. Я невинным взглядом уставился на него, сканируя тем временем структуру ДНК и отмечая склонность к синдрому Тауретта и вросшим ногтям. Мужчина покачал головой и продолжил свой путь. Лечение, которое он проходил в связи с неврологическим заболеванием, в последнее время привело к побочным эффектам.

   – Эй, парень! С чего ты решил, что можешь проехаться зайцем?

   Вот черт! Только его мне сейчас и не хватало. Я продолжал двигаться вперед, низко склонив голову и глубоко засунув руки в карманы. За мной к барьеру направлялся станционный служащий – по-военному сияющие ботинки, фуражка железнодорожника важно напялена на лоб.

   – Эй, парень в бейсбольной кепке! Вернись сейчас же!

   Словно по команде законопослушные пассажиры принялись оглядываться в поисках парня в бейсбольной кепке. Чертыхаясь, я поплелся назад. Уж лучше здесь, чем на платформе, где Мэри могла бы увидеть меня. Пока я шел обратно, станционный служащий скрестил свои короткие пухлые ручки на выпирающем, животе. На лице его была написана суровость, но внутри он трясся от предвкушения удовольствия. Внизу, на плат форме, Мэри затянулась «Милд севен» и прищурилась, высматривая поезд. До станции ему оставался примерно километр шестьсот девяносто метров пути, которые он преодолеет за двадцать девять секунд. Черт бы побрал этого ублюдка!

   – Что, сынок, нет билета или готовишься к олимпийским играм по преодолению турникетов?

   – Я…Э…

   Быстрый психогенный осмотр сказал мне, что станционный смотритель Моримото – фанатичный бюрократ с весьма низким нравственным коэффициентом. Опасное сочетание. Этот выжмет из моего проступка все…

   – Что молчишь? Немой? Глухой? Или ты показываешь мне билет, или пройдем в офис и оформим нарушение.

   С платформы донесся скрежет колес и скрип тормозов. Я принялся рыться в карманах в поисках несуществующего билета. Двери вагонов с шипением открылись. Я нагнул голову и сделал шаг вперед, словно собирался безропотно отдаться в руки правосудия и понести справедливую кару за свое преступление. Затем крутнулся на каблуках и припустил в тоннель. За спиной раздавались крики станционного смотрителя Моримото:

   – Эй, ты! Бесстыдный гаденыш! Стой!

   Я со свистом пронесся мимо обалдевшей старушки с пуделем на поводке, уклонился от толпы школьников, прогуливающих уроки, которые одобрительно зашумели, когда я промчался мимо прямо в закрывающиеся двери. Сердце выпрыгивало из груди. Я нырнул в вагон, а миллисекундой позже дверной механизм с шипением захлопнулся за моей спиной. Меня затопило облегчение. Поезд медленно отполз от станции.


   Внутреннее море синело и пенилось у дамбы. Я прищурился на солнце, безобидно сиявшее сверху – желтое и круглое, словно нарисованное рукой ребенка с помощью фломастера. Солнечные вспышки пробивали фотосферу, а затем исчезали, невидимые никому, кроме меня.

   У входа в океанарий Осаки со стороны моря спрятаться было негде. Единственным укрытием мог стать автомат по продаже пива «Асахи», за которым я и схоронился, прижавшись к проводам; у бедра нежно пыхтел компрессор. Своим гипервидением я обогнул автомат и увидел, что Мэри купила холодный зеленый чай у прилавка с прохладительными напитками. С мороженым в руке она стояла и смотрела на море. Гипнотические колебания стальных волн тянули Мэри за собой.

   На мгновение она забылась, завороженная четырнадцатью миллионами семьюстами девяносто двумя тысячами девяносто литрами холодной сероватой воды. Если ее трогает такое обычное природное явление, как вода, то какие чувства должна испытать Мэри от скольжения по обширным пастбищам гиперпространства? Что она ощутит, когда столкнется с постоянной Планка, увидит, как электроны со свистом проносятся мимо ее носа?

   Она медлила перед входом в кроличью нору. И именно я втолкну ее туда.


   Внутри было влажно и сумрачно. С верхнего этажа доносился несмолкающий гвалт, который устроил четвертый «А» класс начальной школы Асихара, резвившийся в секции тропических рыб. Тридцать пять визжащих, скулящих, жующих всякую гадость и дразнящих рыб за стеклом восьмилетних поросят. Я испытал укол жалости к госпоже Кобаяси, их воспитательнице. Разве она виновата в том, что Такума-чен забыл ингалятор от астмы, а Аки-чен засунул фиолетовую горошину «М amp;М» в правую ноздрю? Ежедневная девятичасовая таблетка валиума помогала плохо, но госпожа Кобаяси благоразумно рассудила, что, учитывая сегодняшнюю экскурсию, не помешает еще половинка.

   Я следил за декартовскими координатами передвижений Мэри, пока она не остановилась перед ограждением с королевскими пингвинами. Когда я подошел, Мэри смотрела, как пингвины вразвалочку бродят по загону. Она задумчиво развернула мороженое, слизнув капельку с пальца. Я присел на корточки за маленьким аквариумом с морскими ежами в десяти метрах от нее. Мэри считала, что находится в помещении одна. Она размышляла.

   Интересно, а пингвины действительно падают на спину, чтобы увидеть пролетающие самолеты? Вот бы пролетел один, я бы посмотрела. Наверное, не следовало говорить Юдзи, что я пойду сегодня сюда. Он решит, что я с причудами, раз таскаюсь в океанарий в одиночку…

   Если бы она знала, что отсутствие взаимопонимания – не самая серьезная проблема в их отношениях! Иногда созерцание сокровенных мыслей Мэри приводило меня в ужас. Она напоминала мне маленькую девочку, которая мнется рядом с рычащим логовом, а волчьи клыки подбираются все ближе.

   Мэри прижала нос к стеклу. Один из пингвинов близоруко уставился на нее. Пингвин видел ее расплывчатое розовое лицо и высокую прическу, которая казалась ему фонтаном брызг, вырывающимся из дыхала кита-убийцы. Дрожь потрясла Иннука. Он подобрался поближе к своей сестре Иглопук, которая спала, уткнув клюв в пушистое крыло.

   Я скользил в тени, усердно отслеживая перемещения Мэри от автомата с буклетами к игрушечной субмарине. В секции тропических рыб я укрылся в подсобном помещении, где хранились швабры и ведра. Сквозь дверь и древесины бальза я наблюдал, как в свете испарений. Мэри медлит у аквариума с тихоокеанскими морскими ангелами. Она постучала по стеклу, пытаясь привлечь внимание крошечных полосатых анемонов, бездумно шныряющих за стеклом.

   Мэри обнаружила курьезную тягу к самке моржа весом в тысячу двести шесть килограммов в период течки, которой владелец аквариума дал имя Мэрилин. Моржиха развалилась на мокром бетоне, раскинув плавники и подставив солнцу усатую морду. Процент ее мышечного гемоглобина был опасно низок – у человека подобное состояние именуется синдромом хронического переутомления. Моржиха проводила девяносто четыре и восемь десятых процента своего времени в одной и той же позе на маленьком клочке бетона.

   На входе я юркнул под плакат из алюминиевой пленки.

   – Дедушка, гляди, Челюсти!

   Перед главным аттракционом океанария «Оскар – кит-убийца-альбинос» маленькая девочка с косичками, как у Покахонтас, скакала на одной ножке и дергала за рукав дедушку.

   – Что-то потерял? Тебе помочь? – очень тихо спросил он.

   Какое твое дело, старый… Я зашипел на него, призывая молчать. К счастью, Мэри так спешила посмотреть на Оскара-кита-убийцу-альбиноса, что ничего не заметила. Пожав плечами, дедушка притянул к себе внучку и убрался восвояси.

   В бассейне двадцать четыре на восемнадцать метров Оскар нарезал круги в среднем со скоростью тридцать четыре километра двести метров в час – превосходный, пышущий здоровьем образец. Сквозь перегородку из перспекса Мэри наблюдала за белым брюхом смертельно опасного кита у себя над головой. Она воображала, что кит пробьет стекло, и его челюсти сомкнулся на ее плоти. От ужаса и удовольствия Мэри вздрогнула. Откровенно говоря, ничего подобного даже не приходило киту в голову. Он был потерян и смущен. Аквариум разрушил систему эхолокации кита. Все сонарные сигналы, которые он посылал, разбивались о стеклянные стены. Последние пятнадцать месяцев Оскар безуспешно пытался пробиться сквозь лабиринт зеркал и вернуться к побережью Норвегии. В изнеможении кит поднялся к поверхности и выбил хвостовым плавником фонтан брызг. Затем издал свист и снова погрузился в воду. Мэри с завистью смотрела на Оскара. Должно быть, ему весело. Здорово быть китом-убийцей и так вот свободно летать под водой…

   Мэри и не подозревала, как похожи они с Оскаром Кит вертел хвостом и прыгал через обруч за порцию рыбы, а она каждый вечер натягивала на себя невозможно узкое платье и развлекала клиентов сладкими речами ради денег. Бар – такой же зверинец, как и океанарий, только туда ходит другая публика.

   На периферии гиперпространства разоблачаются все тайники вселенной, провозглашая конец частной жизни.

   Мэри подобрала выпавшую прядь волос и засунула ее за ухо, разглядывая, как торопятся по песчаной насыпи крабы-отшельники. С самого первого проникновения в гиперпространство я знал о Мэри все. Вообразите, что знаете человека так близко, что можете просчитать, как быстро растут у него ногти (0,000001 миллиметра в секунду). Ни разу не поцеловав ее, я мог сказать, какова на вкус ее слюна (никотин и жимолость), я знал все ее потайные страхи, толпящиеся в душе (лягушки и высокие стремянки).

   Существует расхожий миф, что вокруг предмета любви должна сохраняться аура таинственности, что разоблачить тайну – все равно что облить предмет вашей одержимости стоячей водой из пруда. Мне кажется, в такой любви есть что-то нечистое… Страсть, которая способна выдержать зрелище мышц толстой кишки, проталкивающих к естественному выходу то, что недавно съела ваша возлюбленная… вот это я называю истинной любовью.

   Наша прогулка по океанарию Осаки завершалась Мэри пора было спешить на работу. Уже в метро я вспомнил, что оставил дома рабочую одежду, сошел за одну станцию до Мэри и отправился к себе. Я добрался до дома за тридцать минут до начала смены. И тут меня настигли последствия бессонницы. Я решил поспать минут десять. Ровно через сто три минуты меня разбудило раздраженное звяканье телефона. Пора перепрограммировать свой внутренний пространственно-временной механизм. На расстоянии семи километров трехсот восьмидесяти метров к востоку Мама-сан нянчила в кабинете трубку телефона. На ней был фиолетовый халат с поясом и колготки с поддерживающим эффектом от варикоза. Господин Бойанж сидел в своей дневной постельи в форме розочки и жевал очередной трофей. Я поднял трубку и осторожно прижал к уху.

   – Добрый вечер. Здесь живет Ватанабе Ихиро? – холодно осведомилась Мама-сан.

   Я утвердительно вздохнул.

   – Превосходно! Я, собственно, звоню, чтобы выяснить, собирается ли господин Ватанабе сегодня на работу? Потому что если не собирается, мы вынуждены сообщить, что ему следует искать другое место работы, где он сможет преспокойно бездельничать!

   – Я проспал, – сказал я.

   Мама-сан с шумом набрала воздух. Однако она не собиралась спускать все на тормозах.

   – У тебя есть пятнадцать минут.

   – Я…

   – Мы подали клиентам крекеры из морских водорослей и сказали, что еда будет позже, потому что наш повар – бесполезный идиот. Если ты не появишься через пятнадцать минут, я скажу им, что еда будет позже, потому что наш теперь уже бывший повар – бесполезный идиот.

   Мама-сан швырнула трубку, а я так и остался стоять с обморожением уха третьей степени. Обессилев, Мама-сан наклонилась к господину Бойанжу, чтобы приласкать его – танцующая самбу процессия бактерий переместилась с его шерсти на ее накрашенные помадой от Шанель губы. Я проглотил витамин С и натянул кроссовки. Маме-сан повезло, что я использую работу в баре как маскировку. Если бы не Мэри, я бы и трубки не поднял.

   Я проскользнул в зеркальные двери на двадцать три минуты тридцать четыре и две десятых секунды позже, чем следовало. Удивительно, но в сумрачном баре сегодня почти не было болезнетворных бактерий. Микробы пощадили трех чиновников мэрии, двух почтовых служащих и начальника городской канализационной системы. Однако и им оставалось недолго. Вирус-мутант гриппа «А» циркулировал по вентиляционным каналам больших офисов. Его запустил ученый из лаборатории биотехнологий двадцатисемилетний Ёси Каваката, протестуя против засилья корпораций.

   – Эй, засоня, быстрей на кухню, тебя ждет пицца и цыпленок терияки!

   Марико, дочка фермера из Фукуоки, восседала за барной, стойкой рядом с начальником канализационной системы Осаки Исидой. Исида пыхтел сигарой и представлял, как накормит Марико устрицами и напоит шампанским, а потом грубо изнасилует прямо на центральном пульте управления канализационной системой. Марико хлопала ресницами и спрашивала, не хочет ли он еще чего-нибудь выпить.

   Я вошел на кухню, надел фартук и целый час упорно вкалывал. Я смотрел на Мэри, запертую в будке для караоке и без удовольствия визжащую под Мадонну по прихоти почтовых служащих, когда в кухню с важным видом вплыла Катя. Я решил, что, чем общаться с ней, уж лучше соскрести с тарелок остатки пищи, и склонился над раковиной. Катю раздражало, что я не выразил восхищения ее приходом.

   – Привет, красавчик, – протянула она. – Что там с тобой случилось? Девушка из постели не выпускала?

   Катя жевала анисовую жевательную резинку. Слюнный раствор сорбитола, глицерина и вкусовой добавки Е320 хлюпал во рту. Она напоминала мне верблюда с сережками. Я ополоснул тарелки и поставил их в сушильный шкаф.

   – А что, если я расскажу обо всем Мэри, а, Ватанабе? Она с ума сойдет, если узнает, что у тебя есть кто-то еще…

   Катя с ухмылкой сжала тиски. Кварки в панике летали в районе солнечного сплетения. К счастью, Кате ничего не известно о моем тайном обете – защищать Мэри. Она подозревала, что я влюблен в ее подругу, но считала мое чувство чем-то обычным, свойственным третьему измерению. Мне было жаль Катю. Это грязное понимание любви – единственное, что ей доступно. Я ополоснул ножи и вилки и положил их сушиться.

   – Она тебя хочет с самого первого дня…

   С видом баловня судьбы в бар ввалился хозяин фирмы по производству электроники миллионер Охара. Богатый, потрепанный, обожающий выискивать слабые места в молочных изгибах тел западных девушек, Охара был Катиным постоянным клиентом. Ее ноздри тут же уловили его присутствие (носовые рецепторы Кати особенно чувствительны к запаху денег – тут ей равных нет). Сейчас Катя напоминала гончую, взявшую след жертвы.


   Время сочилось гноем, словно капли со сталактита. Я приготовил греческий салат и щупальца осьминога под соевым соусом, затем еще картошку-фри и соус чили. Металлической лопаткой я вынимал крошки из фритюрницы и взвизгнул от боли, когда капля раскаленного масла брызнула на запястье.

   Пора убираться с чертовой кухни.

   В одно мгновение я соскользнул в гиперпространство. Я парил над дымным маревом, подсвеченным снизу городскими огнями, поднимался к звездам, висевшим в небе бумажными гирляндами. В мозгу вертелись разгадки вечных вопросов, а я все скользил сквозь сияющую сумасшедшую реальность, разрывавшую человеческую логику в клочья. Я видел суету миллионов – миллионы судеб представали передо мной, словно нарисованные на схематичной школьной диораме.

   Я опустился ниже – к зданиям, кишащим задницами и челюстями, к городам, сверху похожим на Тетрис. Семьи сидели перед телевизорами, загипнотизированные сигналами, действующими на подсознание; достигшие половой зрелости вампиры рыскали у самого дна Осаки, лесбиянка-поджигательница со всех ног убегала от пылающего дома, где в дыму задыхался ее несчастный муж.

   Спустившись еще ниже, я увидел Мэри в будке караоке. Дым от сигар пощипывал ее роговицы, словно статическое электричество. Ее лицевые мускулы атрофировались уже несколько часов назад, теперь на лице Мэри застыла измученная гримаса. Щеки сидевшего рядом с ней клиента горели от количества алкоголя, который его организм был не в состоянии усвоить. Он шептал Мэри, что та напоминает ему какую-то актрису.

   Охара-сан исполнял «Нью-Йорк, Нью-Йорк» Фрэнка Синатры. Он дергался в такт песне, суставы скрипели, словно ржавые. Катя благоговейно внимала, изо всех сил изображая восхищение его пением, вызванное на самом деле его деньгами. Когда Охара-сан спустился со сцены, она отчаянно захлопала в ладоши.

   – Замечательно! – выдохнула Катя, словно пережила духовное потрясение или Охара-сан был ее Свенгали.[6]

   Его блудливые ручки сжали ее бедро.

   Охара-сан размышлял.

   Так, сегодня возьму блондиночку… А что, если она не захочет? Ничего, Катя ее уговорит, а если надо, обманет. Моя украинская принцесса никогда еще меня не подводила.

   Ледяная заноза вонзилась мне в сердце. Что за человек этот Охара-сан? Я проник в его память и увидел скверную историю возвышения его электронной империи, построенной на бандитские деньги, увидел, как нечестным путем он обанкротил фирму-конкурента. В то время как его жена – больная, напичканная лекарствами женщина – с трудом передвигалась по усадьбе на вершине холма, Охара-сан и его закадычные дружки прочесывали квартал красных фонарей в поисках едва достигших половой зрелости шлюшек, с которыми можно творить, что вздумается. Иногда Охара-сан делал поляроидом фотографии, которые на следующее утро, издеваясь, показывал жене.

   Я должен помешать ему. Немедленно.

   По потолку тянулся медный кабель – система разбрызгивателей фирмы «Пиросейф лимитед», которую Мама-сан установила, тщательно просчитав возможные риски. В баре систему активировали три рычага, но только коридорный рычаг находился за пределами досягаемости камер слежения. Я снял фартук и выскользнул в коридор, осторожно наблюдая за посетителями бара. Погруженные в бессмысленные светские и деловые разговоры, они и ухом не повели.

   Сигнализация в коридоре представляла собой рычаг под стеклом. Здания, подобные нашему, имеют печальную славу смертельных ловушек. Скоро я увижу, как все эти мерзавцы собьются в безмозглое стадо. Если бы не опасность, угрожающая Мэри, я бы потер руки в предвкушении удовольствия.

   Я сосчитал про себя до трех и ударил кулаком в стекло.

   Стекло не поддалось. Рассчитанное на серьезные перегрузки, оно обладало превосходной эластичностью. А если случится настоящий пожар? Что тогда? Рассвирепев, я снял кроссовки и принялся молотить по стеклу подошвой, пока оно не разлетелось на осколки. Одна тридцать вторая секунды понадобилось электронному сигналу, чтобы сработать. Раздался оглушающий, как при воздушном налете, вопль пожарной сигнализации. Прошли еще две и четыре десятых секунды, и гидравлические прессы начали подавать воду в систему разбрызгивания воды. Струя достигла положенного уровня в три и две десятых метра и принялась орошать все вокруг.

   Мгновение я позволил себе полюбоваться отлично сделанной работой, а потом припустил вверх по лестнице.

   Казалось, моя хитрая уловка взорвала бар. Клиенты и девушки-хостессы столпились у выходов, сердца их выбивали панические каденции. Психосоматические реакции включали в себя повышение пульса, гипервентиляцию и ослабление мышц сфинктера. Мама-сан с каменным лицом собирала брошенные пальто. Стефани умоляла пьяного почтового служащего встать со стула, а он потягивал виски и размышлял:

   – Дождь прямо в комнате! Чудо! Эй, где там мой зонтик?

   Прочие посетители бегом одолевали лестничные пролеты. Охара-сан вцепился в руку Кати, хмуро оглядывая свой промокший пиджак.

   Спрятавшись в фойе, я смотрел, как бар «Сайонара» в полном составе эвакуируется на тротуар перед зданием. Коллективный разум вибрировал, мыслительные корпускулы сталкивались и звенели. Воздух пронизывали психоделические вспышки.

   Спасшиеся посетители слонялись по тротуару. Они поднимали головы, ища глазами дым и пламя – хоть что-нибудь, что могло бы оправдать выпавшее на их долю суровое испытание. Мама-сан раздавала дрожащим клиентам промокшие пальто. Охара-сан звонил по мобильному личному парикмахеру, чтобы тот привел его в порядок перед визитом в следующий бар.

   Похоже, тревога была ложной – вспыхивали то там, то тут разрозненные мысли.

   Теперь в здании оставался только один человек.

   Мысленно я прощупал пространство бара. Мэри стояла под разбрызгивателем, потемневшие золотые волосы прилипли к голове, под стекающими ручейками лицо казалось вылепленным из мрамора. Несмотря» на то, что сигнал тревоги превышал болевой порог на семь с половиной децибел, Мэри радостно прислушивалась к вою сирены. Звук позволял изгнать из сознания воспоминания о сегодняшнем вечере.

   Мэри никогда еще не выглядела такой довольной. Она закрыла глаза и подставила лицо под струю воды. Яркий свет ее души рассеивался неистовым радужным спектром, бьющим прямо из груди. Я прошел сквозь нее, вглядываясь внутрь… И внезапно заметил нечто удивительное. Мэри знала, что никакого пожара не было и в помине! Она знала это благодаря скрытому дару. Ее дар будет ждать своего часа, пока реальность для Мэри не разорвется в клочья. С ней это случится так же неожиданно, как некогда случилось со мной. Холодок прошел по позвоночнику. Скоро, совсем скоро Мэри присоединится ко мне.

Глава 9
Господин Сато

I

   Как тебе известно, воскресенье в доме Сато во все времена был днем забот. Всегда находилась какая-нибудь домашняя работа: покраска изгороди, например, или уборка листьев из водосточного желоба. Я помню, как ты любила, надев косынку, бродить из комнаты в комнату, натирая каждую поверхность, пока все вокруг не начинало сиять. Ты настаивала на разделении труда, утверждая, что мне хватает и ежедневной офисной рутины. Если я предлагал вымыть пол или вытереть дощечки жалюзи, ты махала на меня метелкой из перьев и восклицала: «Нет, никогда! Чтобы мой муж!..»

   Теперь, когда тебя не стало, все обязанности по поддержанию чистоты в доме легли на мои плечи. Надеюсь, ты была бы довольна мною.

   После завтрака я переоделся в спортивный костюм и приступил к работе. Зарядившая с утра серая морось помешала моим планам подрезать живую изгородь, отделявшую наш участок от участка Танаки, поэтому я принялся протирать ступеньки и полировать перила лестницы. Затем подмел и проветрил пустующую комнату. При свете дня я не мог понять, что вызвало мой страх и поспешное бегство в бар прошлой ночью. Подметая, я заметил, что доски пола и вправду скрипят. Не удивлюсь, если они скрипят сами по себе. Окончательно убедив себя в этом, я направился в спальню.


   Как всегда, я оставил уборку нашего домашнего алтаря на потом, когда весь дом уже сиял чистотой. Преклонив колени перед ракой, я протер мемориальные таблички и смахнул пепел от сгоревшего ладана. Ты смотрела на меня из своей золотой лакированной рамки: платье с высоким воротом, на лице написано равнодушие. Надо было вставить в рамку фотографию с переправы на Кюсю, ту, где ты с улыбкой опираешься на перила, а ветер лохматит волосы. Однако здравый смысл диктовал выбрать более серьезный снимок, который не вызвал бы неудовольствия твоей уважаемой матери, чья фотография стояла рядом в позолоченной рамке. Я попрыскал на стекло специальной жидкостью и протирал его до тех пор, пока оно не засияло.


   После обеда распогодилось. Я отправился на прогулку по залитым солнцем окрестностям. От влаги земля пружинила под ногами. Кругом раздавались крики невидимых детей, стук скакалки и шорох ног по бетону. Я выбрал протоптанную дорожку за школьным теннисным кортом, ведущую в бамбуковые заросли. Среди тонких стволов бамбука возились фермеры, выкапывая молодые побеги для продажи на местном рынке.

   Воздух был свеж, в нем уже чувствовалось приближение весны. В жилом комплексе «Шангри-Ла» почти с каждого балкона свисали хлопчатобумажные матрацы-футоны. Домохозяйки выбивали ковры. Маленький мальчик ездил на трехколесном велосипеде вокруг «тойоты», а его отец тем временем пылесосил сиденья автомобиля. Эти картинки рождали во мне чувство общественной гордости и поднимали настроение.

   Когда я проходил мимо рисового поля, мысли покорно вернулись к прошлой ночи. Я надеялся, что Марико не расстроится из-за моего внезапного ухода. На самом деле я рассердился не на нее, а на Мураками-сан. Нет, все-таки неправильно, что девушка, едва окончив школу, приходит работать в прокуренный хостесс-бар! Печально думать, что там она может привыкнуть к алкоголю и общению с завсегдатаями подобных мест. И чего я потащился в этот бар? Никогда больше не вернусь туда, особенно теперь, зная, что мы с тобой стали предметом досужих сплетен.

   Шатания по округе пробудили сильнейшую жажду. Я остановился у магазина на Томоока-лейн, чтобы купить бутылку грейпфрутового сока. Пока я был занят соком (негоже перенимать дурную привычку – пить на ходу), двое мальчишек на велосипеде кружили по парковке: один сидел за рулем, другой стоял на задней раме, сжимая плечо приятеля. Мальчишки носили мешковатые футболки и штаны и совершенно не стеснялись резинок трусов, торчащих из-под штанов. Они остановились в метре от меня, и мальчишка, сидевший сзади, спрыгнул на землю и извлек из мешковатого кармана несколько монет.

   – Эй, господин, не купите нам пачку сигарет? Сдачу оставьте себе.

   Мальчишке было не больше двенадцати, а его приятелю и то меньше. Он протянул мне монеты, совершенно уверенный, что я не откажу.

   – Детям курить вредно, – начал я. – Лучше вообще не начинать. Вам кажется, что это вполне безобидно, пока вы молоды, но потом вы становитесь зависимыми от привычки, которая является источником множества болезней…

   Мальчишка скорчил жуткую гримасу – ну вылитая горгулья.

   – Заткнись, дед, – фыркнул он. – Нам твоя лекция ни к чему, за углом есть автомат с сигаретами – там и купим.

   – Ага, пошел в жопу, – добавил второй юный бунтарь.

   Мальчишка снова оседлал велосипед. Несколько секунд я подыскивал, подходящий ответ, пока наконец не выкрикнул с возмущением:

   – Я знаю ваших матерей и все им расскажу!

   Разумеется, я знать не знал матерей этих невоспитанных подростков, но, по-моему, обнаружил их ахиллесову пяту. Мальчишеское нахальство куда-то улетучилось – малолетние хулиганы со страхом оглянулись и укатили восвояси, быстро крутя педали.

   На пути домой я остановился у цветочного прилавка рядом с магазином похоронных принадлежностей Накаямы, чтобы купить розовые розы, как наказала госпожа Танака. Однако, добравшись до дома, я обнаружил, что попал впросак – наверное, розы срезали давно, ибо лепестки слегка подвяли и потемнели по краям. Я еще немного поволновался, выбирая галстук и запонки.

   И вот я стою у порога госпожи Танаки. Палец уже тянулся к звонку, когда дверь распахнулась словно от сильного порыва ветра.

   – Господин Сато! – воскликнула госпожа Танака. – Какой сюрприз! Как вы элегантны в этом костюме!

   Госпожа Танака сменила домашнюю одежду на изящное фиолетовое платье; На переднем кармане красовалась вышивка – кошка, играющая с мотком пряжи; без сомнения, вышивка была делом рук самой хозяйки. Тонкие седые волосы она тщательно уложила и покрыла лаком.

   – Добрый вечер, госпожа Танака! Надеюсь, я не опоздал.

   – Минуты на полторы, – отвечала она, – не беспокойтесь, вы здесь, и это главное. Чего же мы ждем? Входите.

   Я оставил туфли в прихожей и надел гостевые тапочки персикового цвета. Внимание мое привлекли кожаные ботинки на высоком каблуке. Вряд ли преклонные годы и ревматизм госпожи Танаки позволяли ей носить такую вызывающую обувь, а стало быть, ботинки могли принадлежать только Наоко.

   Госпожа Танака возбужденно втолкнула меня в гостиную.

   – Наоко! Наоко! – воскликнула она. – Мой сосед господин Сато пришел!

   Наоко сидела на полу, скрестив ноги, и смотрела семичасовые новости. Когда я вошел, она поднялась. Господин Танака дремал в плетеном кресле, разинув во сне рот.

   – Добрый вечер, господин Сато, – с поклоном поздоровалась Наоко.

   – Добрый вечер, госпожа Танака, – поклонился я в ответ.

   – Давно не виделись, – сказала Наоко, – вы прекрасно выглядите.

   – Вы тоже, госпожа Танака.

   – Пожалуйста, зовите меня Наоко.

   Голос у нее был такой же властный и громкий, как и раньше. Ее внешность тоже совсем не изменилась: бледные, угловатые черты, крашеные красновато-коричневые волосы безжизненно свисают с плеч. Стройная и подтянутая в черной рубашке и брюках, Наоко с головы до ног воплощала собой тип современной деловой женщины, совершенно чуждый уютному дому госпожи Танаки с вязаными попонками на стульях и симпатичными статуэтками ангелков.

   Я вручил ей букет, смущенный его потрепанным видом.

   – Ах! Вы не забыли, что я люблю розы! Как мило с вашей стороны, господин Сато!

   Госпожа Танака подмигнула мне, деликатная, как стадо розовых слонов.

   – У господина Сато память – ого-го! Правда, господин Сато? Если бы не память, он никогда бы не достиг своего положения в «Дайва трейдинг».

   – Вот как?

   Наоко изогнула брови.

   Да уж, подобные выдумки могли прийти в голову только госпоже Танаке!

   – У меня обычная память.

   – Сама скромность! – восхитилась госпожа Танака Что ж, не пора ли за стол?

   Нагнувшись над мужем, госпожа Танака резко ткнула его в плечо и затрясла кресло.

   – Господин Танака, обед! – заорала она мужу в ухо.


   Мы уселись на полу вокруг обеденного стола. Перед нами стояли дымящиеся чашки с рисом и супом мисо, а также блюда с овощами, обжаренными на гриле, и тофу в соевом соусе. В центре стола располагалось керамическое блюдо в виде четырехлистного клевера, на каждом листке гордо раскинулся кусок бифштекса.

   Еда оказалась выше всяких похвал: сочнейшее мясо, а овощи просто таяли во рту! Мы с Наоко хором нахваливали хозяйку, которая с довольным видом отмахивалась от похвал, словно от назойливой мошкары. Господин Танака, равнодушный к кулинарным изыскам жены, бурчал себе под нос, что ему необходимы вилка и нож, чтобы порезать мясо на маленькие кусочки, которые можно будет пропихнуть в рот.

   – Господин Танака, – бранилась его жена, – если бы вы каждый день ходили на физиотерапевтические процедуры, которые прописал врач, ваш артрит мучил бы вас гораздо меньше… Нет, хватит пива! Только апельсиновый сок!

   Несмотря на внешнюю субтильность, у Haоко оказался отменный аппетит. Она расправлялась уже со рой миской риса, а спаржи положила столько, словно боялась, что, если она ее не съест, овощи испортятся.

   – Наоко-чен, – начал я, – как ваша новая работа?

   – Превосходно, спасибо. Здесь у меня гораздо больше времени для творчества, чем в Токио. Уже нашла трех новых клиентов, а я в Осаке всего лишь месяц.

   Темные глаза Наоко загорелись энтузиазмом. Похоже, она действительно очень увлечена своей работой дизайнера по интерьерам.

   – Рад слышать. Приятно, когда кто-то гордится работой.

   – Мудро замечено, господин Сато, – похвалила меня госпожа Танака. – Хотя должна признаться, я не всегда гордилась ее художественными талантами! Ребенком она разрисовала цветными карандашами все стены! Она была такой непоседой!

   Все рассмеялись, за исключением господина Танаки, который с замученным видом жевал бифштекс.

   – А вы, господин Сато? Как поживает «Дайва трейдинг»? – справилась Наоко.

   – Каждый день приносит свои испытания, – ответил я, – и свои награды.

   Наоко улыбнулась.

   – Я считаю, если работа перестает быть испытанием, пора ее менять.

   Хм, что за легкомысленный взгляд! Если все станут уходить с работы, когда она перестает быть захватывающей, то кто же будет занимать небольшие, но столь необходимые общественные ниши?

   – Оставаться верным делу, даже если работа перестала захватывать, разве это не достойно уважения?

   Наоко снова улыбнулась.

   – Что ж, можно смотреть на вещи и так…

   – Еще риса, господин Сато? – перебила госпожа Танака, опуская в мою миску полный черпак. – Я говорила, что Наоко и ее подружка Томоми совершили пешеходный тур по Хоккайдо?

   – Томоко, – поправила Наоко.

   – Как ты сказала, дорогая?

   – Сколько раз можно повторять, тетушка? Ее зовут Томоко.

   – Ах да… не важно. Я всегда советовала господину Сато не пренебрегать отпуском. Хотя бы раз в год. Пешее путешествие принесло бы ему только пользу.

   – Томоко работает в бюро путешествий, – сказала Наоко. – Она большая мастерица находить дешевые варианты перелетов. Могу дать вам ее карточку.

   – Когда-нибудь я хотел бы посетить Китай.

   Моя жена всегда хотела в Китай.

   Как только слова эти вылетели из моих уст, я тут же отчетливо осознал, что скорее у меня вырастут крылья или я полечу на Луну, чем соберусь в Китай. Наступило молчание – госпожа Танака неловко мяла салфетку.

   – Наоко, – проговорила она, – ты ведь тоже всегда хотела посетить Китай? Как раз и Золотая неделя[7] скоро, Почему бы вам не поехать вместе?

   Все это госпожа Танка выпалила на одном дыхании, словно надеясь, что мы тут же, не задумываясь, примем ее предложение.

   Наоко положила палочки на стол. Несмотря на то, что весь вечер она пребывала в хорошем настроении, сейчас племянница гневно посмотрела на тетю.

   – Тетушка, – выпалила она, – мы с Томоко уже запланировали, чем займемся в это время. Разве я не говорила вам?

   Затем Наоко повернулась ко мне, и ее голос заметно потеплел:

   – Господин Сато, я приложу все усилия, чтобы помочь вам найти недорогой тур в Китай.

   Я поблагодарил Наоко, а госпожа Танака начала собирать пустые тарелки, негодующе кудахча над недоеденным бифштексом господина Танаки. Хозяйка отвергла наши предложения помочь ей с мытьем посуды и, заметно огорченная упреком Наоко, удалилась на кухню.

   Господин Танака встал из-за стола и уселся в кресло-качалку; вскоре гостиную огласил заливистый храп. Мы с Наоко еще посидели за столом, безуспешно пытаясь найти общую тему для разговора. Я никогда не слышал о тех претендующих на особую художественность фильмах, которые она смотрела, и находил ее затею путешествия через бирманские джунгли попросту неумной. Глаза Наоко слегка остекленели, когда я рассказывал ей о своих планах на следующей неделе выложить новой плиткой ванную комнату – а мне-то казалось, что эта тема должна привлечь внимание дизайнера по интерьерам. Так мы и сидели до девяти часов, пока я не решил, что мы уже достаточно утомили друг друга.

   Придя домой, я почистил зубы и переоделся в пижаму. Затем сел за кухонный стол и принялся обрабатывать ногти, слушая радиопрограмму об искусстве Возрождения. Удивительно, но вечер, проведенный в компании с другими людьми, только усилил мою тоску, вместо того чтобы облегчить ее. Лучше бы я провел его в одиночестве! Сквозь шум радио я слышал, как госпожа Танака прощается с племянницей. Стук двери, шум двигателя, и вот все стихло. Я аккуратно сложил обрезки ногтей в ладонь и выбросил в мусорное ведро. Возможно, теперь госпожа Танака откажется от своих романтических замыслов. Что ж, будем надеяться.

II

   Я планировал взять отгул, чтобы посетить доктора и проконсультироваться по поводу странной хвори, напавшей на меня в ночь на субботу, однако, прибыв на работу в понедельник, обнаружил, что планам моим не суждено осуществиться. Господин Такахара, заместитель главы департамента, отбыл в деловую поездку на Гавайи, а госпожа Каванон и ушла в декретный отпуск (и то сказать, давно пора – хотя нам будет недоставать ее секретарских услуг, я находил, что вид ее огромного живота никак не вяжется с атмосферой офиса).

   Если я отлучусь на пару часов, у руля придется встать практиканту Таро. Подобной катастрофы я никак не мог допустить и потому остался за рабочим столом. Даже в туалет и к питьевому фонтанчику я отлучался бегом.

   Возможно, мне и не обязательно идти к доктору. Ты обрадуешься, узнав, что следующие ночи я спал как убитый. Всю неделю возвращался домой за полночь и валился в постель, будто подкошенный, чтобы проснуться в шесть утра от звука будильника и приступить к радиогимнастике.

   Сегодня утром я вышел из дома вовремя. Небо, чуть тронутое по краям легкими облачками, сияло приглушенной голубизной. Через два дома от нашего сакура в саду господина Уэ покрылась цветами. В воздухе чувствовалась весна, спешившая в наш тихий пригород, я с облегчением заметил, что рядом с почтовым ящиком, словно часовой, маячит госпожа Танака в застегнутом на все пуговицы стеганом халате. В понедельник и вторник она не выходила, я даже заволновался, что старушка приняла слишком близко к сердцу крушение своих романтических замыслов в отношении меня и Наоко.

   Госпожа Танака размахивала коробочкой.

   – Вот, рисовые пирожные, господин Сато, – сказала она, – только вчера испекла. Чудесная погодка, не правда ли? Надо будет вывести господина Танаку на прогулку по берегу пруда с карпами.

   – Благодарю вас, госпожа Танака. – Я взял коробочку. – Обязательно попробую за ленчем.

   – Вот и славно, питаться вовремя – очень важно, особенно раз вы приходите так поздно. Вчера, например, вы вернулись в пять минут первого!

   – В последнее время в офисе много работы.

   Госпожа Танака неодобрительно хмыкнула и покачала головой.

   – Значит, вы должны сказать своим начальникам, что им следует нанять больше людей.

   Я послушно кивнул. Госпожа Танака совершенно разбирается в офисном администрировании, поэтом) лучше было не спорить.

   – Кстати, еще раз спасибо за воскресный обед, – сказал я. – Так вкусно я давно уже не ел!

   – Надеюсь только, что плохие манеры моей племянницы не испортили вам аппетит, – заметила госпожа Танака.

   В голосе старушки слышалась горечь.

   – Плохие манеры? – переспросил я. – Что вы, Наоко-чен – очаровательная и очень… современная молодая женщина!

   Госпожа Танака возвела очи к небесам и вздохнула.

   – Да уж, современная, это точно. Но очаровательная и молодая? Ей уже исполнилось тридцать пять! И никакого намека на приятеля! Надеюсь, что хотя бы биологические часы сумеют победить ее упрямство. Ах, ее бедная мать…

   – Да-да, разумеется, – перебил я, не желая выслушивать столь интимные подробности. – Я должен идти, госпожа Танака, поезд в 7.45 ждать не будет. Спасибо за пирожные.

   Я открыл калитку.

   – Постойте, – сказала госпожа Танака.

   Ее пальцы, от плохого притока крови бледные и холодные, будто мрамор, вцепились в калитку.

   – Как вам спалось в последнее время?

   – Замечательно, спасибо, – ответил я. – А что такое?

   – Я слышала, как вы бродили по дому около четырех утра…

   Невозможно, подумал я. Наверное, она слышала шум в семье корейцев, живших с другой стороны от ее дома, и спросонья неправильно определила источник звука. – Вы уверены, госпожа Танака? Уверены, что это были не корейцы? Я всю ночь спал как убитый.

   – Хм, – госпожа Танака оскорбленно фыркнула, – разумеется, я не могу утверждать, что они пробрались в дом, чтобы поскрипеть половицами и поиграть на вашей виолончели…

   – Виолончели?

   Голова закружилась, выпитый кофе подступил к горлу.

   – Я спал до шести утра, – продолжал настаивать я.

   – Я вязала, когда услышала эти звуки, – сказала госпожа Танака. – и подумала про себя: «Чего это господину Сато взбрело в голову поиграть на виолончели в такой час?»

   – Я не помню ничего подобного.

   – Значит, вы спали на ходу, – решила госпожа Танака.

   Невозможно! Разве ты помнишь, чтобы я когда-нибудь ходил во сне? Несомненно, ты сказала бы мне об этом. И как я мог во сне играть на твоей виолончели?

   Госпожа Танака обернулась к нашему пустому дому с темными окнами наверху.

   – Вы не должны перерабатывать, господин Сато. – Ее всегдашний резкий тон смягчался сочувственными нотками. – Нельзя допускать, чтобы ваше здоровье расстроилось!

   Мысль о том, что я способен ходить во сне, испугала меня. Когда в 7.45 поезд отправился в сторону Осаки, я решил, что вполне созрел для похода к врачу.

   Однако, войдя в офис, я столкнулся с практикантом Таро – голова его повисла над копировальным аппаратом, который прогонял один за другим пустые листы.

   – Таро! – воскликнул я. – Что ты делаешь?

   Завороженный мельканием бумаги, Таро поднял голову, глупо улыбаясь.

   – Доброе утро, господин Сато. Вчера поздно вернулся из караоке-бара… Но теперь-то я точно проснулся.

   Разумеется, ты понимаешь, что весь этот день я пристально наблюдал за мальчишкой. Дождусь возвращения господина Такахары и запишусь на прием. Оставить офис на юного Таро означало навлечь на «Дайва трейдинг» неисчислимые беды.

   Домой я вернулся в 11.15. Я не ел с самого ленча, поэтому желудок скрутило в тугой узел. Попытался утихомирить его тарелкой супа клам. Весь день голова моя была забита работой, поэтому я не мог поразмышлять о словах госпожи Танаки по поводу виолончели. Однако в поезде, на пути домой, я изобрел способ выяснить правду. Перед тем как лечь в постель, посыплю пол тальком. Если это действительно был я, отпечатки ног выдадут меня с головой.

   Так я и сделал, только перед этим положил на семейный алтарь подарок: несколько засахаренных леденцов, которые купил в киоске в подземке. Наверное, твоя мать, принимая во внимание ее диабет, станет возражать, однако тебе они должны понравиться. Ты ведь у меня всегда была сладкоежкой.

III

   В ночи бамбук гудел трубными голосами. Неужели ночью заросли оживают, или это днем наши уши глухи и невосприимчивы? По сравнению с воскресной прогулкой местность вокруг изменилась. Заросли захватили летучие насекомые, змеи прятались среди деревьев. Паутина, свисавшая поперек тропинки, одарила меня липким поцелуем. Я смахнул паутину с лица, опасаясь, что внутри прячется паук.

   В нескольких километрах от этого места мы однажды устроили лагерь, помнишь? Мы поженились совсем недавно, и это был наш первый поход. Как ты была весела! Закатав синие штаны, ты переходила ручей вброд, пока я удил рыбу. Ты собирала на дне камушки. Потом мы приготовили рыбу, которую я поймал, и сварили на пару рис. Помнишь, ты еще уверяла меня, что это была самая вкусная рыба, которую ты ела в жизни?

   Ночной бриз наполнял воздух прохладой. Ткань пижамы холодила кожу. Отсюда не слышно, как скрипит под ногами деревянный пол. Как проясняют голову ночные прогулки! Какое облегчение – вырваться из четырех стен!


   Проснувшись на следующее утро, я первым делом произвел инспекцию талька, который насыпал на полу рядом с кроватью. Никаких отпечатков, никаких следов ног. Значит, я всю ночь не вставал с постели. Когда я заметал пахнувший ромашкой тальк в совок, осколки горько-сладкого сновидения этой ночи посетили меня вновь. Я опять сидел в баре у стойки, Марико смешивала для меня коктейль, ее гладкие волосы были убраны назад при помощи двух заколок в виде серебряных бабочек. Жидкость лилась в стакан, закручиваясь в разноцветные водовороты. Пару минут я решался пригубить коктейль – такой неестественной казалась смесь цветов, а вдруг это яд? – затем поднял стакан и выпил. Я уже забыл вкус напитка, однако отлично помню, что спросил у Марико, что это я выпил? Но вместо Марико передо мной стояла ты.


   Как я и думал, следующий день прошел как в лихорадке. К моему разочарованию, господин Такахара прислал факс, что его дела на Гавайях затягиваются дольше, чем предполагалось, и он не вернется раньше следующей недели. Весьма встревоженный, я позвонил в отель в Гонолулу и оставил для него срочное сообщение.

   После ленча в финансовый департамент нанес визит сам Мураками-сан. Он зашел, чтобы проинструктировать меня относительно новой управленческой стратегии в транспортном департаменте, а закончил тем, что просидел целых два часа, просматривая финансовые документы. Нечего и говорить, что я был зол на Мураками-сан за те сплетни, что он распускал о нас с тобой, поэтому его присутствие меня раздражало. К счастью, профессиональный подход к делу взял верх над эмоциями.

   Поведение Мураками-сан казалось мне неподобающим для руководителя. Пролистывая финансовые отчеты, он насвистывал джазовые мелодии и приставал к госпоже Хатта до тех пор, пока она не покраснела до корней волос. Он без конца приглашал бездельника Таро перекурить. Перед тем как покинуть офис, Мураками-сан пожелал захватить с собой папки по «Кавамото» для более тщательной проверки. Когда я попытался объяснить ему, что документы еще не подшиты в должном порядке, Мураками хихикнул и сказал:

   – Этого просто не может быть, Сато-сан. Такой дотошный буквоед, как вы, не позволит документам валяться в беспорядке… Кстати, не присоединитесь ли сегодня вечером к нам с Таро?

   Я промямлил извинения. Мураками-сан понимающе кивнул и удалился, превознося мои жесткие принципы руководства и прижимая к груди папки.

   Я изучал документы, разъясняющие новую управленческую стратегию в транспортном департаменте, когда госпожа Хатта позвала меня к телефону. Я взял трубку, ожидая, что услышу голос Ямаситы-сан из отдела займов Фудзитсу-банка.

   – Говорит Сато.

   – Господин Сато, это Марико из бара «Сайонара».

   Дрожь стыда пронзила меня. Что может быть более неуместным, чем звонок в офис девушки из хостесс-бара? Я бросил взгляд на коллег. Мацуяма-сан, консультант по ведению счетов, разговаривал с клиентом по другой линии. Таро уставился на экран, на котором висела заставка с утенком Дональдом. Только госпожа Хатта находилась в пределах слышимости – она вставляла в степлер запасную обойму. Вдруг она догадается?

   – Э… мне так неловко беспокоить вас на работе… но это единственный способ связаться с вами.

   В голосе Марико слышалась робкая дрожь. Похоже, она догадалась, что за проступок совершила.

   – Откуда вы узнали мой номер? – От огорчения голос мой звучал хрипло. – Вам дал его Мураками-сан?

   – Нет, что вы! – отвечала она. – Я отыскала его в справочнике «Дайва трейдинг»… Я связалась с вами через коммутатор компании.

   – Понятно. Боюсь, сейчас я не могу разговаривать. Я очень занят. Я полагаю, что вам не стоит больше звонить сюда.

   Я сожалел, что приходится выговаривать Марико таким холодным и невежливым тоном, но я по-прежнему считал, что она поступила очень дурно, позвонив мне прямо в офис.

   – Обещаю, – согласилась Марико, – но мы должны условиться о встрече. Может быть, вы заглянете в бар? Я хочу кое-что рассказать вам.

   Что может рассказать мне девушка, столь далекая от моих повседневных забот? Мне было неловко продолжать разговор рядом с госпожой Хатта, которая между тем начала поливать цветы на подоконнике.

   – Рассказать что? – спросил я.

   На том конце провода наступило короткое молчание, затем спокойный голос произнес:

   – Это касается вашей жены.


   Я ушел с работы в восемь. Некстати разыгралась мигрень. Портфель бил по ногам. Я с трудом продирался сквозь толпы людей, спешащих с работы. Что их так манит сюда, в район Синсайбаси? Мне никогда этого не понять. Вокруг все гудело, каждый следующий бар предлагал посетителям еще более зазывающую вывеску. Мигали игровые автоматы. В фойе ресторана «Морской бриз» девушка в бикини из ракушек и с чешуйчатым русалочьим хвостом скользила в гигантском аквариуме, рассеянно улыбаясь прохожим. Темные волосы парили в воде над головой.

   На подходе к бару «Сайонара» пульс мой участился. Звонок Марико родил в моей душе переполох, какой про изводит лиса, забравшаяся в курятник. Что может сказать мне это дитя? Когда она упомянула твое имя, я весил трубку. Затем сказал госпоже Хатте, чтобы она звала меня к телефону, только если позвонят из Фудзитсу-банка. Но поздно – Марико похитила мой покой. Работа была забыта, я понимал, что не смогу сосредоточиться, пока не переговорю с ней.

   Я задержался в дверях закусочной, где подавали лапшу. Следующая дверь вела в бар «Сайонара». В запотевшем окне повар толстыми мозолистыми руками лепил мясные клецки. Я спрашивал себя, что может знать о тебе Марико. Только то, что сказал ей Мураками-сан. Какие жестокие сплетни, ходившие после твоей смерти, мог услышать Мураками-сан?… Никто не знал тебя лучше, чем я. Я никогда не поверю, что ты могла сама лишить себя жизни.

   Наконец я решил, что мне не о чем разговаривать с Марико. Развернувшись перед витриной закусочной, я побрел домой.


   Дома я принял ванну и послушал радио. Затем улегся в постель, надеясь на усыпляющий эффект горячей воды.

   В два часа ночи зазвонил телефон. Я вскочил с постели и в темноте поплелся в коридор.

   – Слушаю. Дом Сато, – ответил я заспанным голосом.

   Раздался щелчок, затем – гудки.

   Я разозлился. Что за хамы! Нет, чтобы извиниться, раз уж набрали неправильный номер!.. Я начал подниматься по лестнице, сердитый, словно медведь, разбуженный от спячки. Теперь раздражение вряд ли позволит мне заснуть. Веселенькое утречко меня ожидает, горько подумал я.

   В доме было тихо и пустынно. Поднявшись наверх, я заметил, что дверь пустующей комнаты слегка приоткрыта. Странно, я ведь всегда оставляю эту дверь закрытой. Придется заглянуть внутрь.

   Дверь легко отворилась. Свет луны просачивался сквозь зашторенные окна. Я взглянул в центр комнаты, и сердце мое болезненно сжалось. Кто-то передвинул твою виолончель.

   Она лежала на боку в центре комнаты. В позе было что-то вульгарное, словно инструмент решил подставить бока лунным лучам. Голова закружилась. Кто-то взломал замок и проник в дом? Кто мог ее передвинуть? Дыхание со скрежетом вырывалось из груди, когда я на ощупь нашарил выключатель. Яркий свет проник в каждую щель, и виолончель снова стояла в углу напротив книжного шкафа.

   Значит, галлюцинация… Я был потрясен. Никогда не думал, что галлюцинации бывают такими яркими и убедительными. Ноги вросли в татами. Я боялся оглянуться, еще больше боялся выйти из комнаты и оставить виолончель без присмотра. Но не стоять же так всю ночь! Небольшая прогулка приведет меня в чувство.


   И снова рассвет застал меня за разговорами с тобой. Я зашел дальше, чем намеревался – теперь предстояла хорошая часовая прогулка обратно. Только погляди, как высоко я забрался. Я не осознавал, что поднимаюсь на холм, пока буйные бамбуковые заросли не остались позади. Пора было возвращаться, иначе я опоздаю на работу. До чего же странно, должно быть, выглядела моя одинокая фигура в пижаме и пропитавшихся грязью мокасинах. Чтобы не быть замеченным госпожой Танакой, я постарался скользнуть в дом незаметно. Сегодня мне некогда с ней болтать. Нужно погладить рубашку и успеть на поезд, записаться на прием к доктору и продать виолончель.

   Если не буду мешкать, как раз успею на 7.45.

Глава 10
Мэри

   Мы проговорили всю ночь и встретили рассвет на простынях, пропитавшихся нашим потом и саке. После обеда мы не могли больше спать и потому отправились завтракать. У стойки сидели парни в рабочих робах. Они курили и смеялись, распространяя запахи асфальта и тяжелого рабочего пота. Женщина с усиками склонилась над чаном с лапшой, стряхивая туда пепел с окурка, прилепившегося к нижней губе. Принимать душ мы не стали и теперь молча сидели за столиком, приходя в себя от бессонной ночи. Крошечные красные прожилки испещряли белки Юдзи, волосы его смялись подушкой. Он взял разовые палочки и со щелчком расщепил склеенные концы. Я смотрела, как Юдзи подносит лапшу ко рту: он был прекрасен даже сейчас, когда с жадностью набрасывался на еду.


   Прошлым вечером он прислал сообщение, приглашая меня встретиться в одном баре в Намбе. После работы я взяла такси. Меньше всего на свете мне хотелось сидеть в баре, устроенном на британский лад, где ковры издают застоявшуюся вонь печеной трески и настоящего английского эля. Юдзи и его друг Синго играли в бильярд в задней комнате. Я сидела на высоком табурете, пила пиво и наблюдала, как методично они уменьшают количество шаров на столе. Когда Синго наклонился над столом, примериваясь к очередному удару, Юдзи подошел ко мне и будничным голосом произнес:

   – Они разгромили мою квартиру.

   Я удивленно спросила, что он имеет в виду: кто разгромил его квартиру? Он сказал, что не знает. Они разбили стереосистему и ножом разрезали матрас, но ничего не взяли. Юдзи был смущен моей реакцией, он улыбнулся Синго, словно извиняясь. Женщины, что с них взять? Синго улыбнулся мне. Он сказал, что Ямагава-сан в два счета разберется со всем этим.

   Позже, когда мы шли ко мне, Юдзи выглядел подавленным. руки обнимали мои плечи, я прислонялась к нему, вдыхая запах табака и кожаной куртки. Опьянев, я что-то лопотала на ломаном японском, когда сзади раздался глухой удар. Мы подпрыгнули и обернулись. Под тусклым светом галогенных ламп мы не заметили ничего, кроме выщербленного тротуара и мусорных контейнеров. Я рассмеялась.

   – Кошка, наверное.

   – Я чуть в штаны не наложил, – сказал Юдзи.

   Я удивилась. Обычно Юдзи вел себя так, словно чувство страха ему неведомо. К тому же ночью японские улицы совершенно безопасны, даже если вы гуляете в одиночку. Уровень преступности здесь крайне низок, я ни разу не видела на улицах никакого насилия. Затем я вспомнила, что у Юдзи есть причина для беспокойства.

   – Думаешь, это те, кто разгромил твою квартиру?

   Где-то за переездом взревел мотоцикл. Лицо Юдзи скрывалось в тени, я не могла разобрать его выражения.

   – А что сказал Ямагава-сан? Он знает их?

   – Он был не особенно разговорчив. В последнее время мы не слишком ладим.

   – О чем ты говоришь? Тогда в клубе мне показалось, что он души в тебе не чает.

   У меня с каблука слетела набойка. В тишине ночи раздавался громкий металлический перестук.

   – Кое-что случилось. В любом случае я должен слинять. Ребята – Синго, Тору, другие – чувствуют то же самое. В последнее время все вокруг ведут себя как-то странно. Да и работа, которую он мне поручает, нравится мне все меньше.

   – Что ты имеешь в виду?

   Юдзи избегал моего взгляда. Однажды я рассказала ему о фильмах про якудзу, которые смотрела еще в Англии – там были одни перестрелки, драки и отрезанные пальцы. Тогда Юдзи рассмеялся и сказал, что все это не имеет ничего общего с действительностью. Однако теперь, видя Юдзи таким потерянным, я усомнилась в правдивости его слов.

   – Это плохо, Юдзи, – сказала я. – Ты должен уйти от него, ты же не собираешься всю жизнь работать на Ямагаву-сан?

   – Все не так просто, – ответил Юдзи. – Он вложил в меня деньги, потратил на меня время. Он будет недоволен.

   – И пускай. Если ты больше не хочешь работать на него, никто не может тебе помешать. Что они сделают?

   Силой заставят?

   – Он решит, что я предал его.

   – Что значит предал?

   – Тебе не понять, – сказал Юдзи. – Если он выйдет из себя, будет еще хуже.

   Мы замолчали. Юдзи прав, я ничего не понимаю. С чего это Ямагава-сан станет поднимать шум? Да вокруг полно вчерашних школьников, которые вполне способны работать курьерами и собирать долги. Однако после той ночи в караоке-баре я начала догадываться, что Ямагава-сан вполне способен сделать чью-нибудь жизнь невыносимой.

   – Иногда мне хочется все бросить и залечь на дно. Давно уже надо было так сделать.

   – И где ты собираешься залечь? – спросила я.

   Мы дошли до дверей. Дешевые рекламные листки – пицца со скидкой, девушки по телефону – выскользнули из почтового ящика и шлепнулись на пол, покрытый плиткой лососевого цвета. Юдзи пожал плечами, слишком расстроенный, чтобы отвечать.

   – Ты мог бы уехать из Японии вместе со мной, – сказала я, – давай отправимся путешествовать по свету.

   Его молчание было красноречивее слов. Чтобы Юдзи не прочел в моих глазах боль, я заспешила вперед прямо по рекламным листкам, усеивавшим пол, и вставила в отверстие карточку. Дверь со скрипом отворилась, и механический голос пригласил нас войти. Я вошла, но Юдзи не двигался. Он стоял на месте, засунув руки в карманы, бездумно разглядывая парковку. Я попыталась улыбнуться.

   – Ты не войдешь?

   Он посмотрел на меня и сказал:

   – Если я раздобуду денег, мы могли бы уехать на следующей неделе.


   Юдзи отпихнул пустую чашку и потянулся к моим рукам. Я улыбнулась ему. Меня грызли сомнения и страхи. Прошлым вечером Юдзи впервые пожаловался мне на свою работу. Я привыкла считать, что работа много значит для него. Может, он рассказал мне все это только потому, что был расстроен?

   – Тебе ведь будет не хватать друзей… А твоя мать? Все, кого ты знаешь, останутся в Японии.

   Я понимала, что это самое трудное. Напомнить ему о том, что он оставляет в Японии. Сердце мое отчаянно билось. Как часто планы, задуманные в ночной тиши, к утру кажутся безумными.

   – Все мои друзья работают на Ямагаву-сан, – ответил Юдзи. – А мать справится, не стоит о ней беспокоиться.

   – Ты скажешь ей, что уезжаешь?

   Юдзи покачал головой.

   – Мы никому ничего не скажем. Мать будет в ярости, но рассказать ей было бы слишком рискованно. А еще я хочу, чтобы ты продолжала работать в баре, словно ничего не случилось, до самого отъезда. Мы не должны вызвать подозрений.

   – И я не смогу ни с кем попрощаться? – спросила я.

   – Ну, если только с Катей и Марико. Скажи им, что возвращаешься в Англию. Чтобы достать деньги, мне понадобится пара недель. Просто будь готова.

   – Хорошо.

   Вот он и разрешил все мои трудности. Я улыбнулась, а Юдзи перегнулся через стол и накрыл мою улыбку поцелуем. На вкус поцелуй был соленым, губы напоминали выщербленный асфальт, нежные и грубые одновременно. Он откинулся назад – слишком быстро, на мой взгляд. Двое рабочих бросали в нашу сторону игривые взгляды. Хозяйка заведения размешивала лапшу и ухмылялась. Вы нечасто встретите японца вместе с западной женщиной, гораздо чаще бывает наоборот. Иногда мы чувствовали, что привлекаем всеобщее внимание. Обычно Юдзи дергался и отмахивался от назойливых приставал, но сейчас он забыл обо всем. Я видела свое отражение в его темных и маслянистых, будто нефть, глазах.

   – Мы никогда об этом не пожалеем, – сказал он.

   Юдзи должен был встретиться с Ямагавой, поэтому я отправилась домой и долго стояла под обжигающим душем, что-то напевая. Обычно я не пою в душе, но сегодня мне словно вкололи инъекцию счастья. После душа я облачилась в поношенное кимоно и обмотала голову полотенцем. До чертиков хотелось излить кому-нибудь душу, хотя единственная тема разговора, которая меня интересовала, находилась под запретом. Я прошлепала через холл по направлению к комнате Марико – этакая гранд-дама с банным полотенцем на голове.

   Я постучалась.

   – Марико, ты здесь?

   Дверь была не заперта. В комнате оказалось пусто, все вещи лежали на своих местах, все поверхности блестели чистотой, словно я попала в отельный номер, ждущий постояльцев. Легкий ветерок шевелил москитную сетку. Я вышла, закрыв за собой дверь.

   В отсутствие Марико поругать меня было некому, поэтому я зажгла сигарету и уселась на кухне, по-прежнему нервно напевая. Я надеялась, что Юдзи удастся раздобыть деньги как можно скорее. Я отлично понимала, что глупо радоваться, когда дела Юдзи, по всей видимости, не слишком хороши, но ничего не могла с собой поделать. К тому же скоро мы будем недосягаемы для любых неприятностей.

   Кроме того, меня терзали опасения совсем иного рода. Месяцы, проведенные в гостиницах с тараканами, дорожные неприятности и усталость от путешествий вполне способны похоронить любовь. Наши отношения неминуемо должны будут измениться. Мы можем закончить, как те измученные солнцем и тяготами пути пары, которые мне уже довелось видеть в Японии. И все-таки любое путешествие делает вас более открытыми миру, да и Юдзи не помешает избавиться от придуманной роли этакого крутого мачо. Он никогда не говорил мне, однако я была уверена: Юдзи любит меня. Мне казалось, что в привычке японских мужчин скрывать свои чувства есть что-то родственное обыкновению японских женщин прикрывать рот, когда они хихикают. Во всяком случае желание Юдзи провести рядом со мной в путешествии по Азии несколько месяцев искупало в моих глазах все трудности предстоящего пути.


   Я опоздала на работу, поэтому в раздевалку влетела бегом. Побив рекорд быстрых сборов, я выскочила в бар надеясь, что Мама-сан все еще в своем кабинете. К счастью, клиентов оказалось не слишком много. Двое сидели со Стефани и Аннушкой, двое – с Катей. В темных углах бара залегли тени. Из музыкального автомата доносились стенания Стинга о том, как тяжело приходится англичанину в Нью-Йорке. Попробовал бы он прижиться здесь!

   При моем приближении Катя встала с места. Сегодня она была в длинном красном китайском платье, которое на прошлой неделе купила на развале в Кобе. Она собрала волосы в тугой пучок и подвела на восточный манер глаза. Катя взяла меня за руку и чмокнула в обе щеки.

   – А вот и Мэри, – объявила она. – Мэри из Англии.

   – Добрый вечер, – поздоровалась я с клиентами.

   Те встали и поклонились. Один из клиентов был почтенным и седовласым, а второй – настоящий юнец, совсем недавно избавившийся от подростковых прыщей на лбу. Я узнала седого и важного; Стефани называла его Щупальца. Если девушки позволяли ему учащенно дышать себе в ухо и не отталкивали его шаловливых, ищущих рук, он начинал метать банкноты в тысячу йен словно сошедший с ума кассовый аппарат.

   – А эти привлекательные джентльмены, – продолжила Катя, – Мураками-сан и Таро.

   Снова последовали поклоны. Катя уселась рядом со Щупальцами, такая сияющая и источающая мед, что даже меня убедила в своей искренности. Я присела рядом с юнцом.

   – Англия? Здорово, – сказал Таро.

   Он был хилый и тщедушный, костлявые запястья высовывались из-под манжет, словно у подростка, за одну ночь выросшего из одежды.

   – На улице сильный дождь, – ответила я. – Откуда вы родом?

   Я поставила локти на стол и наклонилась к нему, как будто жаждала услышать ответ больше всего на свете.

   – Из Хиросимы, – отвечал Таро. – Я приехал в Осаку, чтобы работать в «Дайва трейдинг». Вы должны помнить моего начальника – заместителя главного менеджера по работе с персоналом Мураками, – Таро показал на Щупальца, – он постоянный клиент вашего бара.

   Катя лущила фисташки и забрасывала их в рот уважаемого заместителя главного менеджера, улыбаясь, когда тот пытался схватить и засосать губами ее пальцы. Он что-то бормотал, а Катя смеялась, откинув голову назад и обнажая изгибы шеи.

   – Я тоже люблю фисташки, – с надеждой промолвил Таро.

   Я улыбнулась с видом не понимающей намеков идиотки.

   – Вам нравится работать на Мураками-сан?

   – Он лучше всех! В программу обучения стажеров он включил углубленный курс изучения женщин и алкоголя. Мой наставник – истинный мастер.

   – Повезло вам.

   – Он гораздо круче всех остальных в офисе. Мураками-сан понимает толк в развлечениях, а вот мой непосредственный начальник ведет себя словно тупой робот. «Исправьте там, где я подчеркнул красным, Таро. Больше никаких перекуров, Таро…»

   – Сигарету, Таро?

   Мураками-сан протягивал ученику пачку «Винстона».

   Таро взял сигарету и вставил в рот. Я поднесла зажигалку и смотрела, как он затянулся и пару секунд подержал дым во рту, прежде чем выдохнуть. Юнец стал рассказывать мне о своем новом увлечении – гольфе, в котором он совершенствуется под руководством Мураками-сан. Затем Таро попросил меня обучить его английским ругательствам. Пришлось уступить его просьбам. Я старательно исправляла его произношение.

   Так прошла половина вечера. Таро приговорил три стакана сливового вина – от такого количества алкоголя не опьянел бы и хомяк, но щеки юнца загорелись как печка. Он уже рвался сдернуть с себя галстук и повязать его на лбу, изображая Рэмбо. Я вежливо посмеивалась.

   Мураками-сан глазел на разыгрывающийся спектакль и одобрительно гудел.

   – Браво, Таро! Все офисные клоуны ничто перед тобой!

   Мы с Катей хихикали, как малолетки. Но когда глаза наши на короткое мгновение встретились – в них отражалось презрение. Мураками-сан отвел тяжелый взгляд от разреза на Катином бедре и сказал, что созрел для следующего «Сингапурского слинга». Катя попросила меня сопроводить ее в бар.


   Я отмерила куантро, шерри-бренди и джин и смешала в миксере. Катя добавила грейпфрутового сока из картон ной упаковки. Ночь выдалась оживленная, с клиентами сидели семь девушек. У всех на волосах и в разрезах платьев сверкали блестки (в раздевалке я видела баллончик с пульверизатором). Аннушка и Сандрин заткнули за уши орхидеи. Аннушка улыбалась клиенту, ногтями ожесточенно кромсая под столом картонную подставку под стакан.

   – Сегодня тихо, – заметила Катя. – Этот молокосос не действует тебе на нервы?

   – Я чувствую себя чертовой нянькой, – ответил я. – Так и хочется отправить его в постельку. А как Щупальца?

   – Да я б к такому дерьму и на пушечный выстрел не подошла, но платит он хорошо…

   На экране над баром крутили показы мод. Девушки вышагивали по подиуму в цилиндрах, украшенных роскошными страусовыми перьями. Катя улыбнулась про себя.

   – Он просил кое-что узнать у тебя.

   – Что?

   Катя закрутила крышку миксера и сделала пару быстрых движений, словно извивающийся угорь.

   – Спрашивал, не хочешь ли ты переспать с мальчишкой, которого он привел? Утверждает, что он еще девственник. Мураками думает, что вы друг другу приглянулись.

   – Что? – задохнулась я от возмущения.

   Катя оставалась серьезной.

   – Он предлагает триста тысяч йен и оплату гостиницы, но мальчишка не должен ничего знать. И это только потому, что Мураками-сан показалось, что он тебе понравился.

   Триста тысяч йен! Многие здесь зарабатывают столько за месяц. Я видела, как Мураками-сан и Таро заговорщически перешептываются. Мураками-сан в чем-то убеждал улыбающегося до ушей Таро.

   – Катя, ты серьезно? Я же не проститутка…

   Наконец Катя перестала притворяться и зашлась смехом.

   – Да ты тут ни при чем! Мураками-сан это всем предлагает!

   – Мило.

   – Триста тысяч йен – это покрыло бы твои дорожные расходы!

   – Да уж.

   – А так я потеряю комиссионные.

   Достали меня дурацкие Катины шутки! Я стукнула серебряным подносом о стойку несколько сильнее, чем требовалось.

   – Мэри, ты чего? Где твое чувство юмора?

   – Меня уже тошнит от типов, которые думают, что за каждым хостесс-баром скрывается бордель!

   Вскипевшая во мне злость удивила не только Катю, но и меня саму. Я отвела взгляд.

   – Я слышала, прошлым вечером здесь был Ямагава-сан. – Катя сочла за благо сменить тему.

   – Угу. Заставил меня спеть «Материалистку» четыре раза подряд!

   Катя рассмеялась, точно так же, как Юдзи, когда я рассказала ему об этом. Да уж, со стороны и вправду смешно.

   – Ты должна была отказаться…

   – Или заставить его выбрать песню получше.

   Катя вылила в стакан коктейль для Мураками.

   – С ним был парень, который попал в аварию. Пол-лица в бинтах.

   – Господи, бедняга, – сказала Катя. – Впрочем, с теми, кто работает на Ямагаву, такое случается.

   Она высыпала в тарелку фисташки. Я добавила чистую пепельницу и еще счет на три тысячи йен. Мрачное замечание Кати расстроило меня.

   Она подняла серебряный поднос и, уже отходя от барной стойки, обернулась:

   – А что касается Щупальцев, я вовсе не хотела тебя обидеть. Думала, тебя это рассмешит.

   – Да ладно, – ответила я. – Просто я сегодня что-то устала. Не обращай внимания.

   – Давай куда-нибудь завалимся после работы и поболтаем вволю, – предложила Катя.

   Я улыбнулась и подумала про себя: «Как же мне будет тебя не хватать!»


   Очевидно, после моего ухода Мураками-сан вправил юнцу мозги, и я нашла Таро преображенным. Теперь он вел себя как истинный Дон-Жуан. Наверное, Мураками-сан подсказал ему, что, изображая Рэмбо, трудно достичь успеха у противоположного пола. Таро снял галстук со лба и расстегнул пару пуговиц на рубашке, обнажив костлявую грудь.

   – Вы водите машину? – спросил он.

   Я покачала головой.

   – Нет, я слишком ленива, чтобы научиться. Наверное, я до конца жизни приговорена к общественному транспорту.

   – А вот я беру уроки вождения, – словно бы ненароком заметил Таро. – Инструктор говорит, я схватываю все на лету. Через пару недель получу права. Могу покатать вас. В это время года в Наре так красиво.

   – Спасибо, Таро. Было бы замечательно, – сказала я.

   Я потянулась за сигаретой. Прикинула в уме, какая сейчас погода в Китае. Придется ли Юдзи брать с собой кожаную куртку?

   – Позвольте мне.

   Чертовски обходительный Таро дал мне прикурить. Я изобразила благодарственную гримасу и затянулась. Таро глотнул свой напиток и спросил:

   – Мэри, у вас есть приятель?

   – Есть, – ответила я.

   Лицо Таро застыло, он попытался ухмыльнуться. Злобное удовольствие, которое я на мгновение испытала, тут же уступило место чувству вины.

   – Так, ничего серьезного, ну, вы понимаете, чтобы было с кем время провести…

   Таро вяло улыбнулся.

   – Тогда ладно. Со мной тоже можно провести время… Может быть, сходим куда-нибудь вместе?

   – Идет, – ответила я. – Почему бы нет?

   Ни. За. Что… Хотя почему бы не соврать? Я ведь не собираюсь долго задерживаться здесь.

   Таро снова начал изображать киногероя, когда я внезапно ощутила головокружение. Я схватилась за край стола и подождала – сейчас, сейчас все пройдет, – однако голову словно сжали невидимые тиски. Буря из черно-белых точек закружилась перед глазами. Мальчишеский писк Таро внезапно стал невыносимым, словно царапанье ногтя по грифельной доске. Хотелось сказать ему, чтобы заткнулся, но я сдержалась и, дождавшись паузы в его нудном посекундном пересказе «Терминатора-2», встала и извинилась.

   Пошатываясь, я побрела по бару. Зрение мое напоминало расстроенную телевизионную картинку: какие-то мелькающие фигуры, вспышки света и тени. Я двигалась по памяти. Мужчина толкнул меня локтем и извинился низким баритоном. Я даже не притормозила, чтобы посмотреть, кто это. Нужно где-то спрятаться, пока я не потеряла сознание.

   Ковер под ногами сменился плиткой. Запахло горелой пиццей и корейскими соленьями. Я миновала фритюрницу, кожей ощутив жар кипящего масла, затем краем глаза заметила очертания фигуры Ватанабе, состоящей из бело-черных точек, наконец рука моя коснулась холодной металлической поверхности морозильника. Я нащупала ручку и рванула дверцу, выпуская наружу ледяной воздух. Дверь со стуком захлопнулась за мной. Опрокинув стопку лепешек для пиццы, я упала на колени.

   Я прижалась лбом к прохладному и твердому полу. Разум продолжал по-прежнему блуждать в потемках. Я принялась растирать виски, а нежданный недуг все не отступал.

   Здесь не было ни звуков, ни света, ни надоедливых клиентов: я могла оставаться в морозильнике всю ночь, ломая голову, чем вызвано головокружение. Вряд ли дело в алкоголе. После нескольких месяцев на такой работе мне потребовалось бы порций семь виски, чтобы слегка раскраснеться.

   Холод прояснил голову. Я покрылась мурашками, а зубы начали выбивать стаккато. Кровь застыла в венах, заморозив меня до кости.

   Кто-то дернул дверь, по полу пролегла дорожка света. Несмотря на мое сердитое «Оставьте меня в покое», узкая щель расширилась до широкого пролома, и внутрь скользнула тень. Молчание. Значит, Ватанабе. Он закрыл дверь и присел рядом со мной на корточки, затем легко коснулся моего плеча. От удивления я вздрогнула. Ватанабе не из тех, кто любит чужие прикосновения. Я села. привалившись к холодной стене.

   – На, выпей, – прошептал он, впихнув стакан мне в руку.

   Я сделала глоток воды, затем еще один. Я не слишком хотела пить, но это простое действие вернуло меня в мир живых людей.

   – Спасибо, – прошептала я в темноту. – Просто голова разболелась.

   – Потребуется время, чтобы привыкнуть к этому, – серьезно заявил Ватанабе.

   Я слабо рассмеялась.

   – Наоборот, я хочу, чтобы это прекратилось.

   Несколько мгновений Ватанабе раздумывал над моими словами.

   – Поначалу я тоже так думал, – сказал он, – ну, когда это произошло со мной впервые.

   Я снова рассмеялась и про себя удивилась его приходу.

   Какое-то время мы просто тихо сидели в темноте, пока дверь морозильной камеры в очередной раз широко не распахнулась. Мы заморгали, разглядывая силуэт Мамы-сан с ее крошечным чихуахуа на руках.

   – Иди работать, Ватанабе, – сказала она.

   Ватанабе встал и прошмыгнул мимо Мамы-сан, надвинув на глаза козырек бейсболки, словно забрало шлема.

   – Что с тобой, Мэри? – нетерпеливо спросила Мама-сан. – Почему ты сидишь в холодильнике? Ты пьяна?

   Я поднялась на дрожащие ноги.

   – Нет. Просто приступ головокружения. Я решила, что мне полегчает, если я посижу здесь немного. Извините.

   Мама-сан никак не выразила неудовольствия. Она окинула критическим взглядом мое измятое платье и спутанные волосы. Вид у нее был такой, словно она жевала лимон.

   – Где Марико? Заболела?

   – Не знаю, я ее не видела.

   Мама-сан бросила испепеляющий взгляд на полку для овощей и проговорила:

   – Если ты больна, Мэри, так иди домой. Если можешь работать, так работай. Я не собираюсь платить тебе за сидение в холодильнике.

   Ватанабе слушал наш разговор, ссутулившись над раковиной. В кухню влетела Стефани, ее каштановые локоны тряслись.

   – Ватанабе-сан! Креветки темпура, чипсы начос и соус сальса дип, – крикнула она по-японски с сильным американским акцентом.

   Стефани прикрепила листок с заказом и бросила в нашу сторону любопытный взгляд. Со стороны могло показаться, что Мама-сан запихивает меня в холодильник. Господин Бойанж соскользнул на дюйм вниз по ее красному платью. Мама-сан подхватила его и водрузила на место.

   – Мне уже лучше, – сказала я. – Я могу вернуться на работу.

   – Вот и хорошо. Ступай к девятому столику.

   Все с тем же кислым выражением на лице Мама-сан развернулась и направилась в бар. Я спросила себя, каково ей будет, когда она узнает, что ее единственный сын собирается удрать из страны, даже не попрощавшись с ней. А уж известие о том, что он собирается сбежать вместе со мной… Мне стало жалко Маму-сан, нет, правда жалко! Впрочем, даже если бы она была хоть немного приветливее со мною, вряд ли Юдзи остался бы с ней.

   Я вздохнула, вспомнив, что предстоит еще по крайней мере два часа нянчиться с Таро. Ватанабе молча замер над раковиной.

   – Не могу дождаться, когда сдерну отсюда, – сказала я.

   Ответом мне был только шум воды в кране, хотя я знала, что Ватанабе разделяет мои чувства.

Глава 11
Ватанабе

   Универмаг из стекла и бетона вздымался вверх на восемь этажей. Эскалаторы поднимали покупателей до крыши, где был разбит сад. Золотистые лифты сновали туда-сюда, словно крошечные пузырьки кислорода в стеблях растений. Рядом с ярко освещенной галереей обнялись две иностранки, блондинка и брюнетка. Крошечные волокна искусственного мохера от топика брюнетки забились в ноздри подруги. Воздух между ними затрещал от статического электричества.

   Мэри и Катя были поглощены женской болтовней, состоящей из обмена комплиментами, рассказа о том, чем каждая из них занималась на протяжении последних двенадцати часов, и взрывов смеха, звонкого, словно удары по ксилофону. Мэри наполняла воздух гормонами окситоцина, отвечающими за доверие и женственность. Из семнадцати миллионов смесей, чувствительных к химическому воздействию, эти два гормона заставляли Катю, природе которой была свойственно макиавеллиевскос коварство, морщить нос.

   Я стоял напротив магазина под гигантским лазурно-голубым экраном, на котором знаменитая актриса щебетала о достоинствах туши «Мэйбелин ультралэш». Прозвучал сигнал, разрешающий пешеходам перейти дорогу, и вот они двинулись на меня: полузадушенные галстуками конторские служащие, женщины, прижимающие к себе своих отпрысков, школьники, слоняющиеся между залом игровых автоматов и бассейном. Людская картография в движении: мышцы движутся на костях, кровавые медузообразные щупальца выстреливают в гиперпространство. Каждый человек окружен призрачным водоворотом воспоминаний и чувств; и в любое из них я могу проникнуть по собственной воле. Во вспышке нейтрино пешеходы достигали моей стороны улицы и направлялись дальше по делам, телесные микропроцессоры стрекотали словно маленькие электрические цикады.

   Исполнив приветственный ритуал, Мэри и Катя вошли в здание. Я пересек дорогу и направился к ним. Две тысячи семьсот пятьдесят восемь отпечатков испещряли ручку двери. В этой пестрой смеси я узнал отпечаток большого пальца Мэри. Коснувшись ее сияющего следа, я толкнул дверь.

   На первом этаже роботы в красной униформе и шляпах в виде таблеток ослепительно улыбались и кланялись посетителям. Захваченные разнообразными желаниями, Мэри и Катя испытывали прилив эндорфинов не меньший, чем при занятиях экстремальным спортом или приеме легких наркотиков. Они двигались рядом с прилавком, где висели шелковые шарфы. К ужасу ближайшего робота Катя повязала один на голову.

   – В этом шарфе я могла бы заработать кучу денег, гадая на кофейной гуще.

   Мэри рассмеялась. Стоявшая рядом конторская служащая бросила на нее любопытный взгляд. В отличие от меня женщина не умела переводить звуки чужой речи в универсальный метаязык, что охватывает все языки мира. Мэри и Катя двинулись к прилавку со шляпами, расположенному от них в семи метрах двадцати сантиметрах. Я замер за пирамидой бриллиантовых тиар. Нет ничего проще, чем спрятаться в подобном универмаге, где вас захватывают блеск и пестрота, а все визуальные и пространственные импульсы заторможены и с трудом поддаются управлению.


   Нога моя редко ступала в пределы этих заповедников потребительского тщеславия. Прежде всего мне не нравилось, как там пахнет: липкая сахарная смесь из запахов, выделяемых человеческими телами, сочетаясь с освежителями воздуха, вызывала отвращение. Кроме того, я не выношу стремления к приобретательству, этого самообмана, с которым покупатель, словно охотник, подкрадывается к прилавку с летней коллекцией от Донны Каран. Вот, например, девушка с восхищением рассматривает костюм-двойку из кашмирской шерсти. Она искренне полагает, что наряд ценой девять тысяч йен превратит ее в захватывающую дух красавицу с рекламного проспекта. Или вот девушка в белых хлопчатобумажных перчатках, с лицом бледным как мел, верит, что этот синий пояс заставит юношу, в которого она безнадежно влюблена, забыть про ее псориаз. А вот мужчина с равнодушными глазами и порезами от бритвы на щеках – он считает, что выбранный им галстук с зелеными диагональными полосками поможет получить повышение по службе.

   Однако все их старания тщетны. Иногда я воображаю себя всеведущим старым вороном, что смотрит на капустное поле: каждый кочан прихорашивается и чистит перышки, чтобы стать самым красивым капустным кочаном на свете, забывая, что он всего лишь кочан, и ему никогда не стать ничем иным.

   Мэри и Катя направились к отделу женской одежды. Манекены там были облачены в яркие искусственные топы и военную форму. Катя уединилась в закутке, убранном в стиле гарема, покоренная меховыми манжетами. Катя считала свой яркий, вызывающий вкус собственной заслугой. Мне, однако, удалось проследить ее родословную до шестнадцатого века, где я обнаружил украинскую помещицу, принимавшую ванны из крови крепостных.

   Мэри двигалась мимо вешалки с футболками, и сердце мое ныло от нежности и страха. На прошлой неделе я следил, как Мэри со своим дружком возвращались домой по тихому пригороду.

   Я держался близко, подслушивая их разговор. И то, что я услышал, заставило меня содрогнуться.

   С тех пор каждый вечер Юдзи удобрял любовь Мэри вонючей навозной ложью. Ложью, которая была призвана скрыть от доверчивой влюбленной Мэри его подлую натуру. С болью я наблюдал, как он аккуратно подводит к зловещему финалу.

   Меж тем освобождение Мэри было не за горами. Это случилось на следующий вечер и наполнило мое сердце невыразимой радостью. Когда ее мир стал пузыриться и покрываться волдырями, она нашла меня, и вместе мы сидели в темноте морозильника. Мэри решила, что это болезнь, не сознавая, что это всего лишь первая рябь, пробежавшая по зеркалу. Помочь ей мог только я. Мне были слишком памятны муки первых дней моего вступления в новую реальность.

* * *

   Мэри и Катя двигались по бежевому ковровому покрытию. Жадными пальцами они ласкали и гладили экзотические ткани. Возбужденная новой линией джинсов, Катя устремилась к ним на ослабленных анорексией ножках. Отбросив собственные печали, сердце мое содрогнулось в спазме жалости.

   – Что ты думаешь об этих? – спросила Катя. – С заниженной талией?

   Мэри даже не посмотрела в ее сторону.

   – Знаешь, я уже два дня не видела Марико.

   – Хм…

   Катя оценивала качество джинсовой ткани. Она жила в таком самодостаточном мире, что просто не признавала существования знакомых, которых в настоящее время не было рядом, посему отсутствующая Марико ее нисколько не интересовала.

   – Я не знаю, где она. Сначала я решила, что Марико вернулась в Фукуоку, но все ее вещи остались в шкафу. К тому же она никогда бы не уехала, ничего не сказав мне.

   – Наверное, нашла любовника, – ответила Катя. – Помнишь, как Сандрин не приходила на работу, когда завела роман с тем высоким школьным учителем?

   – Марико не Сандрин, – заметила Мэри. – Я беспокоюсь. Прошлым вечером я поискала в комнате записную книжку, но не смогла найти даже телефона ее родных. Если у нее свидание, она должна была хотя бы заскочить домой, чтобы переодеться.

   – Да не волнуйся ты, – сказала Катя, – найдется твоя Марико…

   Однако Мэри была так напугана, что не слушала доводов Кати. В голове ее мелькали жуткие картинки, как на обложках таблоидов: Марико, лежащая в канаве. Я решил разгадать эту загадку.

   Словно снаряд, я скользнул в гиперпространство. Я летел над городскими крепостями из стекла и кирпичей, парил в небесах, прорывая ткань бесконечности. Мой гиперхрусталик двигался налево и направо, вверх и вниз. Каждый позитрон в этих небоскребах хрипло взывал ко мне, однако я благоразумно скользил к цели моего путешествия.

   Марико не лежала ни в какой канаве, она и вовсе нигде не лежала, Девушка находилась в торговом центре пригорода Осаки Юсо. Вот уже два часа четырнадцать минут она наблюдала, как продавец демонстрирует искусство вырезания розочек из редиски, используя специальный нож для срезания кожуры (1999 йен в розницу). Марико переживала нервный срыв – последствия еженощной борьбы с собственной совестью. Вот уже второй час девушка завороженно смотрела на продавца и на ловкие взмахи его ножа.


   Мэри, Катя и я покинули универмаг и отправились в пригород, где жила Мэри. Девушкам нужно было убить три часа до начала работы. Они решили посидеть у пруда с карпами напротив городского храма и выпить саке.

   – Нас будут осуждать за то, что мы пьем средь бела дня, – поддразнила подругу Катя.

   – Плевала я, – ответила Мэри.

   Раньше Мэри всегда заботилась о том, чтобы предстать перед жителями Осаки достойно, но сейчас, когда из головы не выходило предстоящее путешествие, она махнула рукой на свой внешний вид. Утром в понедельник в одиннадцать часов сорок одну минуту Мэри в одном пеньюаре развешивала на балконе белье. Это зрелище привело в неописуемое возбуждение старика-владельца тира в доме напротив, и весь день он приставал к посетителям, рассказывая об иностранной шлюхе со второго этажа.

   Мэри и Катя уселись на берегу и закатали джинсы, подставив ноги солнечным лучам, отражавшимся от воды. Солнечная радиация из озоновых дыр падала на плечи Мэри, стимулируя меланоциты. Пруд окружали кусты азалии. Пенсионеры в широкополых шляпах неспешно прогуливались, пили чай оолонг из пластмассовых фляжек и восхищались тенями, скользившими во мраке пруда. Если бы пенсионеры смогли по-настоящему представить себе впечатляющий карнавал плавников и чешуи, из которого состоит жизнь карпов то от удивления они со всего размаху грохнулись бы на измученные артритом колени. Когда Мэри обретет видение гиперпространства, мы с ней вернемся к этому пруду и будем вместе наблюдать, как карпы, мерцая, проносятся под водой, словно волшебные дирижабли. А сейчас она била по поверхности пруда пальцами ног, а я, сидя в кустах азалии, шлепком убивал комара, присосавшегося к яремной вене.

   Мэри жевала рисовый крекер, разжигая эпителий языка его острым вкусом. Катя сделала жадный глоток саке.

   – В последнее время ты изменилась, – заметила Катя.

   Даже она заметила, что, вступая в гиперпространство, Мэри менялась. Мэри прикусила губу, не зная, довериться ли подруге.

   – Что значит изменилась?

   – Стала беспокойной.

   – Весна, наверное.

   – А как дела с Юдзи?

   – Всю неделю он был занят. Я почти не видела его.

   Хорошо! Должно быть, он ее обманывает, подумала Катя.

   В ее мертвом, как у трупа, сердце раздался колокольный звон.

   – Ямагава-сан не дает своим парням расслабиться Мэри шлепнула комара на предплечье. Превращенная в коричневатую грязь на руке Мэри, комариная трахея продолжала дергаться, высасывая кровь, словно крошечные кузнечные мехи, движимые космической волей к жизни.

   – Ненавижу, когда они кусают, – пожаловалась Мэри.

   На это Кате сказать было нечего. В детстве ее диета состояла в основном из картофеля, выросшего на зараженных радиацией почвах, поэтому комары Катю не трогали. Мэри глотнула саке, и передняя доля ее печени застонала – печень едва успела справиться с алкоголем, выпитым Мэри вчера. После молчания Мэри спросила:

   – Тебе никогда не казалось, что за всем этим скрывается что-то еще?

   – За чем? За прудом?

   – За всем.

   – За всем? В духовном смысле, что ли? Типа религии?

   Катины недалекость и банальность были подобны океану.

   Обидевшись на ее пренебрежительный тон, Мэри ответила:

   – Э-э… сама не знаю, просто не обращай на меня внимания.

   Засмущавшись, Мэри прикрыла глаза и подставила лицо солнцу. Катя уставилась на воду, возобновив влюбленный диалоге собственным отражением. Ну, давай же, вылезай из кустов и расскажи ей то, что она так жаждет услышать.

   Нежный бриз шевелил нагретую солнцем пыль на поверхности пруда.

   Я должен быть терпеливым. Должен спокойно дожидаться, пока пробьет назначенный час.

   Голые пустоши Аргонона вряд ли привлекли бы ваше внимание. Атмосфера планеты состоит из облаков цинковой и никелевой пыли, сквозь которые с трудом пробиваются солнечные лучи. Даже в безветренный день видимость не превышает одного-двух метров. Металлическая пыль Аргонона пользуется в галактике дурной славой. Пыль эта несется в холодной тьме межзвездного пространства, оседая на любое космическое тело, которое попадается на пути. Известно ли вам, что пять процентов земной пыли происходят с Аргонона? Она инеем покрывает наши полки и шкафы, именно она образует налет на плинтусах и решетках радиаторов Пыль с Аргонона танцует в солнечных лучах и меж стропил загородных домов.

   Нравственный уровень на Аргононе довольно высок, хотя некоторым его обитателям свойственны жестокость, раздражительность и черствость. Несмотря на это, у аргононцев репутация добряков, которая может посрамить жителей прочих планет. Избрать Аргоном местом туристической поездки способен только неизлечимый идиот, но те, кому довелось там побывать, утверждают, что любой житель Аргонона, увидев, что обстоятельства загнали пришельца в угол, ради его спасения с радостью пожертвует одну из своих четырех рук.

   Из-за низкого качества жизни на Аргононе долгое время проводилась политика ограничения рождаемости. И именно тогда там имели несчастье родиться мальчик и девочка. Родители пытались скрыть рождение брата и сестры, но слухи так или иначе просочились, и тогда к ним был послан чиновник по надзору за численностью населения.

   – Нарушение серьезное, – провозгласил он, расположившись в гостиной.

   Титановый шквал бился в окна. Две матери и трое отцов печально повесили головы.

   – Это был несчастный случай, – сказал отец № 3 Как мы можем быть виновны в преступлении, которое не собирались совершать?

   – В наше время глупо прикрываться незнанием! – рявкнул в ответ чиновник. – Восемь стадий репродуктивного процесса нельзя совершить неумышленно.

   Он посмотрел на детей, спящих в кроватке, на их прикрытые респираторами лица.

   – Боюсь, я должен забрать обоих.

   Трое отцов в отчаянии поплелись прочь. Мать № 1 обхватила голову руками и зарыдала. Мать № 2 упала на колени и принялась царапать ковер. Чиновник вздохнул.

   – Ну ладно, одного оставлю.

   Тогда родители вынули монету. На одной стороне был изображен аргононский символ неба, на другой – земли. Они назвали мальчика Солярис, а девочку – Терестра. Затем родители подбросили монетку в воздух.

   Вскоре после этого чиновник по надзору за численностью населения ушел, неся завернутого в одеяло Соляриса. Поздравляя себя с удачным завершением миссии, он вернулся в офис и заполнил соответствующие бумаги. Затем чиновник отправил ребенка туда, куда направляли незаконнорожденных – в жерло печи крематория.

   Крематорий Аргонона изначально представлял собой неудачный транспортный проект. Ученые с соседней планеты, родственной Аргонону, пытались преобразовать нейронную звезду с помощью лазеров и преобразователя материи. Должна была возникнуть воронка, которая в мгновение ока перемещает космические корабли в другой конец вселенной. Однако в результате ошибки в вычислениях корабли, вошедшие в воронку, превращались в антиматерию. Обнаружив ошибку, ученые изменили задачу. Воронка крематория стала свалкой для отходов, образующихся в солнечной системе. Вот туда-то и отправили крошку Соляриса.

   Его сестра Терестра тем временем росла на родной планете. Добрая и веселая девочка любила Аргонон: от черных небес до изъеденной мышьяком почвы. Она привыкла к тяжелому респиратору, он словно прирос к лицу и стал ее собственной плотью. Другой жизни Терестра не знала, поэтому не жаловалась.

   Однажды Терестра прогуливалась по марганцевой пустоши, и вдруг на голову ей упал кусок кобальта.

   – Эй, кто там? – сердито крикнула девочка сквозь респиратор.

   Она подняла глаза вверх, но видимость не превышала семидесяти сантиметров, и Терестра, конечно же, ничего не увидела.

   – Терестра, я – твой брат Солярис.

   – Шутишь? – подозрительно промолвила Терестра.

   – Нет, не шучу. Ты не видишь меня, потому что я состою из антиматерии.

   Внезапно налетел порыв жаркого ветра. Терестра разозлилась. Она решила, что это чья-то глупая шутка.

   – Мой брат умер, – холодно сказала она. – А ты, если и жив, то с головой у тебя явно что-то не в порядке, так что я пойду, пожалуй…

   – Я не умер, – возмущенно отвечал голос. – То, что ты называешь смертью, я называю аргононскими предрассудками.

   Терестра вступила в плотное облако пыли. Она надеялась, что ее мучитель теперь отвяжется. Вместо этого он взмолился:

   – Я мечтаю, чтобы ты присоединилась ко мне, Терестра. Я наблюдал за тобой несколько недель и теперь хочу, чтобы ты освободилась от этой груды токсичного металла. Когда они подбросили ту монетку, проиграла ты. Ваш мир – не более чем грязь на огромной невидимой вселенной.

   Терестра остановилась. Подбоченившись, она спросила у невидимого собеседника:

   – Ну и как же ты собираешься избавить меня от этой груды металла?

   Голос отвечал ей:

   – Я советую тебе прыгнуть в жерло печи крематория.

   Терестра рассмеялась.

   – Ты – безумец. А теперь проваливай, заносчивый кусок антиматерии!

   Чтобы подчеркнуть свои слова, Терестра набрала ладонь марганца и выбросила руку вперед и по кругу, словно токсическое колесо с фейерверками.

   Прошло много лет.

   Солярис и Терестра парили в космосе. Их громкий смех эхом раздавался меж звезд, когда брат с сестрой играли в чехарду с астероидами и прыгали на одной ножке под метеоритным дождем.

   Солярис говорил Терестре:

   – Помнишь, как ты вышла из себя, когда я впервые Предложил тебе прыгнуть в печь крематория?

   Терестра залилась очаровательной розовой краской.

   – Не напоминай мне об этом! Бедный, тебе пришлось помучиться со мною!

   Солярис пожал плечами.

   – Я почти забыл об этом… Гляди-ка, сверхновая! Давай займемся солнечным виндсерфингом! Вот и подходящая дощечка с Аргонона!


   Мэри и Катя осоловели, словно пчелы в меду. Послеполуденное солнце нагрело мозжечок и замедлило реакции. Девушки отряхнули гравий с ног и раскатали джинсы. Они пожаловались друг дружке, до чего же не хочется идти на работу. После пятисот миллилитров алкоголя, в настоящее время находившихся в разных стадиях метаболизма внутри их тел, девушкам захотелось спать. Со стоном Мэри и Катя натянули сандалии, не подозревая о невидимой слизи из микроорганизмов, что покрывала их ступни.

   Пока они медленно тащились по тихой аллее от городского кладбища до станции, я на расстоянии следовал за ними. Они миновали троих школьников в форме для дзюдо, носившихся сломя голову по рисовому полю с фруктовым мороженым в руках. Когда Мэри и Катя шли мимо них, школьники еще сдерживали свой воинственный пыл. Однако тринадцать секунд спустя, когда на алее появился я, один из них с воинственным выкриком выбросил руку вперед, изображая прием карате. Рука застыла в сантиметре от моей груди. Я шарахнулся к обочине, а мальчишки согнулись от смеха. От меня расходились ультразвуковые волны враждебности. Телепатически я предупреждал толстого агрессора: смейся-смейся, Кодзи Субаро, с таким количеством холестерина в подключичной артерии однажды, пытаясь воспроизвести такой же прием, ты умрешь, не дожив до тридцати. На глубоком подсознательном уровне Кодзи получил мое послание. Несмотря на то, что вокруг сияло солнце, а его приятели смеялись, Кодзи вздрогнул и со страхом посмотрел в мою удаляющуюся спину.

   Пытаясь оттянуть возвращение на работу, Мэри и Катя решили выпить кофе на станции в кафе «Господин Пончик».

   Я ждал у входа, под тентом паршивенького хозяйственного магазина, и смотрел, как девушки пьют двойной эспрессо. Солнечный свет заливал всех входящих в кафе, превращая людей в похожих друг на друга зомби. Но только не Мэри. Ее дыхание, подслащенное сакс, вырывалось изо рта, и жар кофеиновых глубин стремился внутрь, захваченный этим ангельским бризом. Райская краснота ее гортани открывалась при глотке. Кофе скользил по миндалевидной железе чувственными капельками. Нежная газовая отрыжка путешествовала от желудка Мэри к ее рту, откуда вырывалась в дребезжащий внешний мир, который был уже не-Мэри. Она облизала губы. Губы ее были совсем не такими, как у прочих; ее губы были пульсирующей алой вселенной.

   Рядом с Мэри эта украинская зануда подсчитывала количество килокалорий в двойном эспрессо. Продавщица в розовой униформе железными щипцами раскладывала на витрине глазированные пончики. В желудке продавщицы, словно крахмальные шарики, плавали четыре шоколадных пончика. Еще раньше она спрятала в спортивную сумку четырнадцать витых булочек с корицей, чтобы распределить их между членами Священного Братства Лептуса. Продавщица знала, что булочки будут с благодарностью приняты товарищами после долгого дня, наполненного упражнениями в левитации и магических заклинаниях.


   Рабочий день нации близился к завершению. Частота пульса замедлилась, будто слоновий топот, когда толпы устремились из центра в пригороды. Мозг работал на автопилоте, внутренние монологи становились вялыми и скучными, от дневного напряжения падал уровень сахара в крови. Хрустящие и свежие с утра костюмы смялись и покрылись пятнами от ксероксного тонера. Усталость серой монолитной массой гнала домой утомленных людей.

   Я сразу заметил его среди этих безжизненных увальней. Его сердце стучало, словно мотор, усиленный амфетаминами, поры вырабатывали крупные капли пота. Он желал остаться незамеченным, хотя за весь день я не встретил более заметного человека. Он зашел в музыкальный магазин и принялся бродить по джазовой секции. Посетители тут же забыли все свои пристрастия к эстрадной и этнической музыке и уставились на шрам, изуродовавший пол-лица. Уродство вызывало в людях шок, отвращение и извращенное удовольствие. Что до меня, то я его почти не замечал. Наверное, мне следует напомнить, что в четвертом измерении внешние и внутренние органы одинаково видны. Его шрам интересовал меня не более, чем твердость его носового хряща.

   Пот увлажнял подкладку дорогого пиджака, когда он глядел в окно, механически перебирая записи. Я уже видел его раньше – он приходил в бар «Сайонара» вместе со своим боссом Ямагавой. Этот бандит со шрамом убил восемнадцать человек и имел множество кличек, самая последняя из которых – Красная Кобра.

   Словно хакер, я проник в его зрительный нерв, и меня чуть не вырвало, когда я понял, что объектом его пристального наблюдения является Катя. Вернее сказать, его духовная конфигурация воспринимала Катю в высоком эстетическом плане: серый цвет ее лица казался ему опаловым, а прилизанные волосы – пышными и волнующими. Горло Красной Кобры напряглось в невысказанном желании, когда Катя отхлебнула эспрессо.

   Солнце скрылось за безвкусным пригородным магазинчиком, и Катя и Мэри вышли из кафе. Красная Кобра двинулся за ними, следя за девушками через окно магазина. Скоро он отстал – столь бросающееся в глаза уродство мешало Красной Кобре следить за обожаемой Катей. Девушки направились к станции.

   На перроне толпились пассажиры. Я затаился за мусорным баком, пока девушки покупали билеты, и наблюдал, как их костный мозг восстанавливается, а лимфоциты потоком хлещут в лимфатических сосудах, я проник в их мысли и узнал, что Мэри хочет вздремнуть а Катя пытается что-то вспомнить. Потерянное воспоминание билось в стенки ее подсознания, напирало все сильнее и сильнее, подбираясь к авансцене памяти. Наконец Катя развернулась на сто восемьдесят градусов и завопила:

   – Я оставила покупки в кафе!

   Я заледенел, ища глазами движущиеся объекты, за которыми можно спрятаться.

   – Жди! – скомандовала она Мэри. – Я сейчас вернусь!

   Сердце почти остановилось, я буквально влип в стенку бака.

   Мэри смотрела, как Катя пробирается к выходу, тряся головой от досады на собственную забывчивость. Мэри улыбнулась маленькому мальчику с большим леденцом, тронутая серьезностью, с которой малыш нес свой трофей.

   – Ватанабе!

   Бетонный пол и обклеенные афишами стены куда-то исчезли. Бездна раскрылась передо мной, а посередине стояла Мэри. С лукавой улыбкой она двинулась ко мне.

   – Привет, Ватанабе! Что ты здесь делаешь?

   Я защищаю тебя, я оберегаю тебя и веду к освобождению…

   – Что-то случилось?

   Ее улыбка погасла.

   Я надвинул козырек бейсболки, чтобы скрыться от яростного белого пламени унижения. Я хотел ответить, что ничего не случилось, пусть прибережет сочувствие для остального человечества, но слова не желали выговариваться.

Глава 12
Господин Сато

I

   Дверной звонок прозвенел в пятнадцать минут одиннадцатого. Госпожа Танака, больше некому, подумал я. После того как старушка застукала меня на рассвете после прогулки по бамбуковым зарослям, я попал под пристальное наблюдение. Вечером она приносила мне мясо и овощное рагу, словно рациональное питание могло как-то смягчить ненормальность моего поведения. Я говорил ей, что вполне способен сам о себе позаботиться, но она только смеялась: мол, питаясь рисом, словно дамочка, помешанная на диетах, я никогда не наращу мяса на костях.

   Я открыл дверь, ожидая увидеть соседку с дымящимся блюдом в громадных красных рукавицах. Однако у порога стоял мужчина моих лет довольно необычной наружности. Поеденный молью вельветовый пиджак давил под мышками, а лысина сияла в лучах солнца, словно перед выходом из дома он долго втирал в макушку глицериновую мазь. (Хотя кто бы говорил – моя лысина сияет не меньше!) Гигантские усы незнакомца я поначалу принял за приклеенные.

   – Чем могу помочь? – поинтересовался я.

   Незнакомец выглядел таким жалким и потрепанным, что я заподозрил в нем мойщика окон или кого-нибудь в этом роде.

   – Господин Сато? – спросил он. – Мы разговаривали по телефону вечером в четверг. Ониси, руководитель музыкального отделения школы Цуита. Я пришел забрать виолончель, которую вы так щедро дарите нашей школе. От имени преподавателей и студентов школы Цуита я выражаю вам благодарность господин Сато.

   Господин Ониси просиял и дважды быстро склонился в поклоне.

   Я вспомнил, что мы договаривались встретиться в субботу в десять утра. Как я мог забыть?… Я поклонился, проклиная свою короткую память.

   – Благодаря вам, господин Сато, мы сможем давать уроки виолончели самым одаренным ученикам. В знак благодарности мы хотели бы пригласить вас, господин Сато, на концерт брасс-квинтета школы Цуита в следующий четверг.

   Господин Ониси еще раз склонился в пояс и замер, ожидая от меня какого-нибудь вербального подтверждения. Вежливость требовала пригласить учителя музыки на чашку жасминового чая перед тем, как отдать ему виолончель. Однако я чувствовал себя не в своей тарелке. Липкий пот катился по спине под рубашкой и шерстяной кофтой, я не мог двинуть ни рукой, ни ногой.

   Улыбка, обнажавшая кривые зубы учителя музыки, начала гаснуть.

   – Мне не хотелось причинять вам неудобства, – начал он. – Я мог бы прийти в другое время…

   Когда он говорил, моржовые усы забавно шевелились. Так как я никогда в жизни не отращивал таких громадных усов, то невольно заинтересовался, не мешают ли они учителю Ониси при еде. Скорее все пользуется специальной щеточкой для вычесывания крошек. Господин Ониси неловко переступил с ноги на ногу. Честно сказать, я и сам не понял, почему сказал то, что сказал. Даже через несколько часов столь грубый и неучтивый поступок вызывал краску стыда на моих щеках.

   Я прочистил горло.

   – Господин Ониси, – начал я, – мне очень неловко, но я уже отдал виолончель. Память в последнее время подводит меня, и я… я просто забыл о вас. Прошу прощения зато, что потратил ваше драгоценное время.

   Простота и убедительность собственного вранья потрясла меня. Откуда эта уверенность в себе? Что за извращенность мозга – нет, непременно нужно задавить в себе эту склонность!

   Господин Ониси, однако, остался на высоте.

   – Э-э… не беспокойтесь, – протянул он. – Все мы иногда ошибаемся. Надеюсь, вы отдали виолончель в хорошие руки.

   Он взглянул на часы и заявил, что должен идти на занятия брасс-квинтета. Затем сказал, что, несмотря ни на что, я приглашен на концерт, который состоится в ближайший четверг, и что имя мое внесено в список почетных гостей. Господин Ониси попрощался и отправился в школу. Несмотря на неряшливый пиджак и растрепанные усы, поведение господина Ониси не шло ни в какое сравнение с моим безобразным поступком.

   Я вернулся в пустую комнату и постоял перед виолончелью. На корпусе и витых колках накопилась пыль, поэтому я вынул носовой платок и стер ее. Все мы виновны в добрых поступках, которых не совершили. А я виновен вдвойне, я просто взял да и оттолкнул возможность совершить добрый поступок. Что заставило меня солгать? Моя ложь лишила школьников возможности научиться играть на виолончели. Однако более всего меня расстраивала мысль о том, что ты была бы недовольна мною. Твоим самым сокровенным чаянием всегда было дарить музыку людям.

   Обещаю, я отнесу виолончель в школу на следующей же неделе, сразу, как представится возможность. Отдам вахтеру вместе с запиской для господина Ониси. Я не имею права оставлять ее в этой пустующей комнате.

II

   Вот уже три недели у нас в бюджетном отделе катастрофически не хватало работников. Кипы бумаг заваливали нас, словно снежная буря полярных исследователей. Мацуяма-сан утверждал, что его корзинка для входящих документов заколдована: как только он решит, что подчистил ее, корзинка волшебным образом наполняется снова. Его слова развеселили всех в офисе. Однако шутки в сторону, продолжающее отсутствие Такахары-сан беспокоило нас, и я решил зайти к Мураками-сан, чтобы определиться с дальнейшими действиями.

   Мураками-сан предложил мне присесть и по интеркому велел секретарше принести кофе. Мураками-сан восседал в кресле из красного дерева. Стояло ясное утро, и за его широкими плечами солнечные лучи рикошетом отражались от металлических поверхностей небоскребов.

   Я выражал свое беспокойство, а Мураками-сан в глубокой задумчивости слушал: он прикрыл глаза и ушел в себя, обхватив рукой подбородок. Через пару секунд после окончания моей речи его глаза снова блеснули.

   – Такахаре-сан повезло, что его коллеги так заботливы, Сато-сан, – произнес он. – Мы не должны также исключать возможность того, что Такахара-сан бежал, прихватив с собой деньги фирмы. Работа у него нелегкая, а Гавайи предлагают бездну развлечений для одинокого бизнесмена…

   Мураками-сан улыбнулся сам себе, словно припомнив что-то личное.

   – …однако прежде чем заявлять, что он исчез, мы должны подождать хотя бы неделю. Уверен, скоро он с нами свяжется. Хотя, должен заметить, перспективы его дальнейшей работы в «Дайва трейдинг» представляются мне весьма туманными.

   Вот это да! Ты можешь поверить, что такой высокопоставленный руководитель отнесся к исчезновению работника столь легкомысленно? Мураками-сан поднес чашку с дымящимся кофе ко рту и улыбнулся. Глаза его – влажные и красноватые – явно нуждались в глазной мази. Не обращая внимания на то, что свежесваренный кофе был обжигающе горяч, Мураками-сан сделал большой глоток. Когда он поставил чашку на поднос, я заметил, что она наполовину опустела.

   – Со всем уважением к вам должен заметить, что, хотя я знал Такахару-сан всего восемь месяцев, он всегда производил на меня впечатление прямого и открытого человека. Он не станет бросать работу, не сказав никому ни слова, – проговорил я. – Мы в бюджетном отделе не сможем спать спокойно, пока не узнаем, что он жив и здоров.

   Мураками-сан откинулся на кожаную спинку кресла.

   – Вы меня убедили, господин Сато, сегодня после обеда я лично извещу полицию. Возможно, они свяжутся с коллегами в Гонолулу… а тем временем я подыщу ему замену.

   – Спасибо, – ответил я, довольный, что мне удалось убедить его.

   – А сейчас, к сожалению, я должен готовиться к послеобеденному совещанию.

   Я поклонился и принес извинения за причиненное беспокойство. Улыбающийся Мураками-сан проводил меня до двери.

   Вернувшись в офис, я объявил, что Мураками-сан обещал найти замену для Такахары-сан. Новость вызвала всеобщий вздох облегчения, а практикант Таро от избытка чувств исполнил победный танец банзай. Я так и не понял, чему он так обрадовался. Пока все вокруг носились по офису сломя голову, Таро продолжал бездельничать. Запах, который сегодня исходил от нашего практиканта, заставил бы тебя держаться от него шагов за двадцать. Похоже, ночь Таро провел, плескаясь в бочке с виски, после чего заснул в огромной пепельнице. Чтобы сохранить в офисе рабочую атмосферу, я тайком одолжил мальчишке чистую рубашку и полотенце из моего шкафчика и отправил его в ванную, наказав не возвращаться до тех пор, пока он хорошенько не отмоется карболовым мылом. Во второй половине дня мы ожидали посетителя с завода «Мицубиси», поэтому я не хотел, чтобы в офисе пахло, как в пивной.

   Таро никак не мог приступить к исполнению своих ежедневных обязанностей. Я слушал, как он рассказывает госпоже Хатте о том, что прошлый вечер провел в компании с Мураками-сан. Похоже, Мураками-сан решил найти нового протеже, чтобы наставлять его в науке кутежей до утра. Хотя кто-кто, а Мураками-сан должен бы понимать, что в такое напряженное время мы нуждаемся в каждом сотруднике, поэтому совсем негоже спаивать практиканта.

   Хотя моя работа была далека от завершения, я покинул офис в восемь часов. Подобную халатность мне пришлось допустить по просьбе доктора Икеды. В последний раз, когда я пришел на прием, он велел мне не задерживаться на работе позже восьми. Когда я попытался рассказать доктору Икеде о критическом положении, сложившемся в «Дайва трейдинг», он резко прервал меня и заявил, что для того, чтобы преодолеть болезненное пристрастие к работе, мне необходимо пересмотреть мои жизненные ценности.

   Это рассердило меня.

   – Болезненное пристрастие – совершенно недопустимое определение, – заявил я ему.

   Какое право он имеет приравнивать меня к алкоголикам и гнусным наркоманам, которые шатаются по задворкам квартала развлечений? Однако доктор Икеда невежественно полагал, что рабочий день не должен превышать десяти часов.

   Возможно, доктор хотел скрыть профессиональное недовольство. После двух сеансов гипнотерапии ему так удалось пробить мою оборону. Доктор заявил, что у самый устойчивый к гипнозу мозг из всех, с которыми ему доводилось работать. Хотя в словах его звучала обида, я уловил и оттенок удивления. Когда я подумал о тысячах пациентов, которые прошли через его старомодную, заставленную книгами приемную, то счел себя польщенным.

   Той ночью в бамбуковых зарослях я решил, что мне необходима помощь врача. Теперь я терялся в догадках: что в состоянии помочь человеку с потрясающей устойчивостью мозга, которую не удалось пробить даже профессионалу?

III

   Четыре часа утра, вслед за бессонной ночью начинался еще один странный день. Я сидел за столом уже несколько часов подряд, набираясь мужества перед разговором с тобой. Глаза напряженно вглядывались в тени, которые мое воображение заставляло пускаться в пляс на стенах кухни. Мозг устал перемалывать случившееся, подыскивать ее словам тысячу невероятных объяснений.

   Мне оставалось только выложить тебе все без утайки – решай сама.


   Верный своему слову, Мураками-сан прислал замену Такахаре-сан. Госпожа Ямамото прибыла ровно в восемь. У нее была мальчишеская стрижка и веселый смех. Девушка взялась за работу с энергией и упорством. В кои-то веки я одобрил выбор Мураками-сан. Госпожа Ямамото стала маслом, влитым в проржавевший механизм финансового департамента. У нее обнаружился серьезный и толковый подход к работе, впрочем, некоторая легкомысленность тоже присутствовала. С собой она принесла две бадминтонные ракетки и в обеденный перерыв пригласила Таро поиграть в парке. Я поедал лапшу и наблюдал, как они смеются и перекидывают друг другу волан.

   Таро пыхтел, будто паровоз. Похоже, госпожа Ямамото брала над ним верх.

   После ленча Мураками-сан зашел, чтобы посмотреть на работу госпожи Ямамото и проинформировать меня, что сообщил полиции об исчезновении Такахары-сан.

   Все что нам оставалось, это сидеть и ждать известий.

   В работе наметилось некоторое продвижение, и я не стал возражать, когда после пяти коллеги засобирались домой. Первым ушел Таро; он давно уже маялся у двери, словно пес, которого целый день не выпускали погулять. Затем домой отправился Мацуяма-сан, заявивший, что ему нужно присмотреть за детьми, потому что сегодня вечером его жена занимается на курсах по гончарному делу. Госпожа Хатта убежала в шесть, щебеча с подружкой по сотовому телефону, а наша новенькая, госпожа Ямамото, ушла еще через полтора часа, захватив с собой охапку документов с намерением поработать дома. Какая сознательность! Я уже размечтался, что, когда вернется Такахара-сан, госпожу Ямамото оставят на месте Таро.

   В восемь здание «Дайва трейдинг» опустело. Звуки шагов и прощальные слова слышались все реже. И вот наконец все стихло. Даже уборщики прислонили швабры к стене и отправились по домам. Вскоре я остался в почти полной тишине – гудел только главный компьютер компании.

   Я воспользовался тишиной и покоем, чтобы погрузиться в счета. Около семи я ощутил голод и решил спуститься к автоматам со сладостями, но затем работа так увлекла меня, что я поленился встать из-за письменного стола. Поработав еще немного, я понял, что близок к тому, чтобы нарушить наш компромиссный договор с доктором Икеда. Я даже ощутил себя бунтарем! Кроме того, я чувствовал особенное удовлетворение оттого, что во всем здании светилось только мое окно.

   Я сидел, низко склонившись над счетами, когда услыхал кашель. Кашель показался мне резким и намеренным. Судя по тембру, кашляла женщина, причем она явно хотела привлечь мое внимание. Я не слышал ее шагов, поэтому вздрогнул и посмотрел на дверь.

   В первое мгновение сердце мое сжалось. Я прошептал твое имя. На мгновение мне показалось, что ты стоишь передо мной, сжимая коробочку, завернутую в полосатую льняную ткань.

   – Господин Сато? – спросила ты, и иллюзия тут же пропала.

   Это была Марико, девушка из хостесс-бара.

   Я взвился из кресла, как чертик из табакерки.

   – Господин Сато, я…

   – Что вы здесь делаете?

   Голос мой дрожал от гнева. Марико отпрянула, а я судорожно вдохнул. Я рассердился на Марико, потому что на миг вообразил, будто на ее месте могла стоять ты. Уж в чем, в чем, а в этом Марико была не виновата. Девушка склонила голову.

   – Извините, что помешала. Наверное, мне следует уйти.

   Однако Марико не тронулась с места. Этот визит без приглашения выглядел довольно дерзким. Я подумал о ее последнем звонке и встревожился, вспомнив, что она тогда сказала. Слова, что донеслись через дырочки в телефонной трубке, лишили меня покоя.

   На ней были желтый свитер и бледно-голубая юбка в складку. Марико держала коробочку на слегка вытянутых руках, словно боялась испачкать свитер. Волосы стянуты в хвостик, на ногах те самые туфли с красными пряжками. Как могло это дитя, такое неопасное с виду, причинить столько беспокойства?

   – Что вы здесь делаете?

   На сей раз мой голос не дрожал. Я шипел от злости.

   – Я собрала для вас бенто.[8] Хотела отдать его вам до работы. Я пришла в пять, села на скамейку рядом с входом и стала ждать вас. К семи вы не появились. На работу я уже опоздала, но все еще думала: «Вот еще пять минут, и он выйдет, еще пять минут, и он появится…»

   – А зачем вы приготовили мне бенто? – спросил я недоверчиво.

   – Так просто, встала утром, и мне захотелось что-нибудь приготовить, – ответила Марико с таким видом. словно я спросил, отчего небо голубое.

   Она держала коробочку обеими руками.

   – Здесь лосось, рис и маринованные сливы…

   Голос ее сломался, и было от чего. Я сделал каменное лицо, которое припасаю для нерадивых строителей и страховых агентов. Она просидела на скамейке целых четыре часа. Я спросил себя, а не питает ли Марико ко мне каких-нибудь романтических чувств? И тут же отбросил эту идею как смехотворную. Чем может привлечь столь юное создание старый сварливый бухгалтер? Потупив взор, Марико прикусила губу.

   – Марико, – начал я, – когда вы позвонили мне на прошлой неделе, вы причинили мне боль. По-моему, я дал вам это понять. А теперь, когда вы пришли сюда сама, я просто не знаю, как мне быть. Ваш визит крайне неуместен.

   – Я убедилась, что все покинули здание. Потом проскользнула мимо охранника, когда он вышел покурить. К тому же я добиралась до вашего кабинета в темноте и не стала стучать в дверь, потому что не знала, всели ваши коллеги ушли.

   Глаза Марико расширились и стали молящими, но все ее хитроумные уловки только насторожили меня.

   – То, что вы дождались, пока все уйдут, только ухудшает дело, – твердо промолвил я.

   – Но я не видела другого способа увидеться с вами! – воскликнула Марико. – После моего звонка я решила, что вы придете в бар. Я ждала вас четыре вечера подряд. А когда вы так и не появились, я поняла, что должна прийти сама…

   – А вам не приходило в голову, что я не желаю слушать то, что вы собираетесь рассказать мне?

   Ты знаешь, что это неправда. После нашего телефонного разговора я чуть было не решил поговорить с ней.

   Мне хотелось выдворить Марико за дверь, но тут я заметил, что она готова расплакаться. Глаза девушки заблестели, слезы безмолвно покатились по щекам.

   – Прошу вас… – выдавила Марико.

   Моя решительность рухнула. Я поморщился, совершенно не готовый к такому повороту событий.

   – Э… Марико… не надо. Пожалуйста, перестаньте…

   – С первого вечера, как я увидела вас, – сказала она, – вы снитесь мне.

   Это прозвучало словно припев любовной песенки. Я покачал головой, огорченный ненужной сентиментальностью.

   – Мне снится, что мы гуляем по пляжу, конца которому не видно. Внезапно вы падаете, словно в спину вам всадили нож. Я пугаюсь, решив, что сейчас вы умрете. Я пытаюсь помочь вам, но вы только стонете от боли. Неподалеку стоит хижина, поэтому я бегу за помощью.

   Кровь бросилась мне в лицо. Это совпадение, это простое совпадение.

   – И тут я просыпаюсь, – продолжала Марико, – и плачу.

   – Абсурд, – промолвил я таким задушенным голосом, словно воздух застрял в легких.

   – Я решила, что схожу с ума, – вздохнула Марико. – Вы совершенно чужой человек, а я думаю о вас постоянно.

   Голова моя поникла. В день, когда это случилось со мной на Окинаве, именно ты побежала за помощью. Марико тогда еще не родилась на свет. Почему эта девушка видит во сне, будто бы она – это ты? Нет, не может быть, всего лишь совпадение.

   – Вы видите это во сне каждую ночь? – спросил я. Марико кивнула.

   – Невероятно, – продолжил я. – Кто мог рассказать вам о моем камне в почке и о приступе, что случился со мной на Окинаве? Кому еще вы рассказывали об этом?

   Хотя мой тон уже не был сердитым и обвиняющим, Марико внезапно повалилась на колени. Падая, она отбросила коробочку, которая перевернулась и упала рядом со столом госпожи Хатты. Марико закрыла лицо руками и заплакала.

   – Я ничего не знаю о вашем камне в почке! Я ничего не знаю об Окинаве! Я знаю только эти сны, и я их ненавижу! Я и вас ненавижу! Каждый вечер я молюсь, чтобы все поскорее закончилось.

   Бедная девочка совсем измучилась. Я наклонился, чтобы утешить Марико. Рука нерешительно зависла над плечом – я не мог заставить себя прикоснуться к ней.

   – Наверное, вам следует обратиться к врачу, – беспомощно пробормотал я.

   – Нет, на самом деле я не испытываю ненависти лично к вам, – добавила Марико.

   В глубине коридора стукнула дверь, и мы оба подпрыгнули. Возможно, кто-то выражал таким образом протест против наших громких разговоров. Марико понизила голос до шепота.

   – Иногда, когда я засыпаю, появляется женщина. Она садится на мой матрац и гладит меня по волосам.

   Марико остановилась, чтобы дать мне возможность осознать сказанное. Затем продолжила тоненьким голосом:

   – Она гладит меня по волосам и говорит, что все будет хорошо. Говорит, что присмотрит за мной. Говорит, что знает о моем одиночестве, обещает, что долго оно не продлится. Говорит, что сумеет защитить меня.

   – Эта женщина, – начал я, – как она выглядит?

   Взгляд девушки прояснился. Она убрала с лица прядь волос и посмотрела на меня в упор.

   – Она похожа на меня, – ответила Марико, – но называет себя Рейко.


   После этого мы уже не говорили о снах и видениях.

   Я смотрел, как Марико бредет на стоянку такси. В поезде я, не переставая, думал о том, что она сказала.

   Когда Марико произнесла твое имя, в комнате внезапно стало так тихо, словно мы оказались в самом центре циклона, что бушевал вокруг.

   Откуда, черт побери, она выкопала твое имя?

   Сны Марико ставили меня в тупик. Ее слова эхом звучали в голове снова и снова, я вертел их, пытаясь найти скрытое значение, словно разгадку шифра. Возможно, Марико лжет, и все это не более чем изощренный прием. Однако я человек не легковерный. В поведении Марико не было ничего лицемерного. Мы поговорим завтра, когда она успокоится. Мы условились встретиться в шесть, на той же деревянной скамейке, где она ждала меня сегодня. Я должен знать больше.

IV

   На работе все следующее утро я думал о том, что случилось вчера. Я никак не смог сосредоточиться и постоянно ловил себя на том, что рассеянно смотрю в окно. Метрах в пятистах от нашего здания строился новый небоскреб, и я бездумно наблюдал, как канареечно-желтый подъемный кран затаскивает бетонные плиты на тридцатый этаж. К счастью, это настроение не продлилось долго. Работы было хоть отбавляй, и скоро я с головой погрузился в ежедневную рутину.

   Госпожа Ямамото стала настоящей звездой офиса. Вечером она обнаружила несколько технических ошибок в тех документах, что брала домой – ошибки могли привести к нерациональному использованию более тридцати тысяч йен. Если бы не зоркий глаз госпожи Ямамото, в июле финансовому департаменту пришлось бы жарко. Я объявил об этом в офисе, однако персонально никого не обвинил. В дальнейшем мне придется более внимательно проверять документы.

   В пятнадцать минут шестого я почувствовал нервозность. В три минуты седьмого собрал портфель, надел пальто и сказал Мацуяме-сан, что ухожу. То, что я собираюсь домой раньше него, заставило Мацуяму-сан бросить недоверчивый взгляд на часы.

   – Уже? – спросил он.

   – Да, – ответил я. – Да и вы не слишком задерживайтесь.

   Затем попрощался и вышел.


   Узкий треугольник травы напротив здания «Дайва трейдинг» едва ли заслуживал гордого имени парка. Трава была истоптана и смята, цветы не хотели расти. Впрочем, тебе будет приятно узнать, что саженцы, которые посадили в девяносто первом, превратились в крепкие и здоровые буки. Я уселся на скамейку под одним из них, положил портфель на колени и стал ждать Марико.

   В парке почти не было людей. Мужчина в спортивном костюме и с повязкой на лбу совершал пробежку по аллее, да двое влюбленных школьников целовались у ограды. Продавец сладостей упаковывал свою тележку рядом со скамейкой. Он поймал мой взгляд и показал на небо.

   – Похоже, скоро польет, как из ведра. Пора собираться домой.

   Весь день небо было затянуто тучами, а сейчас угрожающе потемнело.

   – Я жду приятеля, – ответил я.

   – Что ж, вашему приятелю не мешало бы поторопиться, иначе ему придется вытаскивать вас из воды, словно мокрую крысу.

   Насвистывая, продавец покатил тележку восвояси, бутылки с шипучими напитками со звоном перекатывались в холодильнике. Часы показывали пятнадцать минут седьмого. Некрасиво уйти после пятнадцати минут ожидания, решил я, начиная понимать, почему Марико просидела вчера на скамейке целых четыре часа.

   Еще через двадцать минут я понял, что продавец был прав. Без всякого предупреждения двери небес широко распахнулись. Двое подростков с ирокезами на головах и цепями, свисавшими с мешковатых штанов, с гиканьем разъезжали на маленьком велосипеде, словно на свете не существовало большего удовольствия, чем вымокнуть до нитки. Я покинул парк, без особого успеха пытаясь защитить голову портфелем и бормоча проклятия. На станции метро я присоединился к толпе таких же мокрых горожан, ищущих защиты от дождя.

   То, что Марико не пришла, встревожило меня. Она была так рада, когда я согласился встретиться, что вряд ли ее отсутствие вызвано пустяковой причиной. Хотя мне очень этого не хотелось, я решил зайти в хостесс-бар, чтобы удостовериться, что с ней все в порядке. Это займет не более десяти минут, к тому же еще слишком рано, чтобы я мог повстречаться там с Мураками-сан и его закадычным дружком Таро (не говоря уже о том, чтобы остаться и выпить).


   С тех пор как я последний раз был здесь, прошло несколько недель. Холл показался мне более грязным и запущенным, чем я запомнил с прошлого раза. Пол усеивали сигаретные окурки, его не мешало бы хорошенько подмести и вымыть. Слабый запах мочи отбивал желание прикасаться к любым поверхностям.

   Нервы мои дрожали от напряжения. Глупо, я ведь бывал здесь дважды и знаю, чего ожидать. Или думал, что знаю. Три американки стояли в дверях – теперь нечего было надеяться проскользнуть незамеченным.

   – Добро пожаловать! – радушно провозгласили все трое и поклонились.

   Мне показалось, что меня поприветствовали три манекена выше человеческого роста. Улыбки сияли сочной помадой, влажно блестели зубы.

   Девушка, больше остальных похожая на амазонку, носила обтягивающее платье с изумрудно-зелеными блестками.

   – Добрый вечер! – произнесла она по-японски с экзотическим акцентом. – Я возьму ваше пальто. Ого, да вы промокли! Снаружи, наверное, сильный дождь? Мы принесем полотенца. Вы уже бывали у нас?

   Сильный акцент амазонка компенсировала количеством слов.

   – Да, он уже бывал здесь, – пропищала другая девушка.

   Это была Стефани из Флориды. Апельсиновый цвет ее волос только подчеркивался платьем леопардовой расцветки (честно говоря, такое платье лучше смотрелось бы в солнечный полдень, чем вечером в баре).

   – Это приятель Мураками-сан.

   – Который из них?

   Стефани что-то сказала по-английски, и девушки рассмеялись.

   – Приятель Мураками-сан! Почему вы сразу не сказали? – Третья девушка, блондинка, просто источала патоку. – Мы здесь просто обожаем Мураками-сан!

   – У вас мокрые очки! Мы принесем салфетки! – воскликнула амазонка.

   – На самом деле, – промямлил я, – я заглянул ненадолго. Хочу перекинуться парой слов с Марико, если она не занята.

   Взгляд мой скользнул в глубину бара. Я надеялся отыскать Марико среди красно-коричневого убранства. Даже пустой, бар производил впечатление богатства и роскоши. Японка с макияжем а-ля Клеопатра сидела у стойки, лениво ковыряясь палочками в салате.

   – Марико? – переспросила Стефани.

   Я кивнул. Американки заговорили между собой по-английски, выплевывая иностранные словечки как из пулемета. Хотя в университете я изучал английский язык целых два семестра, я смог уловить в этой канонаде только имя Марико. Блондинка со слащавым голосом посмотрела на меня, всплеснула руками и зашлась от хохота. Я почувствовал себя не в своей тарелке. Стефани из Флориды обернулась и улыбнулась ясно и уверенно, как полуденное солнышко.

   – Мне очень жаль, но Марико сегодня нет… Позвоните завтра вечером, и мы скажем, когда она работает, чтобы вам не приходить.

   – А почему бы вам не остаться? – пропищала блондинка, расправив плечи. – К вашим услугам три такие эффектные дамы!

   От страха я придушенно хихикнул.

   – Ха-ха-ха… я должен идти домой, благодарю вас, вы так…

   Я поклонился, извинился и чуть не упал, споткнувшись о горшок с папоротником.


   Серые небеса разразились грозой. Вода грохотала по водостокам, лужи отражали свет витрин. От станции я мрачно ступал прямо по воде, и вскоре носки начали хлюпать при каждом шаге. Когда я осознал, что делаю, то устыдился – веду себя, как малолетний ребенок!

   Повернув на нашу улицу, я услышал, как один от отпрысков Окамуры пытается наигрывать на пианино старинную мелодию «Зеленые рукава». Ребенок не попадал в ритм и часто фальшивил. Иногда наступала пауза – наверное, он переворачивал ноты. Видимо, я становлюсь старым и сентиментальным стариком, но музыка показалась мне странно волнующей. У них там чертова уйма детишек, никак не могу запомнить их имена.

   Когда я открывал калитку, в глаза бросился свет в спальне госпожи Танаки. Занавески были отдернуты, и я заметил, как хозяйка расхаживает по комнате взад и вперед в ярко-синем халате. Когда госпожа Танака увидела меня, она подскочила к окну и задернула занавески. Я удивился ее проворству. Ты же знаешь, обычно с семи часов старушка сидит с вязанием перед телевизором и вместе с господином Танакой смотрит любимые передачи. Я махнул ей рукой, но госпожа Танака не ответила на приветствие. Вместо этого она внимательно наблюдала, как я отпираю калитку.

   Я заметил его сразу же – темный холмик прямо на пороге. «Что бы это могло быть?» – подумал я, косясь в темноту. Со стороны это напоминало мешок с мусором или тюк тряпья. Я вспомнил, что на прошлой неделе кто-то бросил ржавую детскую коляску прямо перед домом господина Уэ. Наверное, теперь ту же шутку решили сыграть со мной. Я осторожно приблизился и остановился. Холмик пошевелился, выпростав что-то длинное и белое. Нога. Тут же все встало на свои места: передо мной лежал человек. Девушка в юбке свернулась в тугой комок прямо на мокром бетонном склоне.

   – Марико? – спросил я. – Марико?

   Я всмотрелся в лежащую девушку. Затем, игнорируя сердитый шелест занавесок, низко склонился над ней.

Глава 13
Мэри

   Субботним утром накофеиненная и орошенная дезодорантами рабочая сила устремилась вперед. Меня перегоняли женщины с накрашенными губами в деловых костюмах, капельки пота блестели на напудренных носах. Чисто выбритые мужчины неслись вперед, словно лососи на нерест. Я медленно ковыляла в толпе – отверженная пария во вчерашней одежде с волосами, пропахшими сангрией и желудочным соком. И уже в пятнадцатый раз теряла сандалию.

   У сандалии оторвался ремешок, и через каждые несколько шагов она слетала с ноги. Я ловила сандалию, лавируя между костюмами и портфелями и бормоча извинения. Когда я наклонялась, кто-нибудь обязательно пихал меня сзади, и я падала вперед, опираясь на пальцы рук и хмурясь сквозь клочья растрепанных волос. У каждого второго был сезонный билет, а до отправления поезда оставались считанные секунды. Они не собирались останавливаться, тем более ради какой-то иностранки с размазанной тушью, которая потеряла сандалию. Я продолжала свой путь, зажав несчастную сандалию в руке.

   Рядом с метро стоял бетонный ангар автобусной остановки. С похмелья мне понадобилось некоторое время, чтобы найти место, где меня не толкали бы школьники, которые сражались ракетками для бадминтона. Я встала рядом со сгорбленной старушкой в дождевике, катавшей туда-сюда тележку с экономичной упаковкой туалетной бумаги, словно детскую коляску. На лице неприветливого пожилого служащего в хирургической маске было написано: «Только троньте меня – и вам конец». Мне хотелось выкинуть сандалию в мусорное ведро, но я продолжала прижимать ее к груди. С одной сандалией на ноге и другой в руке я выглядела как девушка, у которой случилась мелкая дорожная неприятность, а выкинь я сандалию, и окружающие решат, что я сбежала из сумасшедшего дома.

   Перед остановкой тормозили автобусы, чтобы затем отправиться по маршрутам. Номер сто пятьдесят седьмой остановился, выпустив тошнотворную струю бензинового запаха. Открылась задняя дверь, и тут же образовалась порядочная очередь. Когда подошло мое время, автобус был уже полон, пассажиры повисли на петлях, свисавших с потолка. Я кое-как втиснулась внутрь. В этих автобусах платить нужно в конце поездки. Так или иначе, мне пришлось бы признаться, что у меня нет денег, но я так боялась транспортной полиции, что ноги сами понесли меня к водителю.

   – Доброе утро, – сказала я.

   Водитель за пластмассовой перегородкой моргнул.

   – Прошу прощения, – начала я на вежливом японском, которому меня учили в университете, – видите ли, мой кошелек украли. Не разрешите мне проехать несколько остановок бесплатно?

   Мой монолог заинтересовал двух пенсионеров.

   – У этой иностранки украли кошелек, – заметил один другому.

   – А она неплохо говорит по-японски.

   Водитель снова моргнул.

   – Бесплатно? – переспросил он. – Э-э… дайте подумать, нет, простите, нам запрещено провозить пассажиров бесплатно. Почему бы вам не обратиться в полицию?

   Чисто выбритый, совсем мальчишка, к тому же страдающий нервным тиком. Нашел время проявлять щепетильность!

   – Ах, что вы, мне не хотелось бы беспокоить полицию. – Я попыталась пустить в ход все свое обаяние. – Мне просто нужно проехать пару остановок. Спасибо. Извините за беспокойство.

   Пассажиры сзади вытягивали шеи, чтобы посмотреть, что случилось. Водитель затравленно улыбнулся. Позволить мне проехать бесплатно – это противоречило клятве, которую он давал в академии водителей автобусов!

   – М-м… нет, не могу, – снова сказал он. – Нам не разрешено провозить пассажиров бесплатно.

   – Ну всего пару остановок…

   Я поняла, что просить бесполезно. Только доберусь до Юдзи – я выбью из него все дерьмо, только перед этим смою с волос блевотину.

   – Простите, – еще раз повторила я.

   Дверь с шипением открылась. Прекрасно. Пусть это будет на твоей совести, подумала я и ступила на тротуар.

   На выщербленной стене остановки висела карта города. Я проследила маршрут до дома Юдзи и поняла, что пешком буду добираться целый час. Тогда я решила выйти к автостраде и добраться до американской закусочной, чтобы слегка почистить перышки в туалете. Отвернувшись от карты, я обнаружила, что ко мне ковыляет все та же старушка в макинтоше с тележкой. У нее была сгорбленная спина и седые волосы. Хрупкая клетка для остеопороза. Здесь много женщин с изуродованными позвоночниками. Юдзи говорил, что эти старушки в молодости десятилетиями горбатились на рисовых полях. Старушка остановилась в нескольких дюймах от меня.

   – Опусти-ка юбку, а то я вижу твои трусики, – прокаркала она.

   – Ох.

   Как дурочка, я потянула юбку вниз. Моя уступчивость, кажется, только подстегнула ее. Неожиданно старушка ткнула пальцем мне в живот, от чего на макинтоше образовались складки.

   – Что с тобой случилось, грязнуля?

   Я отступила на шаг. Если твоя дряхлость дает тебе право тыкать пальцем в живот незнакомым людям и указывать, как им жить, то не хотела бы я дожить до твоих лет.

   – Я потеряла кошелек.

   – Ты говорила, что его украли.

   – Потеряла, украли, какая разница?

   – Ты ужасно говоришь по-японски. Хочешь, я найду кого-нибудь, кто знает английский, чтобы помогли тебе…

   – Спасибо, не стоит, я…

   – Я могу привести полицейского, они сообразительные ребята, эти полицейские. Они во всем разберутся.

   – Нет, я в порядке…

   Но старушка уже заковыляла прочь, тележка с экономичной упаковкой туалетной бумаги дребезжала перед ней. Я смотрела ей вслед, охваченная внезапным чувством вины. Сегодня же солнечный день! Почему она в дождевике? Подошел еще один сто пятьдесят седьмой номер, заслонив от меня старушку. Я поправила юбку и вскочила в открытую дверь. На сей раз водитель оказался пожилой и сердитый, в углу его рта торчала зубочистка. Когда я спросила, не довезет ли он меня бесплатно, водитель двусмысленно ухмыльнулся, и, не дожидаясь, пока он передумает, я упрямо уселась на пустое сиденье.


   Юдзи весьма туманно говорил о том, как собирается раздобыть деньги на наше путешествие. Я уже устала прикусывать язык – так тянуло меня расспросить его подробнее. В баре я с трудом высиживала смену. Мне было наплевать на все. Забыв, что должна развлекать клиентов, я на ходу впадала в транс или рифмовала в мозгу хайку. Когда клиенты отлучались в туалет, я шаталась по бару, болтала с другими девушками или смотрела, сколько денег у клиента в кошельке. Катя не сводила с меня удивленного взгляда.

   – Что с тобой происходит? – шептала она. – Хочешь, чтобы тебя вышвырнули отсюда вон?

   Если б она знала, что этим меня уже не испугать – последние часы моей работы в баре истекали.

   Прошлая ночь была одной из тех спокойных ночей, после которых Мама-сан шипела над полупустой кассой. Я несколько раз сыграла в покер, спела «Хочу только тебя» Дебби Гибсон в будке караоке, но большую часть времени думала о Марико. Вчера Мама-сан вызвала меня в свой кабинет и сказала, что Марико нашлась. Отцу ее потребовалась срочная операция по удалению гортани, и Марико срочно уехала в Фукуоку. Мама-сан курила сигарету с гвоздичным запахом и похоронным тоном излагала новости.

   – Не везет хорошим людям, – говорила она, выпуская дым уголком губ.

   Она отослала меня домой, чтобы я собрала вещи Марико. Упаковывая в пустой комнате юбки и блузки Марико, я особенно остро ощутила ее отсутствие. С помощью словаря я сочинила коротенькую записку и засунула ее в сумку. Я написала, что мне нравилось жить вместе с ней, что мне ее не хватает, что я надеюсь на удачный исход операции. Марико была ребенком, когда потеряла мать, а сейчас, в девятнадцать лет, могла потерять отца. Мама-сан сказала, что поселит в старую комнату Марико новую девушку, американку из Нью-Джерси. Она показала мне фотографию в паспорте – до чего же зубастая, да еще и с химической завивкой! Надеюсь, я уеду раньше, чем она поселится в комнате Марико.


   Вчера после смены Юдзи поджидал меня на улице. Он с хмурым видом стоял у входа в натянутой на уши плоской шапочке, какие носят мойщики окон, неряшливой футболке и джинсах. Его унылый профиль был повернут к уличному танцору, чьи дерганые движения напоминали о роботах и бормашинах. Танцор судорожно подергивался, словно автомат – волосы затянуты в нетугой хвостик, лицо застыло, словно маска. Шрапнель мелочи, брошенная рукой случайного прохожего, звякнула о серебряную кружку. Увидев меня, Юдзи усмехнулся и выбросил окурок в канаву. Первой моей мыслью было спросить о деньгах, но я задушила в себе это желание. Вместо этого притянула его к себе, надвинула шапочку и поцеловала в лоб через шерстяную ткань. Юдзи поправил шапочку и положил руку мне на талию.

   – Слушай, я договорился встретиться с друзьями в баре. Может быть, тебе пойти домой? Тебе наверняка будет скучно, – сказал он.

   – С твоими друзьями? Скучно? Никогда…

   – Поверь, тебе будет скучно.

   Юдзи остался глух к тонкому сарказму моего замечания.

   – Плевать, я все равно пойду.

   Пусть это выглядело глупо, но меня ранило его нежелание брать меня с собой. Видеть его – больше мне ничего не надо. Биться в агонии от его ответного взгляда. Как я могу пойти домой?

   – Ладно, но смотри, я тебя предупреждал, – сказал Юдзи. – Знаешь, сегодня я встречался с одним парнем из Сеула, корейцем, с которым учился в школе. Он сказал, что приютит нас на несколько дней.

   Что-то отвлекло его. Он раздраженно уставился куда-то за мое плечо.

   – Что там?

   Я проследила за его взглядом. Рядом с уличным танцором, прислонясь к стене, стояла девушка, одна нога каблуком уперлась в стену. Губы ее казались белыми как снег. Девушка была такой бледной и одновременно такой загорелой, что казалась собственным негативом. Она враждебно уставилась на меня.

   – Что надо этой сумасшедшей? – нервно усмехнулся Юдзи и повел меня прочь.


   Бар «Таку-Таку» оказался довольно бойким местом. Пол усеивали опилки. Раньше мне не доводилось бывать здесь. Внутри бар оказался гораздо симпатичнее, чем я думала: на черных стенах пригласительные билеты на концерты местных команд, маленькая сцена, подростки-панки и убеленные сединами рокеры. Друзья, с которыми Юдзи намеревался встретиться, уставились на меня, как на неизбежное зло. Уж лучше бы слушали свой хип-хоп.

   Они сидели в баре в свитерах с капюшонами, с золотыми цепями на шеях, широко раздвинув колени. На одном был жилет, открывавший татуировки на мускулистых руках: синие морские волны, ящерицы и леопарды. После холодных кивков в мою сторону друзья Юдзи повели себя так, словно меня здесь не было. Это выражалось в том, что они предостерегающе пихали друг друга в плечо или говорили слишком быстро, чтобы я не могла разобрать.

   Лишенная возможности участвовать в разговоре, я курила сигарету за сигаретой, прикуривая от окурков, и отказывалась от напитков, которые виновато предлагал мне Юдзи, понимавший, что роль безмолвной подружки меня не устраивает. Кроме того, я рассматривала посетителей. Девушки из клуба «Копакобана», закончившие смену, два туриста с канадскими флагами, гордо пришитыми к рюкзакам, и тощая тень какого-то парня, маячившая у сцены. Я устала ждать, когда же наконец останусь с Юдзи наедине. Наверное, прочим посетителям казалось, что эта блондинка немая или не знает ни слова по-японски. Ну и пусть, мне было все равно.

   Около трех бар почти опустел, остались только мы. К тому времени я окончательно опьянела и решила пойти в туалет. Я встала и удивилась своим ощущениям – я словно не вылезала из бассейна, при этом на меня давила двойная сила тяжести. Когда я, спотыкаясь, вошла в туалет, меня приветствовала дюжина девушек с разрумянившимися от выпивки лицами в коричневых юбках колоколом, похожих на мою. Я видела свои отражения в каждой поверхности: потолке, двери, стенах. Когда я оборачивалась, отражения оборачивались вместе со мной. Я поправила юбку, и они поправили юбку. После этого я поняла, что пришло время избавиться от некоторого количества коктейлей.

   Моя рука, я встретила в зеркале над раковиной свой блуждающий взгляд, все прочее расплывалось. Мне стало стыдно – похоже, я потихоньку превращаюсь в тихую алкоголичку. Рядом с дверью стоял диван, его изрезанная искусственная обивка была заклеена клейкой лентой. Я села на диван и закрыла глаза, и тут же в темноте меня закружили русские горки. Я снова открыла глаза. Пора домой.

   Пока я рассматривала себя в зеркало, дверь оставалась закрытой. Я попыталась открыть ее, но обнаружила, что у меня ничего не получается. Я надавила на дверь, затем попыталась выбить ее ударом ноги. Осознав, что меня заперли, я закричала и замолотила в дверь кулаками. Откуда-то раздавался наводящий уныние гитарный перебор. Уборщики уже начали вытирать столы и прибираться, когда я отправлялась в туалет. Наверное, они и заперли дверь, не проверив, нет ли там кого. Я приказала себе не паниковать, прекрасно понимая, что Юдзи заметит мое отсутствие и пошлет кого-нибудь проверить туалеты. Возможно, это одна из его глупых шуток. Я упала на диван и снова закрыла глаза, хотя делать этого мне явно не следовало.

   Несколько минут спустя я склонилась над раковиной, а желудок судорожно выпихивал то, что я успела выпить за вечер. После этого я почувствовала себя значительно лучше. Я сполоснула лицо и покрасневшие глаза и наконец-то немного протрезвела. Затем набрала в ладони пахнущей хлоркой воды и прополоскала рот. Теперь, когда комната больше не пыталась раскачиваться из стороны в сторону, перспектива просидеть ночь в запертом туалете показалась мне не слишком радужной. Музыка в баре стихла.

   Бармен, который выпустил меня из заточения, улыбался широчайшей улыбкой. Послушать его, так дверь и не думали запирать. Я потащилась за ним в опустевший бар. Стулья стояли на столах вверх ножками, огни были потушены. Парень в бандане подметал мусор вокруг моих ног.

   – Мы закрываемся, – сказал бармен, – ваши друзья ждут снаружи.

   Я поблагодарила его и вышла на незнакомую улицу.

   Я была так рассержена, что некоторое время просто тупо стояла, дымя сигаретой. Юдзи не только ушел без меня, он забрал с собой мой кошелек. О чем он только думал? Как я теперь доберусь до дома? Я побродила по улицам, заглядывая в окна баров и закусочных и ожидая увидеть его глупую шапочку мойщика окон. Может быть, он решил, что я ушла домой и забыла кошелек, поэтому забрал его? Наверняка кто-то из персонала сказал ему, что я ушла. В любом случае я собиралась устроить Юдзи головомойку, как только доберусь до него. После часовых блужданий я спустилась в подземку и решила дождаться утра. Три часа спустя я проснулась – вокруг бурлила толпа, а плечо занемело. Я была взбешена. Юдзи придется придумать основательную причину, чтобы объяснить свое поведение, иначе мне придется хорошенько подумать над решением оставить Японию вместе с ним. Как он смеет так обращаться со мной!


   Автобус остановился у подножия холма. Я поблагодарила водителя и шагнула в залитое солнцем пространство. Холм, на котором стоял дом Юдзи, был так крут, что приходилось карабкаться, нелепо опустив голову, словно клоун. Спускаясь вниз, велосипедисты вынуждены были нести велосипеды на плече, а я всегда боялась, что при спуске тормоза машин не выдержат, и они устремятся вниз в свободном полете. Я упрямо лезла вверх, морщась, когда в босую ногу впивались камушки. Строители вырубили в холме террасы для домов и вилл, и каждый выступ окаймляла бамбуковая рощица, звеневшая комарами и прочими невидимыми охотниками за человеческой кровью. К тому времени как я добралась до дома Юдзи, кожу покрывал пот, содержащий все яды, что я вливала в себя прошлым вечером. В холле я постояла, слизывая с верхней губы соль, пока дыхание не восстановилось.

   С тех пор как я приходила к Юдзи в последний раз, прошли недели. Мы вместе бывали здесь нечасто, и ни разу после того, как квартиру Юдзи разгромили. Я предпочитала отрываться у себя дома, где матрац не заставлен грязными тарелками, а всякая выемка не используется в качестве пепельницы. Меня даже удивляло, что в таком бардаке Юдзи заметил, что в его квартиру вломились. Пол его комнаты усеивали груды одежды и прочей рухляди, словно некая демоническая сила время от времени перетряхивала комнату и все предметы, что в ней находились. В тишине слышались шорохи тараканов, копавшихся в этой свалке в поисках крошек. Единственным эстетическим объектом была фотография смущенной девушки, пришпиленная к холодильнику. Бывшая подружка Юдзи уехала в Токио, чтобы стать моделью, и с тех пор о ней никто ничего не слышал. Когда-то очень давно Катя видела ее и уверяла меня, что та показалась ей совершенно ненормальной.

   Я позвонила, приготовясь ждать пару минут, пока Юдзи изволит подползти к двери. Интерком замигал, и дверь отворилась. Странно. Я вошла внутрь и поднялась по ступеням, мимо окна, затянутого сеткой от комаров, и плаката, призывающего пользоваться баками для утилизации отходов. Юдзи никогда не запирал дверь, поэтому я свободно вошла в квартиру.

   – Ну и куда ты исчез прошлой ночью?

   Я подняла руку, готовая швырнуть порванную сандалию ему в голову, зашла в гостиную… и вскрикнула – на меня было наставлено дуло пистолета.

   – О господи, да заткнись ты, твою мать! – округлил глаза мужчина с пистолетом.

   Я тут же заткнулась. Ноги подкосились, и я ничего не могла с этим поделать. Я никогда раньше не видела огнестрельного оружия так близко. Вот сейчас он нажмет на спусковой крючок и выстрелит в меня. Я знала это. Ну и адреналин! Я была так напугана, что не могла даже моргнуть.

   – Вот так-то лучше, – сказал незнакомец.

   Он убрал пистолет в кобуру, и комната перестала кружиться вокруг. В полумраке, что пробивался сквозь жалюзи, мужчина изучал меня, отмечая молчаливый ужас в моих глазах. Что-то с ним было не так. Половина лица мужчины потеряла форму, словно оплавившаяся на огне пластмасса. Брови не было, а вместо века виднелась уродливая щель. Я поняла, что знаю его, хотя раньше он носил на лице белую повязку. Этот человек приходил в бар вместе с Ямагава-сан. Его блудный сын.

   – Мэри, это ты?

   Я кивнула. Мне говорили, как его зовут, но я забыла.

   – Ты ведь говоришь по-японски?

   Еще кивок.

   – Я не трону тебя, – сказал он.

   Я уставилась на его пиджак, где скрывался пистолет. В его руках были моя жизнь и моя смерть. Инстинкт подсказывал мне держаться тихо, но тревога пересилила страх.

   – Где Юдзи?

   – Не знаю, – ответил он. – Я ждал его здесь, хотя, честно сказать, не особенно верил, что он объявится.

   Воздух был сырым и тяжелым, словно в грязной прачечной, от матраца несло вонью. Мужчина с изувеченным лицом стоял на осколках разбитого плеера и разодранных в клочья комиксах-манга.

   – Зачем вы ждали его?

   Я вспомнила о пистолете и ощутила слабый толчок в животе. Блудный сын криво усмехнулся, эмоции отражались только на одной части лица.

   – А сама как думаешь?

   – Он взял деньги, – ответила я.

   Я сказала первое, что пришло в голову. Юдзи говорил, что раздобудет денег, чтобы мы могли покинуть Японию, и вот он сделал это и навлек на себя неприятности. Бедный, глупый Юдзи.

   Блудный сын снова криво усмехнулся.

   – Это он сказал тебе?

   – Нет.

   – Значит, угадала. Он присвоил деньги, принадлежавшие Ямагаве-сан, а представил все так, словно должники отлынивают от уплаты долга.

   Он не пытался упрощать свою речь. Пару слов я не разобрала, поэтому не сразу все поняла, а поняв, засомневалась. Я кое-что слышала про то, как выбиваются долги. Да и Юдзи слишком хорошо знал этих людей, чтобы решиться обмануть их. Однажды в Киото мы ушли из ресторана, забыв заплатить по счету. На полпути назад Юдзи вспомнил и взял такси, чтобы вернуться. Я не хотела возвращать деньги, но Юдзи был непреклонен. Он заявил, что знает, как нелегко достаются деньги тем, кто занимается мелким бизнесом.

   – Дело не в количестве, – заметил мужчина с изуродованным лицом. – Сам факт кражи вывел Ямагаву-сан из себя. Он должен быть уверен в честности своих людей. В обычных обстоятельствах Юдзи уже давно был бы… – Он провел пальцем по горлу. – …Ему просто повезло, что Ямагава-сан сто лет знает его мать.

   – И вы пришли убить его?

   Он рассмеялся.

   – Пропали не только деньги, но и наркотики. Мы тут все перевернули, но ничего не нашли. Хотя это всего лишь вопрос времени. Вчера Ямагава-сан узнал, что за его спиной кто-то пытается продать товар. Юдзи обратился к старому клиенту Ямагавы-сан, надеясь, что хорошая скидка купит его молчание. – Он вздрогнул, словно вспомнил о постыдном и болезненном эпизоде. – Интересно, с чего это твоему дружку захотелось подохнуть молодым?

   Пока он говорил, события предстали передо мной в хронологическом порядке. Если все это правда, то Юдзи решил обмануть Ямагаву-сан еще до того, как его квартиру разгромили, до того, как мы решили оставить Японию. Ради чего тогда он пошел на такой риск? Я должна найти Юдзи и поговорить с ним.

   – Что вы собираетесь с ним сделать? – спросила я.

   Глаза убийцы сверкнули темным пламенем. Он двинулся ко мне, вещи Юдзи хрустели под ногами. Вблизи я могла смотреть только на его шрам. Я слышала, как гремит кровь в ушах.

   – Посмотри на меня, – скомандовал он. – Хорошенько посмотри на то, что они сделали со мной. А хочешь узнать, как они это сделали?

   От гнева он почти рычал. Он не притронулся ко мне даже пальцем, но сама его близость подавляла. Я отвела лицо. Он схватил меня за подбородок, впившись рукой в щеку, и резко повернул голову назад.

   – Это кислота, – промолвил он. – Мое лицо разъела кислота. И я позабочусь о том, чтобы то же самое они проделали с Юдзи.

   Он отпустил меня и шагнул назад. Он безумен. Психопат, которого нужно держать взаперти. Я пойду в полицию и расскажу им о Ямагаве-сан и обо всем, чем он занимается, и тогда они арестуют их всех. Достаточно будет только произнести слово «наркотики». Их бизнес рухнет, словно карточный домик.

   – Откуда ты родом, Мэри? – спросил он.

   – Из Англии.

   Слова застревали в глотке. Меньше всего мне хотелось сейчас болтать с ним об Англии.

   – Из Англии, – эхом откликнулся он. – Знаешь, что, Мэри? Возвращайся-ка ты в Англию и больше не думай о Юдзи.

   Мне хотелось ударить его. Слезы туманили глаза.

   – Почему вы так уверены, что именно Юдзи сделал все это? – выкрикнула я.

   Его бровь удивленно приподнялась.

   – Что ж. если хочешь, я расскажу. Ты уверена, что хорошо знаешь Юдзи? Ему и вправду удалось убедить тебя, что он влюблен? Что каждую ночь он не трахается с разными женщинами? Я вынужден был уехать отсюда из-за него! Это именно из-за твоего дружка мне плеснули в лицо кислотой и выгнали из Осаки. Я бросил невесту. Сказали, что если я попытаюсь увидеться с ней, ее отправят обратно в бордель, откуда мне удалось ее вытащить. В тот вечер, когда я уехал из Осаки, Юдзи поджидал ее после работы, чтобы сказать, что я мертв. Я смог связаться с ней только через несколько месяцев! Ты понимаешь, прошли месяцы!

   Снаружи проехал фургон продавца тофу. Он предлагал свой товар через громкоговоритель.

   Меня снова замутило, совсем как прошлой ночью. Этот человек, стоявший напротив, не успокоится, пока не заполучит скальп Юдзи.

   – Возвращайся домой, Мэри, – сказал он. – Возвращайся в Англию. Мне говорили, что ты славная девчонка. Держись подальше от неприятностей. И в полицию не обращайся. Они не будут помогать тебе. Тебе повезет, если они просто вышлют тебя из страны.

   Получив позволение уйти, я развернулась и направилась к выходу. Я дрожала, меня шатало из стороны в сторону. Я должна бежать отсюда, должна найти Юдзи и убедиться в том, что он жив. У двери я услышала голос.

   – Постой.

   Я остановилась, но не обернулась. Мысленным взором я видела пистолет. Железная штуковина, приносящая смерть. Нацеленная прямо мне в спину.

   – Если увидишь своего приятеля, – проговорил мужчина с изуродованным лицом, – скажи ему, что Хиро вернулся.

   Стоя к нему спиной, я кивнула и выскочила в прохладу коридора.

Глава 14
Ватанабе

   Юдзи судорожно вцепился в утыканную гвоздями доску, прибитую к двери, занозы впились в пальцы. Раны на щеках от ударов кастетами саднили, бактерии проникали в кровь через порезы. Отодрав доску, Юдзи прислонился к двери. Мне конец, подумал он, ощупывая сломанные ребра. Дверь отворилась, и нетвердой походкой он ввалился внутрь. Я наблюдал за ним с расстояния девятнадцати метров и двадцати сантиметров, сидя на поросшей мхом железнодорожной насыпи, таблетка витамина С растворялась во рту, покрывая зубы кислым налетом. Рядом со мной стояла канистра с бензином. Да уж, тебе точно конец, мысленно согласился я. Ночной саван укрыл Землю. Ночь тянулась от горных кряжей Перу через арктические ледники. Звезды уменьшились в размерах, отбрасывая красноватый свет, а призраки дальних галактик мерцали сквозь расстояние в сотни миллионов лет. Мигнули проблесковые огни самолета, и я успел заметить знаменитого борца сумо в тренировочном корсете «Плейтекс», летящего бизнес-классом и в эту минуту поедающего соевый творог. Я вернулся на землю и увидел, как тысячи кольчатых червей и личинок высасывают последние соки из останков дохлого кота. Затем я спустился на пятьсот два метра тридцать сантиметров вниз, где в отложениях мелового периода мегалоникс все еще скалил чудовищные зубы и вытягивал когти, на морде его навечно застыло изумление в тот самый миг, когда огромный метеорит врезался в Землю.


   В мрачном обветшалом интерьере бара «Лотос» Юдзи в изнеможении прислонился к деревянной стене будки караоке, голова его стукнулась о стену. Он не узнавал гниющих останков бара, где провел детство. Некогда процветающее логово порока, где между богатыми бизнесменами скользящей походкой двигались девушки, ныне представляло собой совокупность тысяч экосистем. По левые мыши пировали на обивке кресел, тараканы обгрызали отслоившиеся от стен обои, гадюка притаилась в ожидании пушистого млекопитающего, чтобы вонзит в него клыки. Однажды Мама-сан послала меня сюда, шесть с четвертью лунных циклов назад, чтобы я укрепил доски, которыми была забита дверь. На полке я обнаружил молоток и гвозди, блестевшие от мышиной мочи.

   Семь долгих лет прошло с тех пор, как Мама-сан задумала открыть бар «Лотос». Предприятие это изначально было обречено на провал. Вскоре после пышного открытия (на котором девушки в нарядах стриптизерш предлагали посетителям бесплатное шампанское) Мама-сан получила письмо, уведомляющее ее о том, что в непосредственной близости от бара планируется строительство Кансайской железнодорожной линии. Несмотря на весь пыл, с которым Мама-сан бросилась спасать свое детище (она отправляла петиции транспортному начальству, пыталась подкупить чиновников деньгами и девушками и даже лежала в прострации под колесами экскаватора), через восемнадцать месяцев дюжина скоростных поездов в час с грохотом проносилась мимо бара. Каждый поезд рождал миниатюрное землетрясение в недрах здания: стены сотрясались, а клиенты падали с барных стульев. Целых одиннадцать месяцев с улыбкой на устах Мама-сан подсчитывала предметы, упавшие с полок, и редеющие толпы посетителей. Но последней соломинкой, сломавшей спину верблюда, стала тяжба, которую затеял один из клиентов, на голову которому свалилась бутылка рома, на короткое время лишив беднягу сознания. Мама-сан выставила бар на продажу, однако по сей день желающих купить его не нашлось.

   Хотя в результате этой истории нервы его матери превратились в клочья, для Юдзи то были безмятежные дни. Девушки обращались с подростком, словно с маленьким клиентом, постоянно твердя ему, какой он красивый и умный Блуждая в тумане боли, Юдзи вспоминал об этих счастливых днях. Крошечные жучки и ползали по тому стулу в баре, где он любил сидеть, притворяясь, что делает домашнее задание, а девушка по имени Йоко нахваливала его старательность своим бархатным голоском. Новый приступ физических мучений принес новые моральные страдания. Юдзи застонал, наполовину от боли, наполовину от горькой ностальгии подавно прошедшим временам. Он провел языком по кровавым остаткам зубов во рту и снова застонал.

   В восьми километрах трехстах метрах отсюда Мэри, дрожа, бродила по улицам. Я разрывался надвое, не желая бросать ее в таком отчаянном состоянии. Судьба предлагала выбор, раздваиваясь, словно змеиный язык, и принуждая меня принять решение. Мне отчаянно хотелось спасти Мэри, хотелось отправить ее домой в теплой и мягкой Золушкиной карете. Однако это ничего бы не решило. Чтобы разобраться с нашей проблемой, требовалась канистра бензина.

   В дюйме от моего носа пролетел пустой поезд, управляемый учеником машиниста. Жалюзи в баре заплясали в дикой пляске, а голова Юдзи застучала по стене. Стулья и столы запрыгали по полу, люстра закачалась. Поезд исчез вдали, и сумасшедшие вибрации прекратились. С другой стороны насыпи на меня, запутавшегося в сетях Венеры ребенка, уставился старый выброшенный холодильник, выпуская в атмосферу вредные испарения.


   Я знал, что сегодня вечером что-то должно случиться. Я чувствовал это в атмосфере. После работы я шел за Мэри и Юдзи через район Синсайбаси. Я тенью скользил мимо закрытой галереи, мимо крепости Сити-банка, мимо благословенных земель пригорода. Хотя Юдзи прижимал к себе свой золотой трофей, взгляд его то и дело останавливался на пышных ляжках проститутки, шедшей по улице перед ними. Почему он не ценил то, чем владел, в то время как я завидовал микроскопическим клещам, что жили в ресницах Мэри, и сере, что скапливалась в ее ушах? После того как Мэри переступит пределы обыденного, обещаю, она никогда не будет ощущать себя нелюбимой и покинутой.

   Друзья Юдзи ждали в баре. Этот бар был настоящей волчьей ямой, дьявольской западней, где тусовались транссексуалы и сатанисты. Я испытывал жалость к этим введенным в заблуждение беднягам. Если бы они проникли в гиперпространство и увидели, какой жалкой фигурой является Люцифер, то тут же забыли бы весь свой оккультизм. Заброшенный в преисподнюю, дьявол ныне влачит жалкое существование, изредка становясь почетным гостем на черных мессах и концертах бельгийских металлистов. Поневоле задумаешься, стоит ли ради такого пить козлиную кровь?

   Сатанисты меня не пугали. Рядом с друзьями Юдзи, бандитами с впалыми щеками, они выглядели мяукающими котятами. Как только я увидел их, то сразу понял, что они собираются убить Юдзи.

   – Иуда получит по заслугам, – пробормотал один из них, когда упомянутый Иуда вошел в бар.

   Меня охватила паника. Я ничего не имел против бандитских планов относительно Юдзи, но Мэри! Этим парням проще вырубить ее, чем слушать ее испуганные крики. Трое бандитов сидели в тестостероновом ступоре – отбросы общества, средоточие всех его болячек. Кензи – накачанный наркотиками тип с двойными Y-хромосомами. – однажды бросил своего ротвейлера в ванную, а затем опустил туда же включенный тостер. Агония Трикси оказалась такой забавной, что Кензи тут же отправился на поиски других собак. А Синго и Тору чуть не задушили друг друга в своей квартире на первом этаже – они сжимали и давили, пока не округлились белки глаз. Даже на публике они не могли остановиться, под столом до волдырей сжигая кожу на руках друг друга.

   Пока жертва и хищники обменивались приветствиями, я спрятался в темном углу бара. Затем Юдзи сел, и они принялись беседовать, намеренно игнорируя Мэри.

   Стрелки часов двигались вперед. Солдаты Люцифера раз за разом заталкивали монетки в сто йен в щель музыкального автомата, снова и снова вызывая оттуда дух тяжелого металла. Мэри пила коктейль за коктейлем, чтобы задушить ростки уныния, пробивавшиеся в душе, и унижение от того, что с ней обращались, как с надувной куклой. Как только Мэри удастся нащупать вход в гиперпространство, она никогда больше не будет тосковать. Прорыв в гиперпространство уничтожит все сорняки скуки, но до той поры я мог лишь сочувственно наблюдать за ее страданиями.

   В своем эгоцентризме Юдзи ничего не замечал, а друзья терпели его болтовню, пуская слюни в предвкушении того, как будут его убивать. Их подмигивания и посапывания участились, когда толпа посетителей начала редеть. Я разобрал этот примитивный код – они нападут на Юдзи, как только бар покинет последний клиент. Люди уходили, и шесть желтых глаз все чаще устремлялись к упрямой, неподвижной фигуре в углу. Ко мне.

   Фигура в углу тоже не сводила с них глаз. Когда троица головорезов поняла, что я не собираюсь уходить, бандиты разозлились. Они не смели нарушить приказ Ямагавы-сан. Персонал бара также волновался – чем скорее головорезы сделают свое черное дело, тем скорее они подотрут кровь и отправятся по домам. Однако я не стану первой костяшкой, вслед за которой начнет рушиться сооружение из множества костяшек домино. Только не я. За два часа, пока я сидел в потемках, в голове моей родился план. Теперь все зависело от мочевого пузыря Мэри.

   Я исследовал ее мочевыводяшую систему. За сегодняшний вечер она дважды ходила в туалет: первый раз в 21.46 и второй раз перед встречей с Юдзи в 00.59. Когда на часах было 03.04, нежная упругая подушка ее мочевого пузыря снова набухла, но тело не отвечало на призыв. Молекулы фильтровались сквозь плазму. Разрозненные фрагменты гемоглобина и аспирин пятимесячной давности просачивались через витые канальцы. Как на иголках, я сидел и ждал, услышит ли Мэри зов своего тела до того, как терпение бандитов истощится.

   Я вздохнул с облегчением, когда мечтательный настрой Мэри разбился, заставив ее переключиться на нужды организма и вспомнить о том, как давно она хочет в туалет. Она встала и, покачиваясь, направилась через бар в узкий коридор, который вел к женскому туалету. Я последовал за ней. Дверь была открыта. Я закрыл ее. Затем я изо всех сил повис на ручке.

   Тем временем в баре негодование Тору достигло предела. Последний посетитель удалился восвояси, подальше от греха. Тору поднялся и размахнулся – татуированная рука взлетела, словно коса, сметая со стола пепельницы и пустые стаканы. Кровь ударила бандиту в лицо, когда он с размаху опустил кулак на лицо Юдзи.

   – Предатель.

   Персонал бара смотрел, как Юдзи съезжает вниз, и морщился от звуков, похожих на вколачивание гвоздей в дерево. Юдзи кашлял кровью. Синго и Кензи с искаженными лицами били его по ребрам. От каждого удара Юдзи дергался, словно пораженный током.

   – Где…

   Удар.

   – …ты…

   Удар.

   – …спрятал их?

   Сумасшедший смех вырвался из залитого кровью горла Юдзи.

   – У Мэри… Держите Мэри.

   Безмятежно освободив мочевой пузырь, Мэри направилась к двери туалета. Несмотря на малую мышечную массу и опьянение, она могла нажать на ручку двери с силой, равной 103,1 ньютона, а паника увеличила этот показатель до твердых 312 ньютонов. Я оперся о косяк и потянул дверь на себя. В баре избиение на время прекратилось. Тору склонился над Юдзи.

   – Что ты сказал?

   – У Мэри… Хватайте ее!

   Сердце мое часто забилось. К счастью, глотку Юдзи забили кровь и слизь, поэтому бандиты ничего не расслышали. Юдзи выпустил еще один фонтанчик кровавого смеха. Тору дал ему пощечину. Бандиты поставили Юдзи на ноги и, скрутив за спиной руки, повели к заднему выходу из клуба. Персонал бара кланялся и желал окровавленной процессии приятного пути.

   А мы с Мэри продолжали сражаться за дверь. Мэри орала:

   – Эй, кто-нибудь! Выпустите меня отсюда!

   И так целых семь раз, пока, наконец, не сдалась.

   Я вернулся в бар. Бармен, подбиравший осколки, подпрыгнул, когда я прошмыгнул мимо, мои кроссовки оставляли на полу отпечатки, смешиваясь с брызгами крови Юдзи.

   Снаружи Кензи, Синго и Тору, освещенные синими огнями полицейской машины, отпускали язвительные комментарии, а полицейский записывал их показания в блокнот.

   А на соседней улице Юдзи из последних сил несся к свободному такси, словно птица со сломанным крылом.


   Внутри канистры с бензином страдающие клаустрофобией углеводороды ожесточенно пихались и корчились в тесноте, готовые вспыхнуть. Давным-давно эти молекулы были лесами юрского периода и динозаврами, некогда безраздельно господствовавшими на Земле, пока их на многие тысячелетия не сплющили осадочными породами, а затем не переработали на нефтеперегонном заводе. Я понимал, какое раздражение вызывало у них подобное непочтительное отношение.

   На другой стороне железнодорожного полотна Юдзи зажег спичку. Фосфорная головка вспыхнула, осветив бар «Лотос». Юдзи смотрел, как она горит, затем зажег другую. Наверное, вас интересует, зачем мне канистра с бензином? Я собирался сделать с Юдзи то, что он только что проделал со спичкой. Подозреваю, что вы смущены. Разумеется, вы можете считать меня достойным осуждения чудовищем. Впрочем, давайте рассуждать разумно. Уничтожь я Юдзи, и общая сумма страданий в этом мире только уменьшится. Позволь я ему и дальше попирать землю, и в опасности окажется не только Мэри, но и множество людей, с которыми ему предстоит пересечься в будущем.

   Мое решение продиктовано не страстью, а холодным рассудком. Это вовсе не убийство, а простая переработка человеческой плоти в углеродную пыль и энергию. Общая сумма материи во вселенной останется прежней, и ничего ценного не будет утеряно. Даже душа его перетечет во что-нибудь, чему еще предстоит родиться. В личинку комнатной мухи или гниды, например. Повторюсь, я не испытывал никаких сомнений в том, что намеревался совершить.

   В своей деревянной будке Юдзи ломал голову в поисках выхода, не подозревая о том, что хитроумный механизм уже запущен, и Бог из машины вот-вот возникнет на сцене. Он ни капли не сожалел о том, что впутал в преступление Мэри. Напротив, Юдзи гадал, как уговорить ее подтвердить его алиби или взять часть его грехов на себя.

   Сова расправила крылья в лунном свете. Льдина размером с Китай дрейфовала в марсианском канале. Кошка, крадучись, бродила по крыше бара, зеленая радужка ее глаз светилась во мраке. Я встал на ноги, а кошка спрыгнула с крыши и мягко приземлилась на лапы, размышляя об оставшихся ей трех жизнях. Расплескивая бензин, я пересек полотно, затем вскарабкался на мшистую насыпь рядом с баром «Лотос». Несмотря на ветхий вид, в этом деревянном строении было семь целых девять десятых триллионов килоджоулей энергии, ждущих своего часа.


   Бар «Лотос» был не только процветающей экосистемой, где природа снова вступила в свои права, или укрытием для беглеца от якудзы. Здесь хранилось прошлое. Смутные обрывки прошлого мерцали во тьме, забытые мгновения оживали. Я видел обворожительную Киоки, которая забралась в постель Юдзи, чтобы исполнить соблазняющий танец живота перед одиннадцатилетним подростком, онемевшим от удивления. Шутницу Сизуко, которой нравилось извлекать свой стеклянный глаз изо рта – легкая забава, многим казавшаяся весьма эротичной. И Маму-сан, гораздо моложе, довольно соблазнительную, еще без складок подкожного жира… Несомненно, смерть единственного сына подкосит ее. Господину Бойанжу придется приложить немало стараний, чтобы утешить хозяйку. Да и Мэри наверняка окажется среди тех немногих, кто оплачет Юдзи. Впрочем, как только Мэри переступит черту, отделяющую ее от гиперпространства, она забудет все свои печали.

   Я открыл канистру и начал выливать бензин на землю. Я обходил бар по кругу, оставляя запах разрушения там, где горючая жидкость соприкасалась с травой. Едкий запах, несомненно, достиг ноздрей Юдзи, но он так погрузился в жалость к себе, что даже не заинтересовался, откуда он исходит. Без Юдзи Мэри гораздо раньше совершит прыжок в гиперпространство. Меня смущала мысль, что скоро я стану для нее таким же прозрачным, какой всегда была для меня она. Она сможет увидеть мою бородавку на ноге и мой ненадежный аппендикс. Проклятие моего воспитания и тень отца, неотступно преследующую меня. По крайней мере Мэри не угрожают тихие семейные обеды. Отец всегда возражал против моих отношений с противоположным полом. С раннего детства он дал мне понять, что женщины находятся под запретом до тех пор, пока я не получу степень по экономике и работу в министерстве финансов. Только тогда он подыщет мне подходящую жену.

   В школе какое-то время мне было нетрудно следовать наставлениям отца. Мне никогда не нравились девчонки, и вовсе не потому, что я по природе был женоненавистником, просто они казались мне тогда глупыми и нудными. Впрочем, в старших классах в жизнь мою вошла девушка, которая навсегда изменила мой взгляд на женщин.


   Нас было шестеро, занимавшихся математикой по усиленной программе: Тецуи, мой страстно увлекающийся пинг-понгом друг; Хайд и Джан, гениальные близнецы, которые общались только между собой и только по-латыни; Юи Кана, застенчивый знаменитый баскетболист, который уверял, что отрежет нам языки, если мы проболтаемся, что он учится вместе с такими чудиками, как мы, и Эйя Иноу.

   Эйю знала вся школа. Во-первых, отец ее был школьным вахтером, и они жили в деревянном домике на задах футбольного поля. Во-вторых, с двенадцати лет Эйя носила на спине массивную металлическую пластину, предназначенную для коррекции юношеского сколиоза. Нечего и говорить, что это приспособление сделало ее посмешищем для школьных лоботрясов. Девчонки приносили из дома магнитики с холодильников и норовили приставить их к спине Эйи. Мальчишки, чуть завидев ее, начинали кататься от смеха и орать: «Эй, ты, металлистка, иди сюда!» Школьная жизнь была для Эйи настоящим адом.

   В отличие от одноклассников Эйя не посещала клубы и не ходила на дополнительные занятия. После уроков она помогала отцу отскребать жевательную резинку от парт или бродила по бамбуковым зарослям, клацаньем металлической пластины распугивая птиц. Мое первое самое сильное воспоминание об Эйе относится к осени последнего года обучения в школе. Надвигался тайфун, и занятия в школе отменили. Наплевав на штормовой ветер, я храбро заявился в школу. Мне очень хотелось закончить работу по электромагнитной индукции, да и учитель господин Казагучи сказал, что лаборатория – в моем полном распоряжении.

   Утро уже заканчивалось, а эксперимент был в самом разгаре. Я записывал показания вольтметра, когда что-то за окном привлекло мое внимание. Эйя стояла на крыше спортзала. Школьная форма промокла, волосы терзал ветер. Дождь хлестал ее, а Эйя, не замечая ничего, стояла, раскинув руки, словно волшебная фигура на носу корабля в штормовом море. Никогда не забуду ее взгляда – в нем были дикость, геройство, безумие. Я заметил, что она не надела свою пластину.

   Я заинтересовался Эйей. Однако ее по-прежнему изводили все кругом, а мне не хотелось попадать ее мучителям под горячую руку. Если двое изгоев сойдутся вместе, они неминуемо превратятся в посмешище для всей школы. Страдания, которые нам приходилось переносить в одиночку, только увеличились бы, если бы мы подружились.

   Наш первый разговор состоялся через несколько месяцев после тайфуна, когда я лежал в бамбуковой роще, распластавшись на земле. Я только что получил свою порцию побоев от близнецов Мисио и Казуо Кану, которые решили опробовать на мне заказанные по почте нунчаки. Услышав приближающееся клацанье металла, я посмотрел вверх и увидел вопросительную тень Эйи Иноу. Она склонилась надо мной, насколько позволяла пластина на спине.

   – О чем ты только думаешь? – спросила она. – Лежишь прямо на таких редких экземплярах. Мог бы оказать им больше уважения.

   Я перекатился в сторону и снова лег лицом в грязь, ожидая, что она проедет мимо.

   – Ватанабе, я знаю, что близнецы Кану поджидают тебя здесь каждый месяц, начиная с четвертого класса. Почему бы тебе просто не сменить маршрут?

   Я посмотрел вверх и ворчливо заметил, что избегать встречи с братьями Кану значило бы отказаться от ценного жизненного опыта. В глазах Эйи я прочел, что она считает меня полным придурком, но она все-таки протянула руку и помогла мне подняться на ноги.

   С тех пор мы стали друзьями. И, естественно, школьная элита начала травить нас с удвоенным пылом. Нам говорили, что из нас двоих вышел бы классный цирк. Мои очки периодически крали и обмазывали клеем. Даже в учительской преподаватели шутили, что, все время таская на себе такой громадный пояс невинности, у Эйи нет никакого шанса забеременеть в школьные годы. Однако все это не имело для меня никакого значения. Я н пропускать дополнительные курсы. Я проводил множество счастливых часов, помогая Эйе собирать ботанические коллекции в лесу, занимаясь вычислениями с простыми числами или слушая стук ее металлической пластины под русскую оперную классику, звучащую по радио. Мы мало говорили. Одинокое детство и презрение школьных товарищей не способствуют развитию речевых навыков. Нам просто нравилось общество друг друга, а наши преследователи только скрепляли связь между нами.

   Мое второе самое сильное воспоминание об Эйе относится к предпоследнему дню нашей дружбы. Мы гуляли по городу, когда заметили наших школьных мучителей, идущих прямо на нас. Стремясь избежать встречи с ними, Эйя втолкнула меня в боковую аллею прямо за закусочной «Кентакки чикенз». Мы задержали дыхание, пока шумная толпа наших преследователей тащилась мимо, толкаясь и сквернословя. Наверное, на нас повлияли опасность и возбуждение. Весьма возможно, что и вонь горячего куриного жира сыграла свою роль. Что бы то ни было, но с этого дня, проходя мимо этой закусочной, я всегда вспоминал, как Эйя притянула меня к себе, и наши губы встретились.

   В тот вечер я летел домой, как на крыльях. Я сидел за кухонным столом и ел то, что мать оставила мне на ужин, совершенно не чувствуя вкуса пищи. Затем переместился в кровать, где принялся мечтательно переворачивать страницы книги о законе Фарадея. Через несколько минут дверь спальни отворилась, и вошел отец. Суровое выражение его лица тут же унесло мой блаженный настрой. Отец подошел к столу и направил настольную лампу прямо мне в лицо.

   – Ватанабе, – его спокойствие показалось мне зловещим, – звонили с твоих курсов. Они сказали, что ты не посещаешь занятия уже две недели.

   Я испуганно заморгал, пытаясь прогнать яркие пятна от лампы накаливания, отпечатавшиеся на сетчатке.

   – А теперь, Ватанабе, ты скажешь мне имя той мерзкой шлюхи, с которой встречаешься.

   Я повесил голову, съежившись под его неумолимым взглядом.

   Затем покорно прошептал ее имя.

   На следующее утро я влетел в школьные ворота, бледный и возбужденный после бессонной ночи. Мне отчаянно хотелось поговорить с Эйей, рассказать ей о гневе отца. В перерыве я уловил в коридоре звяканье ее пластины.

   – Эйя-чен, – позван я, – Эйя-чен.

   Она обернулась, прижимая к груди красную папку. Я подбежал к ней и положил руку ей на плечо.

   – Почему тебя не было на математике? – спросил я.

   Она смерила меня пристальным взглядом сверху вниз. Ее не поддающуюся описанию красоту не портили даже следы от плевков на волосах. Как мне хотелось отвести ее в сторонку и любовно стереть слюну.

   – Почему меня не было на математике? – повторила она вопрос. – Потому что я была в кабинете директора, где пыталась отвергнуть обвинение в сексуальных домогательствах, выдвинутое твоим отцом от твоего имени. Так что убери руку с моего плеча. Жаль, что ты понял меня так превратно.

   В глазах ее блеснул гнев. Эйя повернулась на каблуках и пошла прочь.

   Я долго переживал. Теперь-то я знаю, что для меня все сложилось к лучшему. И все-таки иногда мне хочется нырнуть в океан гиперпространства и взглянуть на Эйю Иноу. После первого года в колледже Эйя вместе с новой пластиной для выпрямления позвоночника улетела в Америку, получив стипендию по ботанике в Стэндфордском университете. Хотя Эйе никогда не проникнуть в четвертое измерение, я знаю, что у нее все сложилось хорошо. В Америке она даже завела дружка, американца по имени Чип Фонтейн. Поначалу я ревновал Эйю, затем, после того как, оторвавшись от трех измерений, я воспарил к звездным высотам, ревность исчезла сама собой.


   Бензиновый круг был очерчен. Все, что мне теперь нужно, это пламя. Предчувствуя неминуемую смерть, Юдзи забьется в центр бара. Слезные протоки дадут соленые течи. Возможно, я позволю ему пожить еще минут пять, чтобы он осознал, что ему предстоит.

   Почему я? Я принадлежу к верхушке пищевой цепочки. Нет, только не здесь, неужели я просто умру от потери крови? Посмотрите, что они сделали со мной…

   Следовало спешить. Слишком много времени я провел рядом с этим деревянным сараем. Чем скорее я покончу с ним, тем скорее Мэри станет свободной.

   Боль убивает меня. Я умру. Господи, если ты спасешь меня, я поверю в тебя. Я буду вести святую и праведную жизнь, просто не дай мне умереть здесь в одиночестве… Я так одинок…

   Ужас существования захлестнул Юдзи. Темная правда о глобальном одиночестве человека с самого детства маячила где-то в мозгу, но Юдзи привык заглушать эти мысли хип-хопом, видеоиграми и сетевой порнографией. И заметьте, он ведь еще не умирал. Поведение Юдзи было оскорблением тем пятнадцати и двум десятым жителей Осаки, которые на самом деле испускали в этот миг свой последний вздох. Я свято верил, что мой долг – научить этого сопляка-переростка тому, что значит умирать по-настоящему.

   Пальцы сжали в кармане пластмассовую зажигалку. И вдруг я услышал его. Тихое хныканье, такое тонкое и слабое, что, не будь я всевидящим, я бы засомневался, не плачет ли это девочка-скаут, заблудившаяся в лесу? Я взял мой гиперскальпель и с отвращением проник в мозг беглеца. Как я и подозревал, он лишился рассудка. Ему понадобились бы месяцы, чтобы оправиться от потрясения.

   Я подбросил зажигалку высоко вверх. С мягким стуком она упала на другую сторону путей. Разжечь костер теперь было жестом доброй воли, coup de grace. Чего ради?

   Что ж, на некоторое время человечество было спасено.

Глава 15
Господин Сато

   Ты всегда шутила, что во время грозы небо прочищает носовые пазухи. Не самое изящное сравнение, но когда сегодня утром я вышел из дома и вдохнул бодрящий воздух, оно показалось мне вполне уместным. Восемь желтых шапочек шествовали мимо нашей калитки – соседские дети направлялись в начальную школу. Процессия остановилась у дома номер сорок семь, чтобы подождать девчушку с хвостиками на голове, выбегавшую из двери. Девчушка пристроилась в хвост процессии, которая, не мешкая, возобновила движение. У всех детей были одинаковые желтые ранцы, они напомнили мне утят, которые, переваливаясь, с важным видом направляются к пруду.

   Увидев, что рядом с почтовым ящиком никого нет, я поспешно направился к калитке. Однако мое проворство оказалось тщетным. Как только я коснулся калитки, раздался скрип входной двери и характерный зов.

   – Господи-и-ин Сато!

   Я обернулся и увидел, как госпожа Танака в семимильных ботинках пересекает лужайку. Ее привычка совать нос в чужие дела наделила старушку силами, удивительными для пенсионерки с искусственным бедром.

   – Доброе утро, госпожа Танака, – поздоровался я.

   – Господин Сато…

   Госпожа Танака пыталась совладать с дыханием.

   – Только посмотрите, как гроза очистила небо!

   – Хм-м-м…

   Старушка не собиралась тратить слова на обсуждение такой ерунды, как погода, когда существовали дела поважнее.

   Заметно было, что, не желая упустить меня, госпожа Танака накинула розовый стеганый халат в большой спешке и даже неправильно застегнула пуговицы. На голове торчали бигуди, скрытые под прозрачной сеточкой. Соседка скрестила руки и сердито посмотрела на меня. Я уже приготовился произнести свою обычную остроту о том, что поезд в 7.45 опоздавших ждать не станет, как госпожа Танака промолвила:

   – Да, господин Сато, а вы, оказывается, темная лошадка…

   – Кто?

   Я попытался изобразить изумление, хотя прекрасно понимал, о чем она говорит.

   – Вообразите мое удивление, когда вчера вечером я выносила мусор и неожиданно увидела на вашем пороге молоденькую девушку!

   В голосе старушки слышалась легкая обида, словно кто-то специально оставил девушку у моего порога, дабы досадить лично госпоже Танаке! Я вежливо улыбнулся. Ты же помнишь, мусор увозят вовсе не по понедельникам.

   – Она закатила мне такую сцену! – продолжила госпожа Танака, в неподдельном изумлении прижав руку к груди. – Кто это? Неужели ваша знакомая?

   – Э-э-э… не совсем, коллега по работе.

   – Коллега! – воскликнула госпожа Танака, расширив глаза. – А я решила, что она просто школьница, которая заблудилась по дороге домой!

   Моя улыбка начала гаснуть.

   – Она быстро ушла, – соврал я. – Вскоре после того, как я вернулся с работы. Просто хотела обсудить со мной один… служебный вопрос.

   – Что-то я не слышала скрипа двери.

   Обмануть госпожу Танаку было задачей не из легких.

   – Я закрыл входную дверь очень тихо, чтобы не побеспокоить вас.

   – И вы отпустили ее домой одну? – продолжала настаивать дотошная госпожа Танака.

   – Нет, я вызвал для нее такси…

   – Единственной машиной, которую я слышала вчера, была машина господина Окумуры в четверть первого ночи.

   На моих щеках загорелся румянец. Госпожа Танака – глаза и уши нашей округи, нечего и пытаться провести ее. Я чувствовала себя, словно мальчишка, по уши измазанный в тесте, однако упрямо утверждающий, что и в глаза не видел пирога с красной фасолью.

   – Странно, – слабо заметил я.

   Однако госпожа Танака вполне удовлетворилась моим стыдливым румянцем. Затем старушка продолжила допрос.

   – Очень странная девушка, эта ваша коллега по работе, – заметила она.

   – Правда?

   – Она сидела у вашей двери в темноте, тихо, словно церковная мышь, – продолжила госпожа Танака. – Я подошла к ней и поинтересовалась, не вас ли она ждет? Вдруг она ошиблась адресом? А она посмотрела сквозь меня, словно я была из чистого воздуха, вот так-то, господин Сато.

   – Полагаю, ей немного нездоровилось, – сказал я.

   – Хм-м-м… – промычала госпожа Танака. – Я решила, что она глуховата, поэтому подошла поближе и переспросила громко и отчетливо. Затем сказала ей, что вы почти всегда возвращаетесь с работы очень поздно и что она могла бы подождать вашего возвращения в моей теплой гостиной.

   – И что она ответила? – спросил я.

   – Ни слова, – ответила госпожа Танака. – Однако на сей раз смотрела прямо на меня, так что, я уверена, она слышала вопрос.

   – Возможно, она смущается незнакомых людей.

   – Смущается незнакомых людей! – издевательски повторила старушка. – Совсем наоборот, господин Сато! Она посмотрела прямо на меня и усмехнулась. Я подумала про себя: «Что эта нахальная мадам о себе возомнила?» Затем она начала смеяться, словно клоун в цирке. Я спросила ее, да в чем дело, а она смеется себе. Ну, я и оставила ее в покое. Так она и просидела до вашего возвращения мокрая и замерзшая, и все смеялась, как дурочка. Я не собираюсь оказывать гостеприимство такой плохо воспитанной юной особе.

   – Я могу только извиниться перед вами от ее имени, госпожа Танака, – проговорил я, хотя подозревал, что извиняться особенно не за что. Скорее всего госпожа Танака преувеличивала, а Марико была слишком больна, чтобы отдавать себе отчет в том, что делает. – Уверен, ее поведению есть вполне разумное объяснение.

   Госпожа Танака предпочла проигнорировать мои извинения. Она скривила губы, а брови нахмурила, превратив лоб в баррикаду из морщин. Старушка бросила взгляд на окно моей спальни, словно в насмешку над ней оттуда в любой миг могла выглянуть непослушная Марико.

   – Сегодня вы задвинули занавески в спальне, – заметила она.

   Обычно, уходя на работу, я всегда поднимаю занавески. Чем не доказательство того, что в спальне кто-то есть?

   – До чего же я стал забывчив! – неубедительно пожаловался я.

   – Ладно, господин Сато, – обиженно пропыхтела старушка, – я знаю, вы ненавидите опаздывать на этот ваш поезд.

   Госпожа Танака давала понять, что недовольна мною. Обычно по утрам она жизнерадостно болтала, совершенно не заботясь о том, успею ли я на поезд. Теперь же старушка пожелала мне удачного дня и с независимым видом направилась к своей двери. Мне стало грустно. Хотя моя частная жизнь не касалась никого, кроме меня, я чувствовал, что незаслуженно обидел госпожу Танаку.


   Прошлую ночь я провел на матрасе в пустующей комнате, скользя по кромке сна, но так толком и не заснув. Раз десять я вскакивал от шума ветра в трубе, кошачьих криков на крыше, от каждого скрипа и шороха, которые издавал дом. Я таращился в темноту, пока книжный шкаф и виолончель не приобрели причудливые и пугающие формы. Я не привык к тому, что в соседней комнате дышит живое существо, поэтому постоянно прислушивался к тому, как Марико ворочается и дергается, погруженная в скорбные сны. Я не знал, как помочь ей, поэтому всю ночь просто сторожил ее сон, ожидая, что горе вырвется на поверхность. Меня преследовало ощущение, что в соседней комнате тикает бомба с часовым механизмом.


   Увидев се, я выронил портфель на сырую траву. Я подбежал к ней, сердце билось, как сумасшедшее.

   – Марико! – позвал я.

   Она лежала на пороге, словно куча мокрых листьев. Я опустился на колени и потряс ее плечо.

   – Марико!

   Я испугался – Марико казалась такой безжизненной и податливой. Одно жуткое мгновение я думал, что она мертва, а наш порог стал ее могильной плитой. Девушка лежала на боку: колени притянуты к груди, лицо закрыто ладонями, словно она защищалась от невидимого хищника. Я взял ее запястье – сердце мое упало, таким слабым был пульс. Я отвел волосы с лица. Несколько мокрых прядей приклеились ко лбу и блестели. Заметив, что ее губы разжались, я поднес руку ко рту, чтобы убедиться, что девушка дышит. Затем снова встряхнул ее.

   – Марико!

   Одной рукой поддерживая ее голову, а другой обхватив Марико за плечи, я попытался посадить ее прямо. Девушка была мягкой и бесчувственной, голова на лебединой шее запрокинулась назад – беззащитная жертва в руках вампира.

   – Марико, выслушайте меня. Я вызову «скорую помощь». Они отвезут вас в больницу.

   Из ее разжатых губ послышалось протестующее бормотание.

   – Марико, вставайте, попытайтесь сесть ровно. Я вызову «скорую помощь».

   Я поднял ее голову. Глаза немного приоткрылись. Сквозь ресницы, словно сквозь зазубренные пальмовые листья, Марико посмотрела на меня.

   – Нет, – промолвила она еле слышно.

   – Марико, я оставлю вас на минутку – сбегаю позвонить в «скорую помощь».

   Глаза ее открылись шире. Я почувствовал, что она оперлась на мои руки.

   – Нет, прошу вас.

   – Марико, вам нужно в больницу.

   – Нет! Я должна идти…

   Девушка запаниковала. Взгляд ее заметался по сторонам.

   – Вы очень больны. Давайте войдем в дом, – сказал я. – Вы можете встать?

   Марико кивнула. Я открыл дверь и, подхватив Марико, поднял ее на ноги. С глубоким вздохом я взял ее на руки. Девушка оказалась даже легче, чем я предполагал – нижняя часть моей спины выдержала путешествие до спальни, забыв о подагре. От страха я двигался неуклюже. Марико дважды вскрикнула от боли, когда головой ударилась о дверной косяк. Боком войдя в гостиную, я положил Марико на диван. Полиэтиленовый чехол, предохранявший обивку от пыли, слегка скрипнул, когда я опустил голову Марико на подлокотник.

   – Спасибо, – сказала Марико.

   – Не за что, – ответил я.

   Я включил свет и посмотрел на нее. На девушке был Кардиган персикового цвета с перламутровыми пуговицами и плиссированная юбка, к которой прилипла мокрая трава. На фоне ослепительной бледности лица щеки горели. Веки Марико снова закрылись, и я услышал ее дыхание, слабое и неровное. Чтобы избежать соседского любопытства, я задвинул шторы.

   – Марико, – снова начал я, – вы хотите, чтобы я отвез вас в больницу?

   Не открывая глаз, девушка покачала головой.

   Я прошелся по ковру рядом с каминной полкой.

   – Марико, – сказал я, – вы выглядите очень больной. Может быть, позвонить моему доктору? Нельзя оставлять вас здесь в таком состоянии!

   – Я просто хочу спать.

   Голос Марико был почти неотличим от тиканья каминных часов.

   – Но болезнь может оказаться очень опасной!

   – Мне просто нужно выспаться.

   – Выспаться? Вы принимали какие-нибудь лекарства или наркотики?

   – Нет, что вы, нет.

   Марико возмутилась, что я подозреваю ее в таких ужасных вещах. Я пошел наверх за коробкой с лекарствами. Вытащив градусник, протер его стерильным тампоном и вернулся в гостиную.

   – Марико, нужно проверить температуру, – сказал я.

   Я вставил градусник ей в рот, затем отвернул манжету и отсчитал минуту по наручным часам. Затем вытащил термометр. Ртуть поднялась до отметки 37 градусов. Учитывая возможную погрешность, температура Марико не вызывала опасений. Я смущенно рассматривал девушку. По сравнению с опаловым цветом лба и подбородка щеки горели, как пламя, словно внутри Марико пылал скрытый пожар.

   – У вас нормальная температура, – сказал я. – Что с вами случилось, Марико?

   Тикали часы на каминной полке. Щелкал счетчик горячей воды, гудели трубы. Марико лежала тихо, ее конечности казались безжизненными и неживыми. И вот слезы заструились из глаз девушки.

   – Мой отец умер, – услышал я ее ответ.


   Я медленно и тяжело поднимался по лестнице. Марико спала у меня на руках. Не нужно было быть психиатром, чтобы понять, что Марико страдает от горя. Я все еще сомневался, не вызвать ли доктора? Наконец решил, что, раз у Марико нет температуры, не стоит тревожить доктора Соно в такой час. Подожду до завтра. Я положил Марико на кровать и смущенно отвел глаза – ее юбка слегка задралась. Затем снял с нее туфли с пряжками и поставил их рядом с кроватью. Я сомневался, снять ли с Марико носки – спать в носках вредно, это может вызвать грибковое заболевание. Затем решил, что, проснувшись утром босая, девушка может смутиться, к тому же за одну ночь с ее ногами не случится ничего страшного.

   Я достал из чулана одно из твоих самодельных лоскутных одеял и накрыл Марико. Вид у девушки был все еще болезненный, но на лице появилось мирное выражение, словно у спящего младенца. Губы пересохли и потрескались. Хорошо бы помазать их кремом, но и здесь не обойтись без ее согласия.

   Я смотрел на спящую Марико, и меня разрывали нежность и гнев. Часть меня требовала встряхнуть ее и потребовать объяснений – в какие игры она со мной играет? Почему у моего порога? Разве у нее нет больше знакомых?

   Ты будешь рада узнать, что эти эгоистичные мысли задержались в моей голове ненадолго. Что значит мое неудобство перед ее тяжелой утратой? Я решил поговорить с Марико на следующий день. А сейчас ей нужно выспаться.

   Задергивая занавески, я услышал, как Марико тихо хнычет во сне. Подошел к кровати и смотрел на нее до тех пор, пока не почувствовал неловкость – не хватало еще заделаться вуайеристом на старости лет! Уже выйдя из комнаты, я вспомнил ее вчерашнее странное признание. Несколько мгновений я испытывал сильное желание разбудить Марико. Только она сможет дать ответ – правда ли все то, о чем она говорила?


   Благодаря дурному настроению госпожи Танаки я прибыл на работу в последнюю минуту. Присутствовали госпожа Хатта, госпожа Ямамото, временно отсутствовал господин Такахара. Госпожа Хатта что-то гудела себе под нос, меняя фильтр в аппарате для варки кофе. Госпожа Ямамото уже сидела за компьютером, просматривая почтовый ящик. Мы уже обменялись приветствиями, и я уселся за стол, когда в кабинет влетел Мацуяма-сан, размахивая листком бумаги.

   – Заместитель главного менеджера по работе с персоналом Мураками только что встретил меня в коридоре! Он передал мне это письмо. Такахара-сан прислал его по факсу вчера вечером с Гавайев!

   – Не может быть! – задохнулась госпожа Хатта.

   – Боже милостивый! – воскликнул я.

   Я выскочил из-за стола и схватил письмо от Такахары-сан. Госпожа Хатта и госпожа Ямамото подошли поближе, а я начал читать написанное от руки письмо, недоверчиво качая головой. Дважды я прочел его про себя, затем вслух, надеясь, что, возможно, звук моих слов, отражаясь от стен кабинета, поможет мне уразуметь его смысл.

* * *
...

   – Дорогой мой финансовый департамент, – начал я, – надеюсь, все вы находитесь в добром здравии. Я здоров, хоть и заполучил небольшое пищевое отравление – недавно съел непрожаренную рыбу-меч. Приношу извинения за самовольную отлучку. Моему поступку нет никаких оправданий.

   Полагаю, все вы недоумеваете, что со мной приключилось? Я и сам иногда спрашиваю себя об этом. Ответ прост. Самая простая, хотя и самая удивительная вещь, которая может случиться с мужчиной. Женщина. Прекрасная гавайская леди по имени Лейлани. Она не говорит по-японски, а я могу произнести на ее родном языке только «Привет, я из Японии». Но наша любовь выше этого. Удивительно, как много можно выразить без слов!

   Свадебная церемония состоялась на прошлой неделе на пляже, а потом мы зажарили небольшую свинью. Я понимаю, что моей карьере в «Дайва трейдинг» пришел конец. Но это ничего. На самом деле мне никогда не нравилась моя работа. Я собираю раковины и мастерю из них разные безделушки для продажи туристам. Прошу вас, не волнуйтесь за меня. Вдыхая тропический бриз, я чувствую только глубокую благодарность. Как же мне повезло! Я намереваюсь провести жизнь в трейлере Лейлани, помогая ей воспитывать пятерых детей от предыдущего брака. Moи дорогие друзья из финансового департамента, мне хочется верить, что когда-нибудь вы будете так же счастливы, как счастлив сегодня я. Прощайте и удачи!


   Удивительные новости собрали нас в тесный кружок. Головы соприкасались, когда мы читали и перечитывали письмо. Настроение было такое, словно пришла весть о смерти Такахары-сан.

   Мацуяма-сан кипятился.

   – Его жена не говорит по-японски? Что это за брак такой?

   – Но-ведь он ненавидел пляжи! – восклицала госпожа Хатта. – Перед отъездом он жаловался на солнечную аллергию!

   Госпожа Ямамото, знавшая Такахара-сан только понаслышке, заметила:

   – По крайней мере его не съели акулы.

   В кабинет, приплясывая, влетел Таро, принеся с собой плотоядную вонь кекса из «Макдоналдса», который он ел на ходу. Когда Таро спросил, что случилось, я уныло отдал ему факс и смотрел, как Таро читает, шевеля губами.

   – Да здравствует Такахара! – прокричал он, закончив чтение.

   Фальшиво гудя, Таро изобразил рядом с копировальным аппаратом национальный гавайский танец. Госпожа Хатта направилась к кофейнику, чтобы налить чашку Мацуяме-сан, который объявил, что нуждается в глотке чего-нибудь крепкого. Госпожа Ямамото вернулась к своему почтовому ящику. Я извинился и направился в туалет сполоснуть лицо. После перевода в финансовый департамент восемь месяцев назад я имел возможность каждый день наблюдать за Такахарой-сан. За это время я составил очень высокое мнение о его незаурядных способностях. Такахара-сан был превосходным бухгалтером и главой Общества чайных церемоний «Дайва трейдинг». Когда на столах молодых сотрудников «Дайва трейдинг» начали появляться игрушечные кивающие Муми-тролли, именно он настоял на запрете этого безобразия. Неужели Такахара-сан действительно отверг свое положение ради участи несчастного пляжного бездельника? Невольно заподозришь нечестную игру! А вдруг это попытка избежать ответственности за серьезные нарушения, которые требуют тщательного расследования?


   Весь день я никак не мог сосредоточиться на работе. Во время телефонных переговоров с клиентами мысли все время возвращались к Марико, спящей под одним из твоих лоскутных одеял. Когда я читал отчет по «Хитачи», разум мой непроизвольно перемалывал события вчерашнего вечера. Давно уже ради личных переживаний я так не пренебрегал работой.

   В середине утра госпожа Хатта принесла мне чашку ромашкового чая с медом. Погрузив язык в горячую жидкость, я забеспокоился (скорее всего безосновательно), что коллеги узнают о юной девушке из бара, что спит сейчас в моей постели. В новостях полно историй о престарелых злодеях, заманивавших школьниц в отели обещаниями купить модную одежду и драгоценные побрякушки. Люди непременно истолкуют наши отношения с Марико в неверном свете. Почтение, Которое питают ко мне коллеги, тут же улетучится! По крайней мере я был уверен, что у госпожи Танаки хватит здравого смысла, чтобы держать рот на замке.

   Во время ленча, оставшись в кабинете в одиночестве, я жевал рис с лососем, заказанные в столовой фирмы, и размышлял о Марико. Проснулась ли она? Нашла ли записку, которую я оставил для нее? А хлеб и джем? Меня соблазняла мысль позвонить домой, чтобы узнать, как она себя чувствует, но я не хотел разбудить ее.

   Смех, раздавшийся из парка, отвлек меня от мыслей о Марико. Я подошел к окну и стал наблюдать, как госпожа Ямамото и Таро играют в бадминтон. К ним присоединились также госпожа Хатта и госпожа Акаши из отдела доставки. Девушки хихикали, разворачивая рулон бумаги, призванный служить сеткой. Из чистого озорства они приподняли сетку в то мгновение, когда Таро пытался отбить подачу госпожи Ямамото. Воланчик упал на стороне Таро. Изображая отчаяние, он в сердцах поднял ракетку вверх. Видно было, что, общаясь с такими симпатичными девушками, парень на седьмом небе от счастья. Я захихикал. За моей спиной раздался низкий голос.

   – А, детишки шалят…

   От неожиданности я вздрогнул. Обернувшись, я увидел в дверях седой хохолок и широкие плечи заместителя главного менеджера по работе с персоналом Мураками. Он приветствовал Меня желтозубой улыбкой.

   – Верно, – отвечал я. – Я приветствую физические упражнения во время ленча. Они способствуют улучшению метаболизма и прогоняют послеобеденную дрему.

   Мураками-сан пересек комнату и подошел ко мне.

   – А сами-то что, Сато-сан? Давно ли вы занимались физкультурой?

   – Каждый день я пешком хожу от станции до дому. Двадцать минут. Именно столько рекомендуют врачи мужчине моих лет.

   – Уверен, вы способны на большее. Я сам стараюсь заниматься как можно чаще, чтобы держать старый мотор в рабочем состоянии.

   Мураками-сан подмигнул мне. Может быть, он и выдающийся гольфист, но не стоит уверять меня, что он находится в лучшей физической форме, чем я. Сначала мне захотелось рассказать ему о моих еженедельных домашних ремонтах, но затем я решил, что глупо кичиться здоровым образом жизни перед заядлым курильщиком и любителем выпивки. Палочками я подхватил несколько рисовых зерен и отправил их в рот. На стоянке внизу Таро с шутовскими ужимками изображал, как волан стукает его по голове. Девушки заливались смехом, импровизированная сетка оседала на глазах.

   – Глядите, как Таро увивается перед госпожой Ямамото, – снисходительно заметил Мураками-сан. – Влюбился, что ли?

   Я прожевал рис и уклончиво промычал что-то.

   – А возьмите старину Такахару и его гавайскую госпожу. Кто бы мог подумать? Иногда любовный вирус настигает людей далеко не первой молодости.

   – Я как раз собирался поговорить с вами о Такахаре-сан, – озабоченно сказал я. – Я считаю, нам следует найти его и серьезно с ним поговорить. Все, что случилось, настолько не в его характере, что я опасаюсь за психическое здоровье Такахары-сан.

   – Право же, Сато-сан, нельзя быть таким циничным! Впрочем, в ближайшем будущем я действительно собираюсь встретиться с Такахарой-сан, чтобы обсудить вопрос возврата пенсионных выплат. А до тех пор вам придется мучиться сомнениями. Разве так трудно поверить, что человек способен бросить все ради любви?

   Я снова неразборчиво промычал. Внизу в парке госпожа Хатта и госпожа Акаши скатывали сетку, а госпожа Ямамото пожимала руку Таро. Он восхищенно смотрел на нее, не желая отнимать руки.

   – Я должен идти, – сказал Мураками-сан. – Сегодня придется развлекать чиновников из мэрии. А я еще не отошел от вчерашних гостей из нашего филиала на Тайване!

   – Какой у вас напряженный график, – заметил я.

   Я вгляделся в профиль Мураками-сан, пока он широко зевал. Сосудистые сеточки на носу и щеках напоминали крохотных червячков. В его дыхании ощущался запах виски и освежителя рта.

   – До встречи, Сато-сан. – Мураками-сан сердечно похлопал меня по плечу. – И не будьте слишком строги к старине Такахаре. Кто знает, может быть, следующей жертвой любовного вируса станете вы сами!

   Мураками-сан еще раз лукаво подмигнул мне. Затем он вышел, тяжело затопав по коридору, и в это время раз дался сигнал, возвещающий об окончании ленча.


   Около пяти я так разволновался, что не мог усидеть на месте. Я собирал лишние скрепки и приводил в порядок корзинку для входящих бумаг, когда ко мне подошла госпожа Ямамото. Она была свежа, словно на часах застыло 8.30 утра, и ей были очень к лицу белая блузка и платье-комбинезон. Она попросила разрешения начать проверку кредитоспособности Накамуры – дело довольно хлопотное, к тому же требующее моего наблюдения и не одного часа работы. Я с неохотой согласился и, на мгновение утратив контроль над собой, устало вздохнул. Ты же знаешь, я не поощряю в офисе этих охов-вздохов. Эмоции негативно влияют на рабочую атмосферу. Тут же заметив мое настроение, госпожа Ямамото сказала:

   – Вам незачем оставаться, господин Сато! Сегодня вы и так слишком много работали! Я прекрасно управлюсь сама… Нет, я просто настаиваю, чтобы вы шли домой.

   Слова ее звучали так искренне и убедительно, что я не мог не улыбнуться.

   – Что ж, убедили, так и поступим, госпожа Ямамото, – сказал я. – Бумаги – в вашем полном распоряжении!

   – Можете рассчитывать на меня, сэр! – воскликнула госпожа Ямамото и шутливо отсалютовала мне.


   Когда я вышел из поезда, погода разбушевалась. Ветер свистел в ушах и трепал лацканы пиджака. Галстук взлетал передо мной, словно поводок. Повернув на нашу улицу, я увидел двоих отпрысков Окумуры, запускавших воздушного змея, который они соорудили из пластикового пакета. Детям приходилось с силой тянуть за веревку, так как ветер норовил вырвать из рук и унести в небо их экономичного змея. Дойдя до дома, я с удовольствием отметил про себя, что занавески в спальне раздвинуты, а окно приоткрыто, чтобы в комнату мог поступать свежий воздух. Это означало, что Марико на месте. Я вставил ключ в замок и только тут обнаружил, что дверь закрыта на щеколду.

   – Марико? – позвал я.

   Дом был нем, как могила. Я сбросил мокасины и опустил портфель, затем бегом поднялся по ступенькам и постучался в дверь спальни. Не получив ответа, несколько мгновений вслушивался, а затем вошел внутрь. Твое лоскутное одеяло было аккуратно сложено, а туфли с красными пряжками исчезли. Я развернулся и вышел в коридор.

   Дверь в ванную со скрипом отворилась. Я легонько постучал.

   – Марико?

   Я отворил дверь ванной и попал в объятия теплого и влажного воздуха. Очки мои тут же запотели. Капли конденсата покрывали плитку на стенах. Должно быть, Марико мылась совсем недавно. Я почуял запах своего шампуня от перхоти из супермаркета. (Я целый год пользуюсь одной бутылочкой – так мало нуждается в шампуне моя лысина.) Однако знакомый химический запах смешивался с чем-то нежным и мускусным, словно медвяная роса. Я протер очки рукавом, а когда снова надел их, кое-что бросилось мне в глаза. На покрытом конденсатом зеркале проступало слово «судьба». Казалось, иероглиф нанесен быстрой кистью каллиграфа. С перекладины свисало полотенце. Прежде чем выйти, я дотронулся до мокрых волокон.

   Хлеб и джем исчезли, а тарелка и нож были вымыты и оставлены для просушки. Мою записку Марико свернула в виде цветка лотоса в технике оригами. Я разочарованно осматривал кухню.

   – Судьба, – произнес я вслух, – придет же в голову писать такое на зеркале.

   Затем я услышал щелчок входной двери.

   Я ждал, прислушиваясь к тому, как Марико снимает туфли и надевает тапочки, а затем мягко топает на кухню.

   – Марико, – начал я, когда она возникла в дверях.

   Девушка остановилась, в глазах ее светились благодарность и стыд. Одежда смялась от ночного сна, плиссированные складки на юбке разгладились. Один носок натянут до колена, другой болтался у лодыжки. Я с удовольствием отметил, что к Марико вернулся обычный персиково-сливочный цвет лица. Твоя старая плетеная корзинка, обычно валявшаяся в углу кухни, свисала с руки. Влажные волосы растрепал ветер. Я подумал, что ей не стоило выходить из дома с мокрой головой.

   – Я… я хочу извиниться за свое поведение прошлым вечером, – сказала она.

   Я прочистил горло.

   – Теперь вам лучше?

   В отличие от вчерашнего вечера сегодня взор Марико был ясен. На щеки вернулся цвет.

   – Да, спасибо, что позаботились обо мне. Мне так неловко, что я очутилась на вашем пороге и что я обременяю вас.

   Почему именно я? Этот вопрос мучил меня. Почему на моем пороге? Однако я понимал, что эти простые вопросы вызовут целую лавину других, не столь простых. Пусть девочка хотя бы присядет.

   – Я рад, что вы поправились, – сказал я.

   – Я нашла хлеб и джем, спасибо вам. Я была так голодна, что съела все до последней крошки. Когда обнаружила, что ваш холодильник пуст, то решила сходить на рынок…

   Марико подняла, а затем снова опустила корзину, искоса поглядывая на меня, очевидно, боясь, что я сочту ее добрый жест нахальством.

   – Вы очень любезны, Марико. У меня никогда не хватает времени ходить по магазинам.

   Марико улыбнулась. В кухне повисли сумерки. Обычно я сразу же щелкаю выключателем, чтобы не напрягать глаза, но сегодня я дал возможность теням сгуститься.

   – До того как я уйду, мне хотелось бы приготовить вам ужин, – сказала Марико, – в благодарность за то, что вы помогли мне. Это самое меньшее, что я могу сделать для вас.

   – Этот вовсе не обязательно… – запротестовал я.

   – Пожалуйста, мне станет гораздо легче, если я хоть как-то отплачу вам за вашу доброту… – Марико коснулась рукой мокрых волос. – Кроме того, я думаю, что должна объясниться. Может быть, присядем?

   Марико поставила на пол плетеную корзину, и мы сели. В полумраке солонка, перечница и молочный кувшин образовали на столе рунический круг. Вчерашняя газета лежала под цветочным горшком – виднелись только заголовки. Улыбка Марико скользнула от этих предметов ко мне, словно волна набежала наберет.

   – Я проснулась почти сразу же после того, как вы ушли на работу, – начала она, – поэтому в моем распоряжении оказался целый день, чтобы поразмыслить над всем и решить, что мне делать. Сначала я должна объяснить, что случилось со мной вчера вечером. Иногда, когда я несчастна или расстроена, я глубоко засыпаю. Я страдаю от этой болезни еще со школы. Своего рода нарколепсия. Это не мешает мне вести нормальную жизнь, но иногда на меня находит, как вчера.

   Марико говорила будничным тоном, словно ей уже не впервой приходилось пересказывать историю своей болезни, и все слова она давно уже выучила наизусть.

   – Мне очень жаль, Марико, – сказал я.

   Марико рассмеялась, словно хотела утешить меня.

   – На самом деле все это довольно забавно. Когда я училась в начальной школе, воспитательница посылала меня за директором. И довольно часто они обнаруживали меня в приемной – я засыпала прямо в кресле рядом с кабинетом.

   Я вспомнил, что несколько лет назад читал о подобных случаях в брошюре по страховой медицине. Брошюра называлась «Опасный сон». Опасность возрастала, если больной засыпал прямо за рулем или на рабочем месте, где применялись опасные механизмы. Были даже случаи со смертельным исходом.

   – Я читал об этом, – сказал я.

   Марико улыбнулась.

   – Такое случается довольно редко. Экзамены, эмоциональное напряжение, землетрясение. Все эти вещи навевают на меня глубокую дрему.

   Темнота накрыла кухню словно рой безмолвных пчел. Сидящая через стол Марико казалась гораздо старше своих лет.

   – Наверное, это всегда пугает вас, – заметил я.

   – Да нет, не особенно.

   Я пытаюсь контролировать болезнь, пытаюсь обмануть свой разум, убедив его, что я спокойна. Но это не всегда срабатывает. Вчера я получила плохие вести и вот… не смогла предотвратить то, что случилось.

   Должно быть, она говорила о смерти отца. Я спросил себя, помнит ли Марико о том, что вчера уже рассказала мне о ней? Я решил не упоминать об этом печальном событии, чтобы она снова не расстроилась.

   – Вы принимаете какие-нибудь таблетки, чтобы контролировать болезнь?

   Марико покачала головой.

   – Нет таких таблеток, которые могли бы разбудить меня в этом состоянии.

   – Ужасно.

   – К этому привыкаешь.

   Ее спокойная улыбка убедила меня, что Марико смирилась с неудобствами, которые доставляла ей болезнь.

   – Могу я включить свет?

   Марико встала, и, не успел я вмешаться, как комнату залил яркий свет. Я вздрогнул, а Марико подняла корзину с пола и поставила на разделочный стол.

   – Мне нужно приготовить ужин. Наверное, вы голодны.

   – Марико, это мне следует приготовить вам ужин, – сказал я, – разве вы не моя гостья, в конце концов?

   – У меня есть особый рецепт.

   Марико была очень настойчива.

   Внезапно я понял, что она так и не сказала мне, что привело ее в мой дом. Я отошел к холодильнику и поднял кувшин с ячменным чаем. Я смотрел, как Марико выкладывает продукты из корзины на стол. Несмотря на то, что для покупок было уже поздновато, продукты выглядели великолепно: свежая гречишная лапша, грибы шиитаке, перцы, лук и куриные грудки. Марико повязала фартук в шахматную клетку и туго затянула завязки. Затем взяла деревянную разделочную доску и выбрала длинный тонкий нож.

   – То, что надо, – заметила она, восхитившись его остротой.

   Затем девушка начала мыть овощи.

   – Марико, – произнес я, – как вы нашли мой дом? Услышав вопрос, она тут же закрыла кран, однако не обернулась. Марико стояла прямо, спиной ко мне.

   – Хотела бы я вспомнить, – мягко промолвила она, – но никак не получается.

Глава 16
Мэри

   Заметив мой поднятый большой палец, у обочины притормозил синий пикап. В кабине сидели двое работяг с лицами словно из выдубленной кожи. Я с облегчением опустила руку, но тут же поняла, что они остановились, только чтобы поглазеть. Водитель высунулся из окна.

   – Эй, блондиночка! – крикнул он, а его закадычный дружок зашелся смехом.

   Пикап скрылся из виду, на прощание помахав мне оторванным брезентом Я вышла на дорогу и показала ему вдогонку средний палец Вообще-то подобные жесты мне не свойственны, но сегодня был явно не мой день.

   Казалось, стоять мне на этой дороге до скончания века. Ну, полчаса точно. Я чертыхнулась, из-под колес следующей машины полетели камни. Меня уже тошнило от вида рисового поля у дороги. Солнце сжигало кожу. Я до боли хотела увидеть Юдзи. Только мысль о предстоящей встрече с ним удерживала меня от того, чтобы не завалиться в канаву и не зарыдать в голос.

   Наконец меня подобрал мелкооптовый торговец туалетами для домашних животных. Он болтал о своих туалетах всю дорогу до Синсайбаси (говорил, что ему потребовалось целых три дня, чтобы научить пользоваться смывом подросшего щенка, а вот умный коп понял бы все с полуслова). Он понравился мне в основном, наверное, потому, что совершенно не обращал внимания на то, что выглядела я так, словно провела ночь под забором. Кроме того, его дурацкая болтовня действовала удивительно успокаивающе. На прощание я взяла его карточку, пообещав нести учение о кошачьих туалетах в массы.


   Улица Америки была заполнена народом. Уличные продавцы, распространители рекламных брошюр, угрюмые сборища металлистов и скейтбордистов. Я шла по шумной улице, где каждый магазин зазывал покупателей собственной музыкой. Сладенькая попса манила девчонок в дешевые магазинчики «Все – за сто йен!», из дверей магазина одежды в стиле винтаж слышалось тихое бормотание Сержа Генсбура. Среди модных магазинчиков торчал отель для влюбленных парочек – не заметить его мог только слепой. Над входом возвышалась статуя Свободы. Поднимая факел, она механически подмигивала проходящим мимо. Однажды мы с Юдзи провели здесь ночь в рок-н-ролльном номере. Статуэтка Элвиса Пресли выезжала из стены и начинала петь «Люби меня нежно» всякий раз, когда мы садились на постель.

   Я пересекла аллею за закусочной «Мосбургер» и направилась мимо стрип-баров. Черные мешки с мусором безразлично ожидали сборщиков. В это время дня стриптизерши слонялись без дела, ожидая темноты, когда неоновый свет и завсегдатаи окрестных баров снова призовут их к жизни. Единственным живым существом, которого я встретила, за исключением крыс, оказала, повар гриль-ресторана. Он стоял на пороге заведения, посасывая сигарету и разглядывая меня поросячьими глазками. Фартук его был так заляпан кровью, словно повар провел утро на скотобойне.


   Мама-сан стояла в дверях в халате из красного шелка. Я никогда еще не видела хозяйку без косметики. Без помады ее губы совершенно терялись на бескровном лице. Впрочем, так мне даже нравилось. Ненакрашенная Мама-сан напоминала обычную женщину из автобуса: старше, но куда естественнее. Сидящий на ее руках господин Бойанж оглушительно залаял. Шерсть его немного свалялась и требовала стрижки.

   – Утром я звонила тебе домой, – сказала Мама-сан. – Когда никто не ответил, я решила, что ты идешь сюда.

   – Как Юдзи? Где он? Здесь?

   Мама-сан коротко хохотнула.

   – Глянь-ка на себя. За тобой словно сам дьявол гнался… Юдзи здесь нет. Он в надежном месте, не беспокойся. Попозже я отведу тебя к нему.

   Каждое ее слово действовало на меня, словно крохотный успокаивающий укол. Подавляя рыдание, я глубоко вдохнула.

   – Я пошла к нему на квартиру, а там оказался этот человек с пистолетом. Он сказал, что ждет Юдзи, он сказал…

   Прочие слова потонули в слезах. Я, как дурочка, стояла перед Мамой-сан и рыдала, не в силах остановиться. Слезы текли быстрее, чем я успевала их вытереть.

   – Знаю, – сказала Мама-сан. – Я сожалею. Я не смогла предупредить тебя. – К моему удивлению, рука Мамы-сан опустилась на мое плечо. Слезы мешали мне разглядеть выражение ее лица. – Не надо плакать, – сказала она, – худшее уже позади.

   Успокаивающим жестом она потрепала меня по плечу. Я попыталась собраться. Вряд ли Мама-сан смогла бы изобразить такое величественное спокойствие, если бы ее сыну угрожала реальная опасность. Я глубоко вдохнула.

   – У Юдзи большие неприятности, верно?

   – Да уж, по-другому и не скажешь, – ответила Мама-сан. – Но тебе больше не о чем беспокоиться. Я прослежу за тем, чтобы все было в порядке.

   Я проглотила последние слезы. Кожа вокруг глаз опухла и покраснела. За время жизни в Японии я никогда еще так не расслаблялась. Я уже и забыла, как успокаивают слезы. Господин Бойанж закрыл глаза от удовольствия, когда рука Мамы-сан принялась чесать его за ушами.

   – Выпей с нами чаю, – предложила она.

   Я вступила в полумрак бара. Тусклые лампы освещали столы, серебряный зеркальный шар отбрасывал отблески на танцпол. Казалось, это место существует вне времени. Тишина, покой, Мама-сан с ее претензиями на гламурность. Я заметила у барной стойки женщину и смутилась, поняв, что все это время она наблюдала за мной. Рядом с женщиной в складной коляске спал ангелоподобный малыш. Женщина была хорошо одета и очень красива. Блестящие черные волосы обрамляли лицо, которое в полумраке бара казалось светящимся. На барной стойке стояли три глиняные чашки и чайник, из носика которого поднимался пар.

   – Знакомьтесь, – сказала Мама-сан. – Айя, это Мэри. Мэри, это Айя.

   Мама-сан согнулась и опустила господина Бойанжа на пол. Он засеменил на коротеньких ножках к бару, затем обратно, словно преследуя некую призрачную добычу. Мама-сан налила чай в одну из чашек без ручки и протянула мне.

   – Айя когда-то тоже работала в баре, – заметила Мама-сан. – Однако я была вынуждена уволить ее. Худшая из всех моих девушек.

   – Я ненавидела каждую минуту здесь, – сказала Айя. – Эти клиенты с дурным запахом изо рта. Бр-р-р.

   Она сморщилась, и мы улыбнулись друг другу. Ребенок спал. Впервые я видела, чтобы Мама-сан общалась с кем-то не ради денег. Я глотнула чай, который показался мне грязным пойлом с привкусом мышьяка. Мама-сан наклонилась над спящим ребенком, погладила его и чмокнула в лоб. Айя засунула руку в сумочку – точно такую же сумочку от Гуччи, какую подарил мне однажды клиент, – и вытащила оттуда пузырек.

   – Валиум? – спросила она.

   – Э… нет, не стоит, спасибо, – сказала я.

   Она пожала плечами и опустила пузырек обратно в сумочку.

   – Они очень мягкие, – заметила Айя. – Когда я работала здесь, всегда держала их под рукой, а сейчас пользуюсь только при необходимости.

   Ребенок забормотал во сне. Айя наклонилась ко мне и пристально вгляделась в мое зареванное лицо, не скрывая жалости.

   – Нет, ни секунды не жалею, что больше не работаю в баре, – сказала она.

   Мама-сан и господин Бойанж впустили меня в дверь, которая давно была предметом моего любопытства. Я поднималась по ступеням, держась за перила и неуверенно передвигая ноги в темноте. На вершине лестницы Мама-сан вытащила ключ. Скрип замка и медленная торжественная музыка скрипучей древесины. Я шагнула за ней в просвет.

   Место, где жила Мама-сан, было обставлено с традиционным японским минимализмом. Я ожидала отнес совсем другого. Ее пышный цветистый стиль предполагал нечто яркое и дорогое: цветочные орнаменты, роскошные черно-белые фотографии хозяйки в расцвете карьеры. Вместо этого – татами, напольные подушки и изысканный настенный свиток с драконом. Запах лада на и мебельной полировки также больше подошел бы домохозяйке из предместья. Как и в баре, здесь не было окон. Заметив мое удивление, Мама-сан подняла бровь.

   – Не нравится? – сухо спросила она.

   – Нет, не в этом дело… Я еще внизу хотела спросить, что случилось с Юдзи? Мы сидели в том баре, затем я вышла в туалет, а когда вернулась, его и след простыл…

   – Терпение, – промолвила Мама-сан, – я же сказала тебе, увидишься с ним позже. Пусть сам объясняется.

   Она опустила господина Бойанжа на пол и раздвинула дверцы шкафа. Затем протянула мне просторный хлопчатобумажный банный халат. Выстиранная и накрахмаленная ткань скрипела, как картон.

   – Вода нагрелась, – сказала Мама-сан. – Я сама собиралась принять ванну, но, видимо, придется пропустить тебя вперед… – Она оглядела меня с головы до ног. – Кажется, сейчас тебе это нужнее, чем мне.

   Мама-сан мягко коснулась моей руки – смутная тень того злобного тирана, которого я некогда знала.

   – Я должна попрощаться с Айей. Бедная девочка понятия не имеет о том, что происходит. Она не могла бы найти худшего времени для визита.

   Единственная лампочка рассеивала пар. Когда я вошла паук поднялся на несколько дюймов вверх на стене, и заме; там, изображая статую. Я приподняла бамбуковую накидку и опустила пальцы в воду. Горячо, можно яйца варить. Я стянула с себя одежду и грязной кучей бросила на полу. Я помнила, что перед ванной здесь принято вымыться, поэтому села на пластмассовую табуретку перед душем высотой до пояса и принялась соскребать с себя грязь и пот и намыливать волосы абрикосовым шампунем Мамы-сан. Я удовлетворенно смотрела, как грязная струя воды исчезает в отверстии. Только смыв с себя все следы мыла, я залезла в ванну. Кожа дюйм за дюймом неохотно погружалась в обжигающую жидкость. Марико всегда ужасали западные привычки. «Как вы можете барахтаться в собственной грязи?» – обычно спрашивала она. Я отвечала, что предпочитаю собственную грязь чужой. Здесь же целые семьи мылись в одной и той же воде, подогревая ее целую неделю. Меня это ужасало, ведь даже если вы вымылись с особой тщательностью, в воде все равно оседают частички кожи или волосы. В подтверждение своих мыслей я заметила два коротких черных волоска, плававших по поверхности и определенно мне не принадлежавших. Вид их не сильно меня обрадовал, но во имя культурной терпимости я решила не обращать на них внимания.

   Волосы шелестели в воде, словно морские водоросли, а жар прогонял боль из конечностей. Я протянула ноги, положив их на металлический край ванны. На лодыжке и ключице красовались два таинственных синяка. Я закрыла глаза и окунулась с головой. Здесь, под водой, уши наполнил гул. Почему Мама-сан не говорит, что случилось с Юдзи? Какой в этом смысл? Надеюсь, скоро я все выясню. Я высунула голову из воды. Протирая глаза, услышала, как дверь ванной скрипнула.

   В шелесте красного шелка в дверях возникла Мама-сан. Я выпрямилась, прижав колени к груди и выплеснуть воду через край ванны. Заметив мое смущение, Мама-сан неодобрительно хихикнула.

   – Скромница! – фыркнула она, задвигая за собой дверь. – Уверена, у тебя нет ничего такого, чего я не видела бы тысячу раз… Или есть?

   Она уселась на табурет, не обращая внимания на воду и мыло на нем. Подол халата волочился по полу и уже успел потемнеть от воды. Сквозь пар Мама-сан улыбнулась мне. Ее улыбка говорила, что она считает меня смешной и жеманной. Мне захотелось сказать ей, чтобы она ушла. Я вовсе не стыжусь своего тела, просто я сама выбираю, кому его показывать.

   – Вы, западные люди, такие стыдливые, – заметила Мама-сан. – Японцы проводят слишком много времени в горячих источниках вместе с чужими людьми, чтобы смущаться по пустякам.

   Я безуспешно попыталась улыбнуться в ответ. Какое мне дело до того, со сколькими незнакомыми людьми ей доводилось мыться? Или это некий странный материнский вуайеризм, и ей просто хочется увидеть то, что видел ее сын? Я снова растянулась в ванне, пытаясь сохранить самообладание.

   – Ты чувствуешь себя лучше? – спросила она.

   – По крайней мере чище, – ответила я.

   – Что ж, и то хорошо, – заметила Мама-сан. – У тебя мешки под глазами. Ты не спала ночью?

   – Почти нет, но я не устала.

   – Ты потрясена. Встреча с Хиро потрясет любого.

   – Хиро? Вы говорите о парне с изуродованным лицом?

   В животе у меня все перевернулось, хотя Хиро и его пистолет находились от меня в нескольких милях. Мама-сан не спешила отвечать на вопрос. Она встала с табурета и повернулась к полке, мокрый шелк прилип к обширному заду, выбрала баночку с кремом и снова уселась на табурет. Затем открутила крышку и принялась щедро намазывать крем на шею снизу вверх.

   – Они с Юдзи знают друг друга с детства, – начала она. – Его мать была алкоголичкой и совсем не занималась им, поэтому Хиро все время болтался у нас. Сотни раз мылся в этой самой ванне, где лежишь сейчас ты. Они с Юдзи были словно братья.

   – Братья? Он же ненавидит Юдзи! Он сказал, что из-за Юдзи его заставили уехать из Осаки, и именно из-за Юдзи ему плеснули в лицо кислотой!

   Мама-сан прекратила намазывать крем и закрыла баночку. В дымке, что окутывала ванную, лицо ее напоминало бледную луну. Она тяжело вздохнула, словно досадуя на расшалившихся во дворе детей.

   – Это правда, что он украл наркотики у Ямагавы-сан? – спросила я.

   – По крайней мере мне он так и сказал, – ответила Мама-сан. – Я предложила заплатить Ямагаве-сан, но он счел это неудобным. К счастью, у меня достаточно влияния, чтобы помочь Юдзи и без этого…

   Произнеся слово «влияние», Мама-сан расправила плечи. Заметив выражение на моем лице, она рассмеялась.

   – …спорю, ты думаешь, о каком влиянии толкует эта старая карга?

   – Вовсе нет.

   Ее проницательность поразила меня.

   – А ты никогда не задумывалась, почему этот бар существует вот уже столько лет, хотя ни у одной из вас нет разрешения на работу?

   Все время, пока я работала в баре, вопрос этот даже не приходил мне в голову. Мама-сан улыбалась.

   – Моему сыну больше нельзя находиться в Осаке. Он разбил мое сердце, потому что Осака – наш дом. И даже когда решится вопрос с Ямагавой-сан, он все равно должен будет держаться от Осаки подальше из-за таких идиотов, как Хиро, который спит и видит, как бы плеснуть ему в лицо кислотой! Юдзи рассказывал мне о ваших планах уехать за границу, и мне нравится эта мысль. Я помогу вам отправиться в Сеул сегодня же вечером… если ты все еще хочешь этого.

   Сердце мое подпрыгнула. Еще как хочу!

   – Да, хочу.

   Мама-сан кивнула.

   – Так я и думала.

   Откуда-то из складок халата Мама-сан извлекла пачку сигарет, потянулась и достала металлическую пепельницу на высокой подставке. Зажгла тонкую коричневую сигарету и протянула мне. Мокрыми пальцами я приняла ее. Это была сигарета для гурманов, дорогая и медленно тлеющая, с запахом гвоздики и банкнот. Я заметила над головой вытяжное устройство и удивилась, почему Мама-сан не включила его. Мы сидели в центре запотевшего рая из керамической плитки, затягиваясь синим дымом. В этом был какой-то ритуал, что-то интимное заключалось в том, как мы обе сбрасывали пепел в одну мокрую пепельницу. Я решила, что Мама-сан не такая уж злодейка. Конечно, мы заключили перемирие совсем недавно, но лучше поздно, чем никогда. Наверное, Мама-сан подумала о чем-то подобном, потому что спросила:

   – Сколько времени ты в Японии, Мэри?

   – Восемь, нет, девять месяцев.

   – Для такой юной девушки это немало. Скучаешь по семье в Англии?

   – В Англии у меня нет семьи. Только дядя.

   Мама-сан подняла брови.

   – Где же живут твои родители?

   – Отец умер, когда я была ребенком. Мать живет в Испании вместе со своим другом. Они уехали пять или шесть лет назад, чтобы открыть бар где-нибудь в курортном месте.

   – В Испанию, вот как? Однажды я видела проспект, там красиво. Наверное, тебе нравится гостить у них?

   Я пожала под водой плечами и выпустила струйку дыма в паука на потолке.

   – Я никогда не была у них в гостях.

   – Значит, твоя мать приезжала к тебе в Англию?

   – Нет, она предпочитает оставаться в Испании.

   Я хотела, чтобы речь моя звучала беззаботно и Мама-сан не почувствовала в моих словах горечи. Я не любила говорить о матери. Когда я рассказывала, что в мои школьные годы она уехала в Испанию, люди решали, что она бросила меня или что-то в этом роде. Мать приглашала меня к себе, но мне не хотелось ехать. Ее никогда не радовало собственное материнство. Когда я была ребенком, мать рассказывала мне о семи пинтах крови, которые потеряла при моем рождении, словно этих семи пинт было вполне достаточно, чтобы она сочла свой материнский долг исполненным. Иногда, когда я плохо себя вела, мать увеличивала количество пинт до восьми и даже девяти. Как-то раз мы разговаривали по телефону, а теперь я даже не знала ее номера. Я просто посылала ей открытки на дни рождения и Рождество, надеясь, что за это время она не сменила адрес.

   – Юдзи тоже вырос без отца.

   – Он рассказывал.

   Дым поднимался к потолку. У меня остался еще добрый дюйм, но ощущение новизны ушло. Я затушила сигарету о пепельницу. От воды кожа на пальцах сморщилась.

   – Я слышала, в Англии много матерей-одиночек, – сказала Мама-сан.

   – Да, многие пары разводятся.

   – Здесь, если воспитываешь ребенка одна, всем кажется, что с тобой что-то не так. А если мать-одиночка, не дай бог, работает в хостесс-баре, да к ней сразу начнут относиться, как к прокаженной. И хуже всех другие матери. Я была вынуждена отдать Юдзи в школу на другом конце города, чтобы его не травили из-за моей работы.

   – Елена рассказывала мне, как это тяжело. И чем им не угодили хостессы?

   – А как ты думаешь, где пропадают их мужья каждую ночь? Они не заставили бы меня отказаться от работы, но вполне могли натравить своих детей на моего сына. Они всегда считали меня ниже себя, и не важно, что я следила за Юдзи, может быть, даже лучше, чем следят за ребенком в полной семье. Я использовала связи, чтобы устроить его сначала в частную начальную школу, а затем в частную среднюю. Эта школа была лучшей в Кансае, оттуда шла прямая дорога в лучшие университеты. Одноклассники Юдзи были сыновьями политиков и глав корпораций.

   – Лучшей в Кансае?

   Юдзи ходил в частную школу. Я чуть не рассмеялась вслух. Послушать его, так он родился и вырос на улице. Я вспоминала его походку, протяжный выговор, недоверчивость к людям. Мама-сан тоже удивила меня. Мне казалось, она считала, что лучшее образование дает жизнь.

   – Одной из пяти лучших школ в стране. Не спрашивай, чего мне это стоило, ведь оценки Юдзи в начальной школе были весьма средними, к тому же он успел показать себя отчаянным шалуном. Пришлось подергать за многие веревочки. Я считала, что хорошая школа может наставить Юдзи на правильный путь. Однако и именно там и начались все неприятности.

   На плитках цвета авокадо скапливался конденсат. Капля дрожала на кране, готовая рухнуть вниз. Положив руку на край ванны, я подалась вперед. Юдзи никогда не рассказывал мне о своем детстве. Он всегда держался так, словно родился сразу горячим двадцатилетним мачо. К несчастью для него, кому, как не матери, знать суровую правду?

   – В таких школах происхождение всегда имеет значение. Пришлось проинструктировать Юдзи перед началом учебы. Если кто-нибудь спросит его об отце, он должен отвечать, что отец погиб в автокатастрофе. А если спросят обо мне, следовало говорить, что я занимаюсь бизнесом. Мне хотелось защитить Юдзи от снобизма и жестокости, которые процветают в таких школах.

   Прежде всего ей вообще не следовало бы посылать туда Юдзи – тогда он был бы вполне защищен от снобизма элитных школ. Она сама научила его врать и стыдиться своего происхождения.

   – О каких неприятностях вы говорите? – спросила я. – Они узнали, что вы работаете в баре?

   Мама-сан покачала головой.

   – Они узнали, что я – буракумин.

   – Буракумин?

   Мама-сан смутилась. Однажды я была на выставке, посвященной буракуминам. Представители низшей касты, они считались запятнанными прикосновением к смерти, так как работой буракуминов в старину был забой скота и погребение мертвых. Но ведь так было много поколений назад! Теперь преследовать буракуминов запрещал закон, и при мне никто и никогда не упоминал об их существовании.

   – Я родилась в гетто для буракуминов рядом с Осакой – в трущобах, где хозяйничали бандиты и продажные полицейские. Сплошная бедность и преступления. С тех пор как я была ребенком, там стало потише, но даже тебе вряд ли удастся уговорить таксиста поехать туда. Там не было никаких возможностей получить образование и хорошую работу.

   Я кивнула. Слова Мамы-сан вызывали во мне сочувствие. Мы никогда не были друзьями, но что с того? Ее откровенность рушила преграды между нами.

   – Я не знала, что в Японии были гетто.

   – Еще бы, ты же иностранка. Даже образованные японцы мало знают о подобных местах. Кому нравится признаваться, что в их чистенькой и опрятной стране есть трущобы? Я ушла оттуда, когда мне исполнилось пятнадцать.

   – Пятнадцать?

   – Я получила работу посудомойки в ресторане. Я очень быстро стала взрослой.

   – А потом вы туда возвращались?

   – Через много-много лет. Я посылала отцу и матери деньги. У меня не было иллюзий, что я смогу обеспечить им более высокий уровень жизни, ну, разве что они будут покупать выпивку подороже. Мать умерла десять лет назад, отец – спустя четыре года. Именно из-за него у Юдзи начались проблемы в школе. У отца были больные печень и почки, и незадолго до его смерти я устроила его в частную больницу. Когда я навещала отца, один из врачей узнал меня – сын его учился в одном классе с Юдзи. Он был довольно мил, пока не увидел отца, ревущего от боли и писающего на больничные простыни. Он сказал мне, что они переводят отца в другую палату, потому что на него жалуются соседи.

   На следующий день случилось сразу две вещи: отец умер, а Юдзи выгнали из школы за драку. Он был весь в крови, один глаз заплыл. Юдзи сразу же ушел в свою комнату, не сказав ни слова. Мне не надо было спрашивать, чтобы понять, что произошло. Я попросила друзей этой же ночью заглянуть к доктору, чтобы он научился блюсти врачебную тайну. Но было слишком поздно. Юдзи никогда больше не посещал эту школу. Да и что он мог сделать, если даже учителя обращались с ним, как с грязью?

   – И что потом?

   – Ему было пятнадцать, как и мне когда-то. – Мама-сан тихо рассмеялась. – Судьбе наплевать, сколько денег вы швыряете, чтобы задобрить ее. В конце концов она все расставляет по местам.

   Из крана упала еще одна капля. Вода остыла, мокрые волосы холодили кожу головы. Мне казалось, теперь я понимаю, почему Юдзи стал тем, кем стал.

   – Зачем вы рассказываете мне об этом? – спросила я.

   Еще прошлым вечером она помыкала мною, а сейчас делилась самыми сокровенными секретами.

   – Потому что ты должна знать, кто такой Юдзи… Кто мы такие. Могу я быть откровенна с тобой, Мэри? Знаешь, ведь ты никогда не нравилась мне…

   Я отвела глаза. Это всегда было так же очевидно, как краска на ее волосах, но когда Мама-сан произнесла это вслух, мне стало больно.

   – Ты – добрая девочка, Мэри, это видно. Но этого недостаточно для того, чтобы преодолеть предрассудки против смешанных пар.

   Я нисколько не удивилась. Просто наблюдала, как уровень воды в ванне поднимается и опускается вслед за моим дыханием. Что за предрассудки? Кроме нее, никто не проявлял ко мне открытой враждебности только из-за того что я принадлежу к другой расе. Поняв, что я оскорбилась, Мама-сан попыталась исправить промах:

   – Однако проходили месяцы, а ты оставалась с ним. Теперь я вижу, что была не права. Ты любишь моего сына, теперь я это понимаю.

   Я любила Юдзи. Но неужели надо было дожидаться, пока дела пойдут так дерьмово, чтобы признать это? Мама-сан улыбнулась, и я решила, что таким образом она неумело пытается извиниться. Я заставила себя улыбнуться в ответ. Мама-сан встала и сняла полотенце с вешалки.

   – Наверное, вода совсем остыла. Вытрись, пока я приготовлю тебе постель в свободной комнате.

   – Я не хочу спать. Я не устала. Я хочу увидеть Юдзи.

   – До вечера ты не сможешь увидеться с ним, мне нужно еще утрясти кое-какие дела. Я хочу, чтобы ты отдохнула. Тебе нужно выспаться.


   Проснулась я в темноте. Мне снился Юдзи. Во сне мы трахались, как животные, забыв обо всем, кроме прикосновений и вкуса наших тел. Сколько продолжалось это безумие, я не помнила, но тут через плечо Юдзи я заметила, что в углу комнаты сидит его мать и смотрит на нас. С чувством юмора у моего подсознания всегда было туго. По крайней мере этот сон легко поддавался прочтению. Не требовался психоаналитик, чтобы разобраться, что к чему.

   Я лежала на матраце, прислушиваясь к бурчанию в животе. В комнате было темно. Из-под двери не пробивалось ни лучика. Внутренние часы подсказали мне, что сейчас больше семи вечера. Обычно мои внутренние часы идут довольно точно, вряд ли погрешность была слишком большой.

   Я встала и прошлась по комнате, вытянув руки перед собой, пока не уткнулась в стену. Затем принялась шарить по стене, ища выключатель. Когда свет зажегся, я увидела свою одежду, аккуратно сложенную в ногах матраца. Я схватила рубашку и поднесла к носу. Ткань благоухала альпийской свежестью, как и прочая одежда, даже трусики не забыли погладить! Я стащила с себя банный халат и быстро оделась, желая поскорее выбраться отсюда и увидеться с Юдзи. Волосы торчали в разные стороны, я без особого успеха попыталась пригладить их рукой.

   У стены стоял низкий столик с. большой плетеной корзиной – такие корзины используют, чтобы укрыть продукты от мух. Я подняла крышку и обнаружила тарелку с рисовыми шариками и кувшинчик с ячменным чаем. Изголодавшись, я набросилась на рисовые шарики, водоросли заскрипели на зубах. В середине шариков был тунец под майонезом. Водоросли, рис и тунец под майонезом; никогда не ела ничего вкуснее! Я запивала третий рисовый шарик чаем, когда дверь отворилась. Вошла Мама-сан в полной боевой раскраске, с шарфиком от Гермес, в коротком черном платье, открывавшем колени в ямочках. Господин Бойанж свернулся у нее на руках. Шерсть на загривке была подстрижена и стояла, словно воротничок.

   – Как спалось? – спросила Мама-сан.

   – Нормально. Спасибо, что выстирали мою одежду.

   – На Нагахори-стриттебя будет ждать машина. Знаешь, как туда добраться?

   Я кивнула.

   – Она отвезет меня к Юдзи?

   – Да. Выйдешь из здания через заднюю дверь. Девушки не должны тебя увидеть.

   Я успела забыть, что этажом ниже находится бар. Наверное, мои коллеги уже пьют свой первый за вечер джин с тоником. Я подумала об унылом прокуренном месте, которое оставляю навсегда, о дружбе и соперничестве, скуке и быстрых деловых связях. Мне будет не хватать только Кати. Я еще долго буду помнить о ней.

   – Катя внизу?

   – Да, как обычно.

   – Могу я поговорить с ней?

   – Не стоит, Мэри. Мы спешим, да и лучше бы никто не знал, что ты здесь, даже Катя.

   – Всего пару минут…

   – Нет.

   Почему нет? Мне хотелось кричать. Затем я вспомнила, что скоро увижу Юдзи.

   – Может быть, передадите ей, что… Скажите Кате, что мне будет не хватать ее…

   Мама-сан кивнула, лицо ее разгладилось.

   – Передам, – сказала она. – Давай же, Мэри. Надо спешить.

Глава 17
Ватанабе

   Мгновенная вспышка вины заставила меня проснуться между станциями Нода и Фукусима. Я сел в вагон в 5.16, когда дневной свет начал тушить огненные печи звезд. Сейчас было 10.16, и поезд сделал семнадцать и три десятых круга по кольцевой линии. Мой план заключался в том, чтобы присоединиться к Мэри на станции Умеда и стать ее верным невидимым щитом. Однако двух бессонных ночей оказалось многовато для моего истощенного путешествиями в гиперпространство мозга. Он отключился независимо от моей воли. Может быть, мой мозг и обладает исключительными способностями, но, к несчастью, его органическое происхождение требует восстановления нейронов. Раздираемый виной и беспокойством, я нырнул в неэвклидову вселенную. Отыскал моего растерзанного, обессиленного слезами ангела и вздрогнул, когда увидел, что случилось за время моего невольного сна.

   Я поправил бейсболку и приготовился выйти на следующей станции. Пришло время воссоединиться с Мэри и исправить то, что произошло по моему недосмотру.


   Около бара меня ослепило радостное предчувствие, что я в последний раз открываю эти двери. Вечер за вечером я наблюдал, как это место вытягивает из людей душу. Призраки погибших душ толпились вокруг.

   Темные химеры корчились с досады. Искореженные это плутали между ножками кресел и исчезали в щели автомата по продаже сигарет. Несчастные служащие и бизнесмены, жалкие кривые душонки… Когда они поймут, что непомерно дорогое виски, выпуклости грудей т изгибы бедер не излечат от их безнадежной болезни, что одурманив себя, они не смогут забыть ничтожности своей жизни? Избавление наступит, только когда они сбросят цепи трехмерного пространства.

   Четыре сердца пульсировали в темноте бара. Полумесяцы клапанов открывались и закрывались, прогоняя литры крови по кровеносной системе. Одно сердце принадлежало Маме-сан (61 удар в минуту), второе Айе (68 ударов), бывшей хостессе, которую Юдзи бросил три года назад. Дьявольское отродье тоже присутствовало. Словно напичканный гормонами голубь Мама-сан ворковала над внуком Кацу (84 удара в минуту), спящим на своем складном троне. Господин Бойанж (131 удар) смотрел с ревностью. Для него ребенок был самозванцем, лишенным шерсти низшим существом, в котором пес ощущал зависимость и слабость. Мама-сан отодвинулась от Кацу и уселась на стул рядом с Айей, приподняв полы красного шелкового халата.

   Я выбрал это мгновение, чтобы проскользнуть в дверь. Мама-сан разливала чай. Она подняла глаза над струей, состоящей из молекул воды и танина.

   – Ватанабе, – спросила Мама-сан, – чему мы обязаны честью?

   Айя улыбнулась. Она была в хорошем настроении, потому что сегодня с нею пришел ее воображаемый муж. Он стоял рядом, сто восемьдесят сантиметров, подтянутый и мускулистый, расплывающееся лицо менялось, приобретая сходство с актером, которого Айя видела утром в рекламе бритв.

   – Э-э-э… я пришел на работу, – ответил я.

   Последовавшее продолжительное молчание дало мне возможность ощутить всю глубину презрения Мамы-сан.

   – Ватанабе, твоя смена начинается через восемь часов. Если ты думаешь, что я заплачу тебе за то время, что ты будешь слоняться здесь до семи, советую выбросить эти мысли из головы.

   – Хорошо, – сказал я.

   – Ладно, – продолжила Мама-сан, – ты задумал что-то особенное?

   – Можешь разобрать и почистить духовку.

   – Хорошо.

   Я прошмыгнул на кухню. Мама-сан покачала головой. Пусть он и простофиля, но хотя бы вычистит духовку. Айя озадаченно улыбнулась. «И где только был этот дурачок, когда мозги раздавали?» – мысленно обратилась она к воображаемому мужу.

   Я не собирался оправдываться. Пусть считают меня простофилей. Если бы они только знали, что мое положение равно Богу, ибо я принадлежу этому миру и одновременно возвышаюсь над ним. Что я способен вычислить число «π» до миллионного знака? Способен проникнуть в мысли лишайника, что растет в подземной пещере в тысяче километров отсюда? Отмеченный способностью к перемещениям между мирами, я – иконоборец, я – еретик… Впрочем, я отвлекся.

   На кухне я постучал ножом для разрезания пиццы по стенке духовки, чтобы Мама-сан знала, что я приступил к работе. А в баре Айя наклонилась к Маме-сан, чтобы возобновить разговор, который я прервал.

   – Она симпатичная? – спросила Айя.

   Мама-сан скривила губы.

   – Слишком высокая. Слишком полные губы и бедра, на носу – шишка. Все, что в ней красивого, так это волосы, да и то потому, что светлые.

   Я закипел, словно кастрюлька с молоком. Да что она понимает? Эта женщина подвержена ультрасубъективизму. Там, где все видят яблоко, она видит банан. Где все видят банан, она видит бобы. Впрочем, как бы то ни было. Мама-сан могла лицезреть Мэри только снаружи. Ей никогда не проникнуть в прекрасную бесконечность, что скрывается внутри нее.

   – Скоро она придет? – спросила Айя.

   – Через час-другой… Мне звонил Мизутани. Он приезжал мимо, когда она голосовала недалеко от квартиры Юдзи. Он сказал, что на ней не было туфель!

   – И он просто проехал мимо? Даже не предложи подбросить ее? – Айя рассмеялась. – Да уж, Мизутани настоящий джентльмен! Может быть, она убежала, потому что в квартире Юдзи был кто-то из людей Ямагавы-сан?

   – Мизутани сказал, что слышал, как Хиро угрожал ей пистолетом.

   Руки мои дрогнули, и я с грохотом выронил поднос на пол. Странная реакция, ведь я уже знал об этом.

   – Ватанабе, осторожнее! – Мама-сан округлила налитые кровью глаза. – Почему я позволяю этому кретину возиться на своей кухне? – спросила она у Айи.

   Айя улыбнулась.

   – Что вы намерены делать с Мэри, когда она придет?

   – Отошлю ее к Юдзи. Сейчас ему особенно нужна женщина…

   Мозг мой затуманил гнев. Да как она смеет считать Мэри женщиной по вызову, годной только на то, чтобы удовлетворять низменные потребности Юдзи в его гнидой норе?

   _ Впрочем, прежде чем что-то предпринимать, я должна дождаться звонка Ямагавы-сан. Он прекрасно понимает, что отпустит Юдзи, но хочет создать видимость власти и контроля над ситуацией. Мужчины все такие. Сколько раз я присылала ему женщин? Сколько раз мои лучшие девушки шпионили для него? Из-за его беспечности я потеряла лучшую из них! И после всего, что я сделала для него, ему доставляет удовольствие держать меня в неизвестности!

   Айя кивнула.

   – Ему хочется показать, что снять Юдзи с крючка – не пустяк. А Мэри догадывается, что происходит?

   – Вряд ли. Эти белые девицы так глупы. Да мне-то что задело? Я забочусь о собственном сыне.

   Мама-сан обозревала свои алые ногти. Люди сами приводят зло в этот мир. И нет большего зла, чем стремление матери, не считаясь ни с чем, спасти шею сынку-бандиту. Айя прекрасно понимала Маму-сан, она тоже была частью этого мира, поэтому она понимающе кивнула и улыбнулась.


   Я скользнул на семь километров триста метров к западу, где Мэри на задворках города безуспешно пыталась поймать попутку. Мэри трясло. Столкновение с направленным в лицо холодным металлическим дулом стало самым мучительным событием в ее недолгой двадцатидвухлетней жизни – событием, поделившим ее пополам. Прежняя Мэри теперь уныло тащилась в хвосте нынешней. Радостную и удачливую Мэри заменила ее более жесткая, умудренная опытом версия. Теперь старой Мэри суждено таскаться по пятам за тысячами Мэри, уже прилепившимся к хозяйке, такими, как Мэри до первого поцелуя, или Мэри, впервые описавшая простыню. Многим из этих Мэри суждено было остаться в прошлом по мере того, как их хозяйка взрослела, но Мэри, которой ни разу в жизни не угрожали пистолетом, суждено теперь вечно влачиться по пятам новой Мэри.

   Страдания Мэри заставили мои конечности онеметь от ужаса. Клянусь, я не позволю, чтобы это повторилось.


   В баре Мама-сан суетилась над маленьким Кацу. Ей было приятно смотреть на двухлетнего внука. Теперь, когда карьера Юдзи завершена, Мама-сан нуждалась в замене объекта для своих честолюбивых мечтаний о покорении криминального мира.

   Хотите, я расскажу вам об Айе? Встретив Айю сегодня, вы ни за что не поверили бы, что некогда она была порочной нимфоманкой, склонной к немотивированным взрывам ярости. Множество мужчин, включая подростка Юдзи, находили ее дух камикадзе весьма возбуждающим. Юдзи осеменил ее, а затем вышвырнул (на память Айя оставила ему сто семнадцать стежков, которыми Юдзи пришили верхнюю часть уха). И вот теперь из этой дьявольской куколки вылупилась образцовая мамаша.

   Впрочем, отнюдь не материнство изменило Айю Первые месяцы после рождения ребенка были не лучшим временем в ее жизни. Она ногтями скребла стены, вынашивая планы подмешать денатурат в молочную смесь. Трансформация случилась, когда однажды после обеда Айя смотрела телевизор. Она включила звук на полную мощность, чтобы заглушить детские крики. И вот сквозь дымку, туманившую одурманенный лекарственными препаратами разум, Айя увидела на экране некоего юного актера. Восхитившись его точеным профилем, Айя подумала, а хорошо бы он шагнул к ней прямо с экрана и стал ее мужем. Она вообразила свадебную церемонию, и, к собственному удивлению, эта фантазия успокоила ее. Айя даже решила вывести Кацу на прогулку – впервые за шесть месяцев после того, как он появился на свет из ее утробы. Этим же вечером она ела лапшу, воображая, что это – особое лакомство, приготовленное для нее новым мужем.

   Так и пошло. Каждый день рождал новые фантазии, и вскоре Айя стала проводить с воображаемым мужем каждую секунду. И у кого хватило бы духу обвинить ее в этом? Муж был заботлив, отзывчив, он предлагал Айе прекрасную замену унизительному положению матери-одиночки. Айя была счастлива. По сравнению с миром ее фантазий реальность казалась холодной и пресной. Даже сейчас, сидя за стойкой бара рядом с Мамой-сан, Айя воображала, как останется с воображаемым мужем наедине.

   Я с ужасом наблюдал за этим самообманом, за этим отрицанием реальности. Нельзя так безраздельно покоряться миру фантазий. Впрочем, во всем этом было кое-что положительное – мир фантазий отвлекал Айю от мыслей о детоубийстве.


   Тридцать две произвольные единицы, называемые минутами, миновали. Я разбирал духовку и следил, как Мэри движется по бетонному лабиринту по направлению в бару «Сайонара». Я кружил вокруг нее, снова и снова шепча: сверни, сверни, сверни. Бесполезно. Мэри была слишком захвачена страстным желанием увидеть Юдзи. Она не повернет назад.

   Услышав стук в дверь, Мама-сан отодвинула стул и взяла на руки господина Бойанжа. Ей нравилось, когда его крошечное звериное сердечко билось рядом с ее. Мама-сан бросила взгляд на Айю, и они обменялись ядовитыми улыбочками.

   Мама-сан отперла дверь, и Мэри ворвалась в бар.

   – Как Юдзи? Где он? Здесь?

   Волосы Мэри стояли дыбом, глаза яростно сверкали. Мама-сан впитывала ее муки, словно манну небесную или животворящие солнечные лучи. С добродушным материнским смешком она промолвила:

   – Успокойся, Юдзи здесь нет. Он – в безопасном месте, не волнуйся. Позже я отведу тебя к нему.

   Мэри испытала такое облегчение, что чуть не бросилась к Маме-сан на шею. Ее диафрагма выдавила рыдание. Мама-сан стиснула зубы. Последний раз она плакала, когда ей исполнилось восемь, и брат обезглавил ее котенка, засунув его голову в вентилятор.

   – Я пошла к нему на квартиру, а там оказался этот человек с пистолетом. Он сказал, что ждет Юдзи, он сказал…

   Слезные протоки Мэри истекали кровью, соленые капли текли одна из другой. Мама-сан раздраженно пристукнула ногой. Айя ухмыльнулась. Как же я хочу, чтобы мы с Мэри вместе проникли в иную реальность! Там мы увидим, как Мама-сан распадается на миллион уродливых кусочков. Мы проникнем в ее память и будем смеяться, наблюдая, как она танцует со своим отражением в зеркале, одинокая и пьяная. А сейчас Мэри горько рыдала.


   Некоторое время спустя Мама-сан предложила Мэри принять ванну наверху, и они удалились, оставив Айю потакать персональной мании и качать Кацу в его складном кресле. Я мерил шагами кухню, пытаясь найти выход.

   Прошлой ночью я совершил ужасную ошибку. Когда я понял, что Юдзи сошел с ума, то ошибочно решил, что теперь Мэри нечего опасаться. Я неправильно разобрал геометрические узоры четвертого измерения. Пока я спал в вагоне метро, жизнь Мэри снова подверглась опасности. Я должен был испепелить его в том заброшенном баре.

   Я снова проник в гиперпространство, одновременно наблюдая за четырьмя разными объектами: Мэри и Мама-сан поднимаются по лестнице; Юдзи развалился на полу в баре «Лотос»; убийца в квартире Юдзи отжимается на одной руке; глава якудзы Ямагава-сан висит вверх ногами в шкафу, словно летучая мышь.

   Уровень допамина Ямагавы-сан свидетельствовал, что он проспит еще несколько часов. Мама-сан ничего не предпримет, ожидая его звонка. Это означало, что пока Мэри в безопасности. Человек с пистолетом по кличке Красная Кобра устал ждать. Обученный убивать и увечить, он жаждал смерти Юдзи. Внезапно я увидел способ уничтожить Юдзи, не запачкав рук. Все, что от меня требуется, совместить пространственные координаты Красной Кобры с баром «Лотос».

   Воодушевленный, я бросился вон из кухни как раз в то мгновение, когда Мама-сан выходила из двери, ведущей в ее квартиру.

   – Ватанабе, – сказала она, – нужно прочистить один из туалетов. Возьми металлическую вешалку из раздевалки и попробуй что-нибудь сделать.

   Мгновение я наблюдал, как молекулы кофеина, содержащиеся в ее чае, возбуждают постсинаптические мембраны. В неверном свете бара я видел собственное отражение в четырех хрусталиках – вверх ногами и в уменьшенном размере. Мама-сан и ее пес внимательно смотрели на меня. Они считали, что у меня в жизни нет иных целей, кроме прочистки их туалета.

   – Чего ты ждешь? – спросила Мама-сан.

   Хороший вопрос. Действительно, чего я жду? Не обращая внимания на хозяйку, я направился к дверям, случайно опрокинув по дороге папоротник. Земля и удобрения высыпались на ковер, но у меня уже не было времени, чтобы поднять горшок. Я должен был успеть на автобус.


   Я карабкался на холм к дому Юдзи. Облака разошлись, холм заливали ультрафиолетовые лучи. Домохозяйки сплетничали и ели тирамасу. Младенцы наблюдали, как взрослые дяденьки в пушистых комбинезонах скачут по экрану телевизора. Любой человек ужаснулся бы, если бы узнал, что ему предстоит беседа с вооруженным бандитом. Только не я. Как только Красная Кобра узнает о том, что у нас общая цель, мы тут же станем друзьями. Я был уверен в этом. И ни капельки не боялся. Сколько можно дрожать и покрываться холодным потом?

   Я переместился обратно в бар. Обратно к Мэри, которая лежала в ванне обнаженная. От горячей воды ее кровеносные сосуды расширились. Мне хотелось, чтобы это хрупкое спокойствие длилось вечно. Чтобы перед нами не расстилалось неизвестное будущее. Затем я одумался. Время должно идти вперед, если я хочу, чтобы Мэри достигла земли обетованной. До тех пор я должен тяжко трудиться, чтобы облегчить ей путь.

   Наконец я добрался до дома Юдзи. Здесь, на холме, солнце палило нещадно. Против воли тело вздрогнуло. Тело дрожало и выделяло пот, биоритмы ускорились. К счастью, разум был тверд как скала.

   Я проник в переговорную систему и проследил код Затем нажал три цифры и кнопку вызова. Ничего. Чудные штуки эти электронные коды. Я попробовал еще раз, нажав соседнюю кнопку. Звонок напротив квартиры 227 начал звенеть. Вот дерьмо. Скажу, что я – телемастер. Раздался щелчок, и Наоми Такахаси из квартиры 227 заверещала: «Наконец-то!» В следующий раз хорошенько подумай, прежде чем заставлять такую горячую штучку дожидаться, ты, глупец! Давай наверх! Быстрее!

   Раздался щелчок, и Наоми Такахаси из квартиры 227 открыла дверь, даже не потрудившись выяснить, кто звонит.

   Я скользнул в коридор, ведущий к квартире Юдзи, сквозь пластмассовую перегородку наблюдая, как Красная Кобра с пистолетом в руке прислушивается к моим шагам. Одно ужасное мгновение на пороге квартиры желудок мои выразил желание извергнуть содержимое в обоих направлениях, но мгновение миновало, я постучал, нажал на ручку и вошел. Красная Кобра стоял за дверью гостиной: курок пистолета взведен, рефлексы напряжены. Ситуация складывалась деликатная. Или я назову себя, и он поймет, что я не грабитель, или он выстрелит мне в голову.

   – Э-э-э… привет.

   Я говорил с темной вонючей квартирой Юдзи Ояги.

   Красная Кобра не ответил, ожидая моих дальнейших действий.

   – Привет, – повторил я. – Э… я не опасен.

   Снова нет ответа. За дверью Красная Кобра приготовился. Я медлил на пороге, Красная Кобра – в восьми метрах от меня. Если я назовусь, его напряжение исчезнет. Тогда мы сможем по-мужски обсудить стратегию уничтожения Юдзи Ояги. Я шагнул в комнату…

   …с дозвуковым грохотом пуля 22-го калибра на скорости 137 километров в час просвистела мимо и врезалась в штукатурку под окном. Я животом шлепнулся на пол, звук выстрела повис в ушах. Пятьдесят четыре обитателя дома оторвались от дел и посмотрели друг на друга, пытаясь определить источник звука. Лопнувшая покрышка? Взорвавшийся котел? Инстинкт заставил меня крепко зажмурить глаза и вжаться в ламинированный пол. Красная Кобра потер правую руку, слегка занывшую от отдачи его "Глока-18». Он смотрел сверху вниз на мое распластанное по полу тело. Изучал меня, впитывая мои грязные дешевые джинсы и бейсбольную кепку. Затем поскреб пятичасовую щетину на эпидермисе кожи.

   – Извини. Я решил, что это Эйс Иширо из банды Ямагучи, такой же костлявый карлик, как ты.

   А у этого лжеца совсем плохо с чувством юмора. Он приблизился на три шага.

   – Надеюсь, никто не вызовет полицию… Хотя поздно беспокоиться. Кто ты такой? Вставай.

   Рефлексы отказывались повиноваться. Мышцы словно парализовало, я не мог сдвинуться с места. Красная Кобра пнул меня под ребра.

   – Повернись, чтобы я мог увидеть твое лицо, – нетерпеливо прорычал он. – Если не докажешь, что ты не Эйс Иширо, придется пристрелить тебя.

   Мгновенно излеченный от паралича, я повернул голову. Шрамы Красной Кобры лишали его лицо выражения, но я понял, что он вздрогнул от удивления. Он явно ожидал увидеть кого-то другого.

   – Ты ведь работаешь в хостесс-баре? Не иначе Мама-сан послала тебя сюда? С нее станется.

   Я покачал головой, оскорбленный подобным предположением.

   – Тогда говори. Что ты здесь делаешь?

   Я прочистил горло. Голос прозвучал тонко, словно у кастрата.

   – Я знаю, где прячется Юдзи.

   Волшебные слова. Красная Кобра изменился. Он отвернулся, чтобы скрыть ненасытную жажду, отразившую юся в глазах. Никогда еще мне не доводилось видеть такое сочетание ненависти и возбуждения. Месть билась внутри него, словно второй пульс.

   – Где?

   – Он спрятался в брошенном баре в Амагасаки.

   – В баре «Лотос»?

   Я кивнул. Несмотря на то, что Красная Кобра виде что я не лгу, бандитская привычка велела ему держаться настороже. Он отступил на шаг.

   – Мама-сан велела тебе сказать, что Юдзи прячется в баре «Лотос», где меня ждет ловушка, верно?

   – Нет. Она хочет, чтобы Ямагава-сан отпустил Юдзи. Она хочет замять это дело…

   Я запнулся, не в силах выговорить столько слов за раз.

   Лицо Красной Кобры окаменело от ненависти. Он скорее решится сделать себе харакири, чем отпустит Юдзи. Он не позволит ему уйти. Красная Кобра готов был даже нарушить бандитские правила, но поступить по собственному усмотрению.

   – Если кто-нибудь поджидает меня в баре «Лотос», лучше тебе выложить все сразу, иначе тебя я убью первым.

   Под пиджаком я чувствовал пульс его «глока-18». Красная Кобра шутить не собирался.

   – Там только Юдзи.

   – Ладно, вставай. Пойдешь со мной.

   Красная Кобра припарковал «мерседес» в заброшенном дворе в сорока восьми метрах тридцати сантиметрах от бара «Лотос». Проникнув сквозь стены бара, я увидел Юдзи. Он лежал на полу в самом центре зала. Весь день, исключая визит к телефонной будке, откуда он звонил своей мамаше, Юдзи провел во влажном гниющем помещении. Ему повезло, что разум его повредился – для безумцев время бежит быстро.

   Красная Кобра достал пачку «Винстона», зажег сигарету и молча курил. Ехал он также молча. Связь, что между нами образовалась, не нуждалась в словах. Салон машины был наполнен табачным дымом и дружеским расположением.

   – Надеюсь, он действительно там, – пробормотал Красная Кобра.

   Я ничего не ответил. Скоро он сам все увидит. Я изучил разум бандита, пустой и лишенный воображения, но в эту минуту наполненный предвкушением мести. Передо мной раскручивались жестокие картины: хореографические сцены насилия и кульминация – сверкающий самурайский меч опускается на горло Юдзи.

   Красная Кобра нервно выпустил колечко дыма. Он медлил. Он слишком долго ждал. Если бы я не заговорил, наверное, он так и сидел бы в машине целый час.

   – Почему вы медлите? – спросил я.

   Красная Кобра смотрел перед собой. Дым скрыл его ноздри.

   – Я жду, – ответил он.

   Теперь мы могли говорить, как мужчина с мужчиной. Я хотел сказать ему, что убийство Юдзи – предотвращающий удар, который должен спасти человечество. Вместо этого я смотрел, как волшебные дымные деревья вытягивались в зеркале заднего вида, высвобождая ароматические молекулы. Красная Кобра затушил сигарету.

   – Что привело тебя ко мне, посудомойка? – спросил он. – Что ты не поделил с Юдзи?

   Кровь прихлынула к моим щекам. Ему ни за что не понять. Все равно что пытаться что-то объяснить муравьям во дворе.

   – Мэри, – промолвил я.

   Обожженные складки кожи сморщились в улыбку.

   – Мэри, – эхом повторил он. – Понятно… Вставай, зададим ему.

   Я кивнул. Именно это я и хотел от него услышать.


   Мы шли по засохшей траве к бару «Лотос». Мимо пролетел скоростной поезд, родив подземные колебания. Мы были замечательной командой: я и Красная Кобра. Красная Кобра – гора мышц и ужасающие шрамы. Ватанабе – гиперинтеллект. При нашем приближении бар «Лотос» вздрогнул. Полевые мыши прекратили обычную возню и привстали на задних лапках. Тараканы обратились в слух. Даже Юдзи что-то почувствовал.

   У двери Красная Кобра счел нужным еще раз предупредить меня:

   – Если ты обманываешь меня, клянусь Богом, я набью тебя свинцом сверху донизу!

   Он рванул дверь, и солнечные лучи проникли внутрь, рассеивая мрак. Пылинки пустились в пляс, ликуя в солнечных лучах. Темнота затрепетала в предвкушении. Услышав скрип двери, Юдзи с замирающим сердцем высунулся из-под стола, желая узнать, кто вошел. Красная Кобра щурился во тьму, желая увидеть поле своей битвы. Это помогало плохо – фоточувствительный пигмент сетчатки не воспринимал темноту. У Юдзи было преимущество: невидимость. К счастью для Красной Кобры, подобные затруднения неведомы мне.

   – Осторожно! – вскрикнул я.

   Я схватил Красную Кобру за руку и толкнул в сторону. Огнетушитель задел его по плечу, прежде чем упасть на гнилые доски пола. Если бы не я, удар пришелся бы прямо по черепу. У Красной Кобры не было времени благодарить меня за спасение собственной жизни. Он выстрелил в темноту.

   – Вылезай, – произнес он.

   Юдзи оставался на месте, словно закапризничавший ребенок. Барабанные перепонки потряс очередной звук выстрела из «глока-18». Пуля пронзила поверхность стола, оставив выходное отверстие одиннадцати сантиметров в диаметре. Пуля не долетела до Юдзи тридцать два сантиметра, но ему показалось, что она едва не задела его по щеке. Он выполз из-под стола и поднял руки. В слабом свете Юдзи увидел шрамы Красной Кобры. Его желчный пузырь издал удовлетворенный звук.

   – Давненько не виделись, – сказал Юдзи.

   Держа Юдзи на мушке, Красная Кобра поднял огнетушитель с пола.

   – В меня метил?

   Он швырнул огнетушитель в сторону барной стойки. Огнетушитель врезался в люстру, которая завращались в темноте Птенцы воробьев, сидевшие в гнезде, открыли клювики и испуганно запищали Юдзи не стал умолять и отстаивать свою невиновность. Он стоял неподвижно. Комнату наполняло предчувствие неминуемой смерти, но Юдзи не боялся. Разум его был сломлен, он больше не ведал страха.

   – Ты прикасался к ней, когда меня не было? – прорычал Красная Кобра.

   Юдзи покачал головой.

   – Впрочем, ничего не могу сказать об остальных.

   Красная Кобра набросился на него. От удара его кулака Юдзи снова упал на пол. Дуло «глока-18» уперлось в его окровавленный лоб. Красная Кобра упивался властью над врагом.

   – Слушай внимательно, – глухо прошептал он, – я собираюсь прострелить тебе щеку. Впрочем, я могу дать тебе право выбора, которого не было когда-то у меня. Правую или левую? Я выстрелю, куда скажешь.

   Казалось, наконец-то Юдзи проняло. Путь к его сердцу лежал через тщеславие. Для него уродство было страшнее смерти.

   – Давай же выбирай, а не то парень с кухни выберет вместо тебя.

   Юдзи бросил на меня взгляд, в котором теплилось узнавание. Затем слабо рассмеялся.

   – Левую, – сказал он.

   – Откинь голову назад и открой рот пошире, – скомандовал Красная Кобра.

   Юдзи так трясло, что он с трудом выполнил команду. Красная Кобра засунул пистолет ему в рот, намереваясь прострелить левую щеку. Примерные баллистические вычисления подсказали мне, что для «глока-18» это слишком близкое расстояние. Спустив курок, Красная Кобра просто убьет Юдзи. Я затаил дыхание. Юдзи крепко зажмурил глаза. Я слушал, как мышечные ткани в руке Красной Кобры все сильнее сдавливают пусковой механизм.

   – Постойте! – выкрикнул я.

   Красная Кобра дернулся и удивленно обернулся.

   – Что? – спросил он. – Что еще?

   Моя челюсть отпала. Звонил мобильный Красной Кобры. В первое мгновение мы чуть не выскочили из собственной кожи, решив, что пистолет дал осечку. Вместо навязчивой популярной мелодии на мобильном Красной Кобры был записан грохот обвала.

   – Какого черта? – выплюнул Красная Кобра.

   Он быстро и тяжело дышал. Номер позвонившего не определился, но я смог проследить по сигналу его источник.

   – Не отвечай! – крикнул я.

   Поздно. Красная Кобра прижал телефон к уху.

   – Красная Кобра, – просочился голос Ямагава-сан. – Убери свой пистолет от господина Ояги. Ты не должен причинить ему вред. Ты меня понял? Ты его не тронешь.

Глава 18
Господин Сато

I

   Звезды освещали мою затянувшуюся прогулку, сияя сквозь полог бамбуковых листьев. Воздух благоухал, наполненный ароматами свежей зелени и земли. Выходя из дома, я не надел ни пальто, ни пиджака, поэтому со стороны походил на участника пижамной вечеринки на природе. Лягушки выводили горловые серенады, механизмы местной консервной фабрики исполняли роль ударных, Я с удовольствием вдыхал ночной воздух, выгоняя из легких выхлопные газы и еще бог знает какую дрянь. В прочем наслаждаться оздоровительной прогулкой мешали мрачные мысли. Именно они и выгнали меня из дому – мне захотелось поговорить.

   Когда Марико отправилась в постель, я попытался мысленно связаться с тобой, сидя за кухонным столом с чашкой горячего какао, но так и не смог сосредоточиться. Я слышал скрип кроватных пружин и удары кулаком в подушку еще долгое время после того, как Марико уснула. Эти воображаемые звуки напоминали, что вот уже третью ночь в нашем доме ночевала гостья. Наверное, многие люди даже не вспомнили бы о присутствии чужака, пока не услышали бы его шаги, но я не привык к тому, что в доме находится живое, дышащее человеческое существо.

   Я вымыл чашку и открыл окно. Легкий ветерок принес запахи леса, свежие и живые. Я встал, надел мокасины, и ноги сами понесли меня в лес. Я словно услыхал зачарованную мелодию, наигрываемую на флейте Крысоловом.

   Я понимал, что поступил правильно, позволив Марико остаться. Недавно осиротевшая и брошенная братьями, она не знала другого укрытия, кроме сомнительного барного мирка. Мирка, где преследуют беззащитных и ранимых. Когда Марико призналась мне, как не хватает ей работы, я тут же понял, что должен сделать Однако мне понадобилось битых два часа, чтобы решиться оставить ее в нашем доме. Ты же знаешь, во мне никогда не было твоей порывистости и щедрости. И все же я рад, что в конечном счете все устроилось. Самое худшее, что могло случиться с Марико, это возвращение в нездоровую, прокуренную атмосферу бара, особенно в таком болезненном состоянии.


   Хлюпанье воды в мокасинах доставляло мне почти детское удовольствие. Откуда-то сбоку доносилось журчание ручейка, но его местоположение так и осталось для меня тайной. Ветерок утих, а листья продолжали что-то нашептывать. Я решил забраться подальше.

   Мне хотелось утешить Марико в ее горе. Я никогда не мог с точностью сказать, о чем она думает? Марико тщательно следила за тем, чтобы чувства не вырвались на волю, и позволяла себе расслабиться, только когда думала, что меня нет рядом. Прошлым вечером, например, я выносил мусор на задний двор и случайно оглянулся на кухонное окно. Марико вытирала кастрюлю, а по щеке ее катилась одинокая слезинка. Впрочем, со мной она была неизменно весела и никогда не упоминала об отце. Мы говорили о ноготках и о том, какой цвет краски выбрать для перил лестницы. Рели бы только ты была здесь. Уж ты бы знала, как утешить Марико.

   Сегодня утром Марико встала раньше меня и спустилась на кухню. Снизу доносилось клацанье сковородок и стук открываемых дверок, словно на кухне поселился беспокойный домовой. Мне не терпелось спуститься но я не хотел прозевать утреннюю гимнастику по радио. Любопытство томило меня все время, пока я делал упражнения, затем я побрился и переоделся в костюм и галстук. Когда я вышел из ванной, меня встретили ароматы, от которых ноздри задергались, словно у кролика Марико, вам не следовало этого делать, – проворчал я, входя.

   Марико обернулась от плиты, на которой готовила креветки темпура. Сияние ее улыбки затмевало солнечный свет.

   – Доброе утро, господин Сато! Я приготовила вам завтрак.

   Стол был накрыт традиционно: рис, суп мисо, соления, ферментированная бобовая паста и рыба на гриле.

   – Боже мой, Марико! Обычно я завтракаю тостами с джемом, – воскликнул я.

   Марико улыбнулась и жестом пригласила меня к столу. Сама она за стол не села, а занялась приготовлением бейто. Я неторопливо ел, слушая по радио репортаж из парламента. В 7.35 Марико мягко напомнила мне, что я могу опоздать на работу. Она завернула бенто в обшитый кружевом платок. Последний глоток кофе, и я встал из-за стола.

   – Вы не могли бы выйти в сад вместе со мной, Марико? – спросил я. – Кое-кто хочет с вами познакомиться.

   Марико оглядела свою простенькую муслиновую блузку и синюю юбку. Неуверенно коснулась головы, повязанной желтым шарфом. Девушка выглядела смущенной.

   – Но господин Сато, посмотрите, на кого я похожа!

   Глаза ее стрельнули вверх, выдавая желание подняться и переодеться в какой-нибудь наряд из маленького чемоданчика, который она принесла вчера.

   – Марико, вы выглядите совершенно нормально. Я просто хотел представить вас той старой даме, что подглядывала за вами вчера утром. Все равно она появится тут, как только я уйду. Она не даст вам ни минуты покоя.

   Марико прикусила губу. Я оценил ее сдержанность. Вчера утром госпожа Танака добрых сорок пять минут шаталась вокруг нашего дома, заглядывая в окна и притворяясь, что поливает рододендроны. Марико боялась спуститься вниз. Я уже рассказал ей, что наплела мне госпожа Танака про ее внезапное появление у нашей входной двери. К моему удивлению, девушка ничего подобного не помнила.

   – Хорошо, – любезно согласилась она.

   Небо было тусклым и серым, как помои. Птицы, словно брошенные камни, низко перелетали через лужайку. Мы с Марико стояли рядом, обернувшись к дому Танака. С бенто й дипломатом в руках я ощущал себя вполне уверенно. Марико, напротив, нервно мяла ткань юбки. Я уверял себя, что как только госпожа Танака поймет, что за очаровательная девушка Марико, они отлично поладят.

   – Госпожа Танака сейчас появится, – уверенно выговорил я.

   Господин Уэ спешил к поезду на 7.45, портфель его раскачивался, словно маятник. Заметив на лужайке Марико, которая нервно мяла юбку, он чуть не поперхнулся кофе из жестянки. Вынужденный делать вид, что не происходит ничего необычного, я непринужденно пожелал ему доброго утра. Марико робко улыбнулась. Удаляясь по улице, господин Уэ чуть не свернул шею, постоянно оглядываясь назад.

   Госпожа Танака заставила нас с Марико подождать. Когда мое терпение почти лопнуло, дверь ее дома отворилась. Госпожа Танака была облачена в пурпурно-красный халат, волосы украшал бирюзовый тюрбан. Я узнал тот особенный наряд, который старушка надевала в больнице, когда лечила свое бедро. Я терялся в догадках, зачем она надела его сегодня? Направляясь к нам, госпожа Танака остановилась, поворчав над выбоиной, оставленной на ровной лужайке креслом на колесиках господина Танаки. Зная всепоглощающее любопытство госпожи Танаки, ты должна оценить, чего стоили ей эти попытки держаться непосредственно.

   – Доброе утро, госпожа Танака.

   – Господин Сато, доброе утро. Вижу, у вас гостья. Госпожа Танака тонко улыбнулась, зоркими глазами изучая одежду и осанку Марико.

   – Мне кажется, мы уже встречались, – добавила она.

   – Прошу извинить меня за грубость. Я плохо себя чувствовала, обычно я так себя не веду, – протараторила Марико.

   Девушка поклонилась, на лице появилось извиняющееся выражение. Я понял, что госпожа Танака готова оттаять.

   – Меня зовут Марико, и я очень рада познакомиться с вами.

   – Госпожа Танака, – кратко представилась старушка.

   Марико еще раз низко поклонилась. Госпожа Танака отметила на поклон осторожным кивком головы.

   – Марико поживет у меня некоторое время, – сказал я. – На прошлой неделе ее уволили из «Дайва трейдинг» по сокращению штатов, и я предложил ей остановиться у меня, пока она не найдет работу. Семья Марико живет в Фукуоке, но в Осаке для работы лучше перспективы.

   Я поскреб переносицу, словно пытаясь смахнуть крошечного муравья. Представить Марико сотрудницей «Дайва трейдинг» было моей идеей. Я придумал это вчера вечером, когда помогал Марико убирать посуду. Хотя мы с госпожой Танакой никогда не обсуждали хостесс-бары и девушек, что работали в них, я был уверен, что старушка всего этого не одобряет.

   – Какая досада, что вас уволили по сокращению штатов. – В тоне госпожи Танаки не ощущалось никакого сочувствия. – Вам очень повезло, что господин Сато согласился приютить вас.

   – Я в неоплатном долгу перед господином Сато за его доброту, – сказала Марико. – Мой отец недавно умер, и… и я не знала, что мне делать, то есть…

   Марико вспыхнула и уставилась в траву.

   – А в каком отделе вы работали в «Дайва трейдинг»? – спросила госпожа Танака.

   Какая бессердечность! Мой желудок перевернулся, словно блин на сковороде. Я не проинструктировал Марико о деталях ее предполагаемой работы и сомневался, что ее ответы смогут убедить госпожу Танаку.

   – Я работала в бюджетном департаменте, – ответила Марико.

   – В бюджетном департаменте, – повторила старушка, словно попугай. – И чем вы там занимались?

   – Ах, я была просто секретаршей, – отвечала Марико. – Боюсь, я недостаточно умна, чтобы работать с цифрами и счетами.

   – Что ж, будем надеяться, что вы быстро найдете новую работу и не станете злоупотреблять гостеприимством господина Сато, – резко заметила госпожа Танака.

   Грубость госпожи Танаки поразила меня. Разве она не слышала, что отец Марико недавно умер? Марико затрепетала от стыда. Сделав вид, что не замечаю бестактности соседки, я решил вмешаться.

   – Какая ерунда! Не может идти речи ни о каком злоупотреблении. Марико останется в моем доме столько, сколько захочет. Очень важно подыскать ей постоянную и хорошо оплачиваемую работу. В таком деле не следует спешить. А до тех пор Марико вполне может рассчитывать на мое гостеприимство.

   Такое смелое заявление, отчасти вызванное гневом, заставило госпожу Танаку фыркнуть и возмущенно поправить рюшку тюрбана. От слов госпожи Танаки Марико вздрогнула, но попыталась выдавить улыбку. В это неподходящее мгновение я понял, что пропустил уже два поезда и непременно опоздаю на работу. Мне очень не хотелось бросать Марико в железных объятиях госпожи Танаки. Однако выбора не было. Как начальник секции финансового департамента я не мог позволить себе подобную непунктуальность. Я попрощался с дамами и оставил их на лужайке, молясь про себя, чтобы в мое отсутствие сработала загадочная алхимия женской общности.


   Когда я с опозданием вошел в офис, брови Мацуямы-сан удивленно приподнялись над краем чашки. Таро подмигнул и обратился ко мне с жизнерадостным «Доброе утро, господин Сато!». Я извинился перед коллегами, объясняя случившееся тем, что опоздал на поезд. Затем направился к своему столу. Госпожа Ямамото исследовала содержимое моей корзины для входящих документов. Несмотря на то, что ей пришлось вчера задержаться, глаза госпожи Ямамото сияли, не говоря уже о том, что ее белая блузка и полосатая юбка выглядели весьма стильно.

   – Господин Сато, доброе утро. Я просто проверила вашу почту, если вы не возражаете.

   Чувство вины сдавило меня в змеиных объятиях Если бы я не опоздал, госпоже Ямамото не пришлось бы проверять почту вместо меня. Я повесил пальто и положил портфель на стол.

   – Разумеется, я не против. Благодарю вас, госпожа Ямамото. Обнаружили что-нибудь важное?

   – Всего лишь послание от Мураками-сан, в котором он напоминает, что вы просрочили представление бюджетного распределения для департамента экспорта.

   Я вздохнул. Память в последнее время, что дырявое сито.

   – Если хотите, я могу сделать, – вызвалась госпожа Ямамото с обычным воодушевлением.

   – Нет, я сам. Это очень важная работа, здесь нельзя ошибиться.

   – Тогда, может быть, я возьмусь за ваши счета? – спросила она.

   Обычно я не склонен перепоручать свою работу, но госпожа Ямамото казалась мне достаточно компетентной сотрудницей, и я решил, что не будет никакого вреда, если она поможет мне. Я передал ей папку. Госпожа Ямамото улыбнулась и сказала, что сделает все, чтобы оправдать мое доверие. Затем удалилась к своему столу, довольная, словно пес с костью в зубах.

   Во время ленча я развязал платок, обшитый кружевом, и открыл бенто. Мацуяма-сан бросил завистливый взгляд на содержимое моей коробочки. Его жена всегда готовила холодные мясные тефтели в соусе с рисом. Марико положила в коробочку рис с бамбуковыми побегами, креветки темпура, угря на гриле, резную редиску и прочие гурманские штучки. Я почувствовал жалость к Мацуяме-сан с его холодными тефтелями.

   – Вкусный ленч, Сато-сан, – заметил он. – Сами приготовили?

   Я небрежно кивнул и взялся на палочки.

   – Неплохо. Давненько я не видел у вас такого ленча пожалуй, с тех пор, как мы работали в транспортном… – Мацуяма-сан оборвал себя на полуслове и опустил глаза на ленч. – Нет! – простонал он. – Она точно решила меня отравить.

   Доев последнее рисовое зернышко, я отставил коробку и взял в руки последний выпуск «Работы в Кансае». Я решил, что Марико следует помочь, ведь не так-то легко заниматься поисками работы сразу после потери близкого человека. Задачка оказалась не из легких, ведь у Марико нет университетского диплома. В основном для работы в офисе, даже канцелярской, требовалась соответствующая квалификация. После двадцати минут поисков я наткнулся-таки на подходящее объявление. Торговцу рыбой в Намбе требовался подмастерье. Оплата была невысока, но упоминались страховка, пенсионное обеспечение и перспективы карьерного роста. Я отчеркнул объявление красным и отложил газету, весьма довольный собою. Захотелось поскорее добраться до нома и рассказать Марико о том, что мои поиски дали результат.

   Остаток дня пролетел незаметно. Я должен был закончить бюджетный план, но оставаться после работы не стал. Наверное, Марико давно уже ждет моего возвращения. Без пяти пять я обнаружил, что уже сложил портфель и напряженно ожидаю сигнала к окончанию работы. Еще неделю назад я и помыслить не мог о подобном. Таро тоже ждал окончания рабочего дня, ухмыляясь в меховую опушку застегнутой куртки. Ровно в пять мы попрощались, извинились, что уходим рано, и вдвоем вышли из кабинета. Мне было стыдно. Таро, напротив, веселился от души. За дверями офиса он пристукнул каблуками и начал извиваться и прищелкивать пальцами, словно, покинув рабочее место, в тот же миг перестал быть дипломированным практикантом бюджетного департамента и превратился в Джона Траволту из «Лихорадки субботнего вечера».

   – Послушайте, господин Сато, мы с Эйсом Ихиро решили посидеть немного в баре напротив. Хотите с нами?

   Эйс Ихиро работал в «Дайва трейдинг» курьером. Он обожал попадать в опаснейшие переделки на своем мотоцикле. Заходя в гости к Таро, Эйс Ихиро пересказывал подробности столкновений с таким мечтательным ностальгическим выражением, с каким некоторые предаются воспоминаниям об отпуске, проведенном на экзотических островах. Однажды Эйса сбили, когда он вез договоры для финансового департамента. После того как в городской больнице определили, что у него нет сотрясения, Эйс смыл кровь и снова залез на мотоцикл, чтобы Доставить договоры до установленного срока – четырех часов дня.

   – Шутите, Таро? – подозрительно спросил я.

   В этот миг Таро отвлекся, провожая глазами госпожу Акита из департамента маркетинга. Широко улыбаясь крашеными губами, она процокала мимо нас на высоких каблучках.

   – Шучу, – признал Таро с ухмылкой. – Я знаю, что вы не пойдете. Любовное свидание, верно? Как ее зовут? Мичико или что-то в этом роде?

   Я споткнулся. Краска стыда залила лицо. Как мог Таро узнать о Марико?

   – Не понял? – переспросил я задушенным голосом.

   – Ага, я прав! Кто она? Госпожа Кано? Ведете ее в какое-нибудь шикарное местечко? В «Хижину осьминога» или в «Большое эхо»?

   Волна облегчения накрыла меня. Таро, как всегда, развязно поддразнивал меня.

   – Ты прав, Таро, – сухо ответил я, спускаясь по ступенькам. – Я веду госпожу Кано в «Хижину осьминога». И не важно, что она находится на последнем сроке беременности, а я старше ее в два раза.

   Таро подмигнул мне и поднял вверх большой палец.

   – Здорово, – восхитился он. – Заместитель главного менеджера по работе с персоналом вряд ли это одобрит.

   – Вот именно, – ответил я.

   Таро устремился вниз через две ступеньки, затем подождал меня. Вместе мы вышли в холл. За столиком администратора с трубкой телефона восседала госпожа Кано – замученная, с мешками под глазами, ее фигура едва угадывалась за пышными складками блузки для беременных. Таро хихикнул.

   – Ладно, Таро, – сказал я, – пойду напомню госпоже Кано, что в понедельник мы ждем посетителя из банка Киото. Надеюсь, вы с Эйсом хорошо повеселитесь.

   – У-у-у! – Таро захлопал себя по подбородку. – Куда нам до вас!

   Он отвернулся и двинулся к вращающимся дверям.

   – Осторожнее, Сато-сан, – донесся до меня треп Таро, когда двери милостиво освободили меня от него, – Мичико – ревнивая штучка.


   Предупредив госпожу Кано, я поспешил к станции, чтобы успеть на поезд в пять пятнадцать. Вскоре после нести я уже сворачивал на свою улицу. В сумерках дети Окамуры стояли полукругом и крутили волчок. В отличие от деревянных волчков нашего детства этот представлял собой обтекаемую алюминиевую штуковину в стиле хай-тек. Дети уважительно посторонились, чтобы дать мне пройти. Рядом с нашим домом двое самых младших из Окамура купали в канаве голых пластмассовых кукол. Их одинаковые стрижки под пажа и синие хлопчатобумажные брюки заставили меня погадать об их поле.

   – Зря вы здесь играете, – сказал я детям, – в такой-то грязи.

   Дети посмотрели на меня ясными глазами – такие крохи, да умеют ли они вообще разговаривать, спросил я себя.

   Справа я уловил какое-то движение. Госпожа Танака смотрела на меня через окно спальни. На лице под бирюзовым тюрбаном застыло суровое и непреклонное выражение. Когда я махнул ей, она, намеренно желая оскорбить меня, задернула занавески. Было ясно без слов: она не одобряла Марико. Я ощутил печаль. Дело было вовсе не во мне и не в Марико, я жалел о нашей долгой добрососедской дружбе с госпожой Танакой. Ты же помнишь, она всегда была бесцеремонной, назойливой и несдержанной, но жестокой – никогда. Как могла она быть такой суровой с бедной осиротевшей Марико! Когда я подошел к входной двери, в груди моей кипела досада.

   Я вставил ключ в замок и почувствовал странное волнение. Затем провернул ключ и толкнул дверь.

   – Я дома! – крикнул я Марико.

   Я сбросил туфли, расстегнул пуговицы пальто, намереваясь поставить чайник. Но не успел я дойти до кухни, как замер на ходу, схватившись за перила лестницы. Грудь словно сковало.

   Резкий и мучительный звук виолончельной струны наполнил дом. Нота за нотой отзывались болью в костях. Словно во сне, я поднялся по ступеням. Инструмент был не настроен, струны требовалось проканифолить, поэтому звуки выходили резкими, словно стоны старика. И несмотря на все это, музыка трогала своей бессловесной невыразимой красотой.

   Сквозь открытую дверь я увидел, что за виолончелью, раздвинув колени, сидела Марико. Уставясь в пожелтевшие ноты на пюпитре, Марико совершенно не замечала меня. На лице ее застыло выражение абсолютной сосредоточенности, а руки перебирали струны. Она спотыкалась на каждом шагу. Широко расставленные локти, собранность и решимость в каждом жесте. Полная противоположность тебе. Ты всегда казалась такой подвижной и страстной, наклон головы вторил изгибу локтя. Марико выбрала концерт Элгара, который ты исполняла на заключительном концерте в колледже. К тому времени мы с тобой были знакомы всего шесть недель и все еще смущались в присутствии друг друга. В тот вечер в своем черном бархатном платье ты играла так восхитительно, что весь зал затаил дыхание.

   Я прочистил горло. Мелодия прервалась, смычок царапнул по деке. Марико подняла глаза и вспыхнула.

   – Господин Сато, я просто…

   Она поспешно встала, одной рукой придерживая инструмент, другую – со смычком – спрятав за спину.

   – Я… я просто не ожидала, что вы вернетесь до шести – заикаясь, промолвила она. – Я сейчас же поставлю инструмент на место!

   Марико быстро обернулась и прислонила виолончель к книжной полке, второпях стукнув колком. Затем начала собирать ноты.

   – Простите меня, господин Сато. Как мне стыдно! Вы можете подумать, что я влезаю в вашу частную жизнь, – голос девушки прервался, – …наверное, вы уже так и подумали… но дело в том, что утром я кое-что услышала, какие-то шаги в этой комнате. Это всего лишь мое разыгравшееся воображение, но я решила взглянуть, и увидела виолончель. В школе я занималась, с тех пор прошло уже два года и вот… Весь день я разрывалась от желания поиграть, но мне хотелось дождаться вашего возвращения и спросить разрешения, – Марико тяжело вздохнула, – а потом я просто не справилась с собой.

   Я слабо улыбнулся. Вид юных пальцев Марико, порхающих вверх и вниз по грифу, поразил меня. С тех пор как из этого инструмента извлекались ноты, прошли годы.

   – Вы так бледны, господин Сато… Я расстроила вас, да? – Подбородок Марико задрожал. – Простите. Обещаю никогда больше не прикасаться к инструменту.

   Она одернула желтую юбку. Сегодня вместо шарфа Марико заплела волосы в две простенькие косички. Они делали лицо круглее и наивнее.

   Язык мой примерз к гортани.

   – Я не расстроен, – промолвил я и не солгал. Просто слово «расстроен» совершенно не подходило для того, чтобы описать мои чувства. – Можете играть, если захотите. Очень важно заниматься каждый день, иначе забудете все, чему вас учили в школе. Просто я хотел бы… – Я помедлил. Марико была как на иголках. – …чтобы вы не играли в моем присутствии.

   Произнеся эту фразу, я понял, что тебе вряд ли понравилась бы такая необъяснимая просьба. Мне и самому все это не слишком нравилось. Просто я знал, что слушать звуки виолончели для меня – все равно что матросу внимать пению сирен. Марико просто кивнула. Затем сложила ноты и убрала пюпитр.


   На ужин Марико приготовила ароматное рагу из баранины и абрикосовый пирог по твоему секретному фамильному рецепту. Убрав посуду, мы поиграли в «Монополию». Я выиграл три раза подряд. Не обладающая базовыми знаниями и лишенная духа состязательности, Марико оказалась слабым партнером. Однако она много смеялась и, кажется, получала удовольствие от игры. После третьего проигрыша она поздравила меня и провозгласила, что я – самый умный человек из всех, кого она знает. Я ответил, что в таком случае ей следует расширить круг общения. На это Марико рассмеялась и заметила:

   – Господин Сато, вы и есть мой круг общения.

   Когда я рассказал ей о найденной мною во время ленча вакансии, девушка очень обрадовалась. Один из ее старших братьев был торговцем рыбой, и в детстве ей нравилось заходить в его магазин.


   Ага, наконец-то я набрел на ручей! Он катил свои воды по камешкам и песку, серебристо сверкая в свете луны. Было очень поздно, и мне давно уже следовало повернуть к дому. Несмотря на то, что завтра суббота, я должен встать бодрым и свежим, чтобы помочь Марико в поисках работы. Я верил, что под моим чутким руководством жизнь девушки наладится. А пока ей нравилось хозяйничать в нашем доме. Марико выкопала откуда-то твою старую книжку с рецептами и пыталась готовить по ней. Помнишь, ты как-то сказала, что рецепты должны передаваться из поколения в поколение, чтобы оставаться живыми?

   Каким же холодным показался мне ночной воздух на пути домой! Какой резкий скачок температур! Чтобы не замерзнуть, я вынужден был ускорить шаг. Обратный путь не займет много времени – я буду ориентироваться по звездам. Смотри, как они сияют для бессонного путника.

II

   Наутро я проснулся под шипение бекона на сковороде. Часы показывали девять. Это означало, что я проспал два с половиной лишних часа и прозевал утреннюю ритмическую гимнастику по радио.

   Я смущенно посмотрел на час – поистине нужно быть глухим, как пень, чтобы не услышать звон моего будильника! Будильник оказался выключенным, кажется, вчера я по ошибке нажал не на ту кнопку. Я откинул одеяло, подошел к окну и раздвинул занавески. При свете дня я заметил, что притащил с собой чуть ли не все бамбуковые заросли, приставшие в виде веточек и листьев к пижаме. Некоторое время я наблюдал как господин и госпожа Уэ вышагивают по улице в спортивных костюмах в сопровождении своей тявкающей таксы.

   Я умылся, побрился, переоделся в рубашку, безрукавку и вельветовые домашние брюки. На столе в кухне стоя графин с апельсиновым соком и блюдо с тостами. Марико стояла у плиты и лопаткой перекладывала бекон со сковороды на тарелку. На ней было платье с цветочном рисунком, гольфы и бежевая кофта.

   Девушка заметила меня и улыбнулась – на щеках тут же образовались ямочки.

   – Доброе утро! – поздоровалась она. – Надеюсь, вы любите бекон.

   Ты же помнишь, я очень люблю бекон, поэтому я остановился, только когда прикончил семь полосок, а также огромное количество тостов и джема. Марико выпила стакан воды и съела половинку грейпфрута. Закончив завтракать, я похлопал себя по животу и пошутил, что теперь уровень холестерина вряд ли позволит мне пройти ежегодный медицинский осмотр.

   Марико покачала головой.

   – Что вы, господин Сато, вы выглядите вдвое моложе своих лет. Уверена, вам не о чем беспокоиться.

   После кофе я сказал Марико, что мы должны воспользоваться выходным днем, чтобы выяснить все про вакансию помощника продавца рыбы. Марико загорелась этой идеей, кроме того, она предложила напечатать резюме, а затем вывесить его на автобусных остановках и около ресторанов. Я согласился, что мысль превосходная, и поднялся наверх за пишущей машинкой. Я вносил машинку в кухню, когда Марико заканчивала с посудой.

   – Оставьте, Марико, – сказал я. – Давайте начинайте печатать резюме, а я расставлю посуду.

   – Но я не умею печатать, – ответила Марико.

   Решили, что Марико будет диктовать, а я печатать. Мы продвинулись не слишком далеко.

...

   Имя: Марико Вада.

   Дата рождения: 20 мая 1986 года.

   Я бросил удивленный взгляд на Марико.

   – Марико, но ведь это же сегодня!


   Ты же знаешь, в последние годы я не праздновал свой день рождения. Я редко упоминал о нем при коллегах, и вспоминала обо мне в этот день только госпожа Танака. Она пекла громадный торт и подкатывала его к моему крыльцу на кресле господина Танаки. Помнишь, какой торт она испекла в прошлом году? Госпожа Танака украсила его таким количеством свечей, что мне понадобилась чуть ли не дюжина попыток, чтобы задуть их. В мои годы все эти хлопоты выглядят утомительно и неуместно. Впрочем, пусть я и старая заезженная кляча, но Марико? Я решил, что после всех утрат небольшой праздник порадует девушку. Я убрал пишущую машинку и сказал Марико, что сегодня она должна делать только то, что доставляет ей удовольствие.

   – Но я не… я не знаю, ну, может быть, не в этот раз…

   – Я не предлагаю ничего особенного, – сказал я. – Просто решите, чем бы вам сегодня хотелось заняться.

   Марико заправила за ухо прядь волос, отвернулась к окну и посмотрела в чистое голубое небо.

   – Ну, мы могли бы отправиться на пикник, – предложила она.

   Мы сложили в корзинку рисовые шарики с морепродуктами и фляжку чая оолонг. Затем отправились на станцию и купили билеты до Арасиямы.


   Сколько раз мы с тобой были в Арасияме? Раз сто, не меньше! Не знаю лучшего места, где можно восхищаться цветением сакуры или красотой осенних кленовых листьев. Я знаю, тебя весьма огорчило бы то, что в последние годы там появилась тьма-тьмущая автоматов по продаже напитков и сигарет, а количество туристов увеличилось раза в четыре. Кроме того, теперь и шагу нельзя ступить, чтобы не натолкнуться на прилавок с мороженым, зеленым чаем или безвкусными сувенирами. Впрочем, несмотря ни на что, Арасияма сохранила свое безыскусное очарование. Марико впервые попала сюда, и ее восхитили поросшие лесом горы и сверкающее озеро.

   Перед ленчем мы забрались на Обезьянью гору. Что за убогие и одновременно свирепые создания! Мы вошли в клетку, предназначенную для кормежки животных, и стали просовывать сквозь прутья решетки кусочки тыквы. Обезьяны с красными глазами и хохолками, наподобие шапочки Эйнштейна, яростно сражались за пищу. Дети дразнили их, предлагая обезьянам картофельные чипсы – малышам нравилось слушать громкие вопли животных. Однако, услышав пронзительные крики обезьян, Марико вздрогнула и поспешила выложить кусочки тыквы из сумки.

   После ленча мы наняли лодку и пустились в плавание по озеру. Удивительно, что девушка с такими тоненькими руками так превосходно управлялась с веслами! Небо над озером голубело незабудками, спокойные воды мерцали, вспыхивая в солнечных лучах радужными цветами. С соседних лодок доносился смех детей и влюбленных парочек. Рикши с туристами громыхали по мосту. Вскоре мы бросили весла и позволили лодке свободно скользить по поверхности озера. Мы почти не разговаривали: так, несколько слов похвалы идиллическому пейзажу и превосходной погоде.

   Когда вернулись в город, я отдал Марико ключи и отослал ее домой, строго-настрого наказав не притрагиваться к кастрюлям и сковородкам. Прижимая пустую корзину, Марико улыбнулась и заявила, что вовсе не стоит так беспокоиться из-за нее. Я поспешил в супермаркет, где купил торт, коробочку суши дли гурманов, а также большую и дорогую бутылку саке. Выбирая саке, я размышлял, зачем я это делаю? Сам я не пью, и мне совершенно не хочется поощрять в Марико любовь к алкоголю. В конце концов я решил, что сегодняшний праздник просто обязывает нас немного выпить, к тому же Марико как раз достигла возраста, когда самостоятельно может решать этот вопрос.

   Вернувшись домой с пакетом в руке, я удивился, что дверь открыта, а Марико стоит на лужайке перед домом, дрожа от холодного ветра. Это показалось мне очень странным.

   – Марико? – окликнул я ее. – Что вы здесь делаете? Все нормально?

   – Да, все хорошо… – На лице девушки застыло смущение. – Я услышала шум, словно кто-то царапал по стене дома, и вышла посмотреть. Но, как видите, здесь никого нет.

   Я всмотрелся в узкую канавку между владениями Танаки и моими. Темнота. Черные окна в доме Танаки свидетельствовали о том, что старики отправились на традиционную субботнюю игру в маджонг в местный центр досуга.

   – Должно быть, кот Мурасаки-сан. – Я был голоден и не придал особенного значения словам Марико. – Он частенько гуляет здесь по ночам. Заходите в дом. Устроим небольшое пиршество.

   Ради праздника я застелил стол белой скатертью и выставил наш лучший фарфор и чашечки для саке. Затем скрутил несколько красных салфеток в форме лебедя. Приготовленные суши нужно было только разложить на блюдо – от вида желтохвоста, осьминога и тресковой икры у меня потекли слюнки. Приготовив все, я уселся за стол и стал ждать, пока Марико примет ванну.

   Она управилась быстро, и вскоре я услышал топот босых ног по лестнице. Перед дверью она чинно замедлила шаг. Мокрые пятна на плечах свидетельствовали о том, что в спешке девушка не позаботилась даже вытереть насухо волосы.

   – Господин Сато! Зачем? Зря вы так беспокоились…

   На лице Марико было написано удовольствие. Как мало нужно для того, чтобы сделать ее счастливой! Я подставил ей стул, и Марико села, сразу же восхищенно схватив одну из салфеток в форме лебедя. Мы соединили ладони, поблагодарили за пищу, а затем приступили к еде. Мы макали суши в соевый соус и выдавливали из пакетиков маринованный имбирь. Марико наполнила чашечки и весьма забавно изобразила, как заместитель главного менеджера по работе с персоналом Мураками-сан пьет саке. Это представление изрядно позабавило меня – надо же, какая наблюдательная девушка эта Марико!

   Когда мы покончили с суши, я велел Марико закрыть глаза, пока я буду украшать торт свечками. Я зажег их и выключил свет. Наверное, от саке я действительно немного опьянел, потому что затянул на чудовищном английском «Happy birthday to you, Happy birthday to you…». Марико открыла глаза, засмеялась и захлопала в ладоши. Затем я велел девушке зажмурить глаза и изо всех сил подуть на свечи.

   После мы сидели над липкими остатками торта, надеясь, что животы наши не треснут по швам. Мы пили уже третью порцию саке работа в баре научила Марико следить за тем, чтобы стаканы не оставались пустыми. Я настроил радио на ретро-волну, где пели «Битлз», Саймон и Гарфанкел и прочие исполнители в том же духе. Я рассказал Марико о сельских клубах, в которые мы с тобой ходили, живя в Токио, – о сладчайшем запахе пачулей, об уютных закутках, где пламя свечей отражалось в бутылках кьянти. Похвастался, что в молодости носил обесцвеченные клеши и жилетку с разноцветной вышивкой.

   Услышав про это, Марико так смеялась, что чуть не упала со стула.

   – Спорю, вы славно повеселились, когда учились в университете. Мне тоже хотелось бы жить в шестидесятые.

   – Семидесятые, Марико. В шестидесятые я еще ходил в школу.

   Когда мы почти допили саке, Марико сказала:

   – Спасибо вам, господин Сато.

   – Незачем благодарить меня дважды, Марико. Вполне достаточно одного раза.

   – Я буду благодарить вас до конца времен, и все равно этого будет мало.

   – Если вы и вправду собираетесь благодарить меня до конца времен, скоро мне придется серьезно пожалеть о том, что я решил помочь вам.

   Смех Марико звучал словно колокольчик над дверью магазина. Чувствуя, что подкрадывается головная боль, я прикрыл веки и начал массировать виски, положив локти на стол, точно невоспитанный подросток. С непривычки к алкоголю лицо покраснело. Я вздохнул с облегчением, когда Марико принесла из гостиной маленькую настольную лампу и выключила резкий верхний свет. Я был уверен, что щеки мои пылают.

   Опьянение сбивало меня с толку. Годами я позволял себе только символические тосты на работе и неизменно отказывался от участия в дружеских в вечеринках. И вот теперь я сидел в собственной кухне, а полочка с банками для специй кружилась перед глазами, словно карусель.

   Если забыть о головной боли, состояние опьянения мне даже нравилось. Марико была довольна и говорлива. Почти не вслушиваясь в ее лепет, я восхищался милым лицом и думал о том, какой красавицей ей еще предстоит стать. Освещенные снизу светом лампы, черты лица казались чарующе загадочными, словно у сфинкса, а всякий раз, когда Марико улыбалась, зубы влажно вспыхивали. Мы болтали и бездумно смеялись, по радио приглушенно звучали золотые хиты. Саке развязало мне язык. Я задал Марико вопрос, который еще не так давно счел бы слишком навязчивым.

   – Когда вы вернетесь в Фукуоку, – спросил я, – вы будете жить с семьей?

   С твердым выражением во взоре Марико ответила:

   – Нет, господин Сато. Опавшим цветам не суждено вернуться на ветки.

   Марико привела глупую пословицу с таким выражением, словно изрекала вечную истину. Я заметил, что это очень печально, и постарался изменить ее мнение.

   – Цветы – это одно, Марико, – сказал я, – а семья – совсем другое.

   Марико стала тихой и задумчивой.

   – И никакой вы не опавший цветок, – добавил я.

   Теперь Марико смотрела на меня.

   – Спасибо, господин Сато, но вы просто не знаете, о чем говорите.

   Она смущенно рассмеялась, заставив меня пожалеть о собственной несдержанности. Я вовсе не хотел печалить Марико, особенно в день ее рождения. Марико вылила оставшееся саке в мою чашку. Его вкус, еще недавно казавшийся мне горьким, сейчас был подобен сахарной воде. Радио наигрывало «Волшебного дракона». Я закрыл глаза и представил себе дракона, переливающегося всеми оттенками зеленого, над горами Арасиямы.

   – Мне нравится здесь. Здесь я чувствую себя счастливой, – услышал я голос Марико.

   Я открыл глаза, радостно освобождаясь от дракона, чьи рискованные петли уже начали вызывать тошноту.

   – Рад слышать это, Марико, – ответил я.

   – Мне никогда еще не встречались такие добрые люди, как вы, господин Сато. То, что вы пригласили меня пожить в вашем доме…

   – Марико, вы ошибаетесь, уверяю вас. Недели через две вы до смерти устанете от этого унылого старомодного дома. Вам покажется, что время тут просто остановилось.

   Мгновение Марико помедлила, затем улыбнулась.

   – Что ж, пусть так и остается.


   Алкоголь действовал на меня усыпляюще, поэтому в десять мы отправились спать. Я стоял перед зеркалом в ванной, смотрел на свое раскачивающееся отражение и бездумно водил щеткой по зубам. Музыкальный автомат в голове заклинило на назойливой мелодии Саймона и Гарфанкела – сумятице иностранных гласных, не имеющих для меня никакого смысла. Я намылил лицо и смыл мыло холодной водой, затем, спотыкаясь, направился в пустующую комнату, оставляя по пути предметы гардероба. Достал чистую пижаму и раскатал матрац. Через несколько секунд я погрузился в сладостное забвение.

   Проснулся я через некоторое время, чувствуя, что выспался. Я видел во сне тебя. Мы сидели в лодке на середине пустого озера. Ты боялась воды и умоляла меня отвезти тебя к берегу. Поэтому я начал грести к пристани, но, как обычно бывает во сне, чем сильнее я греб, тем дальше от нас оказывался берег. Даже во сне я понимал, что-то не так, но не мог остановиться. Сновидение было таким живым, что, проснувшись, я удивился, какого дьявола я машу веслами посередине комнаты? Рядом с матрацем стояла фигура в длинной белой рубашке. Марико. Сквозь просвет в шторах в комнату проникал желтоватый свет от соседнего дома. Косые капли дождя намочили подоконник.

   – Марико? – спросил я. – Что случилось?

   – Я видела сон, – прошептала она.

   – Страшный сон?

   В свете, падавшем от окна, тонкая ткань рубашки просвечивала, заставляя меня против воли разглядывать ноги Марико. Такая интимность смущала меня, захотелось включить свет.

   – Нет, не кошмар, а возможно, и не сон. Я слышала голос. Тот самый голос, который вчера заставил меня взять вашу виолончель. Тот голос, что заставил меня прийти в ваш офис.

   От ее шепота волосы у меня на затылке встали дыбом. Мне захотелось услышать продолжение, но я беспокоился о приличиях – разве допустимо, чтобы Марико стояла здесь в темноте в одной рубашке?

   – Она сказала, что я не должна больше позволять вам жить одному, – сказала Марико.

   На лице ее застыло торжественное выражение. Я вспомнил рассказ Марико о женщине, которая присела рядом с ее постелью и разговаривала с ней. Женщине с твоим именем. Я почувствовал, что под одеялом на теле выступил липкий пот.

   – Мне нравится жить одному, – ответил я, надеясь, что резкий тон развеет жуткую атмосферу, повисшую в комнате.

   Марико стояла и спокойно слушала. Тесемки на вороте рубашки были распущены, обнажая кожу цвета слоновой кости, плотно облегавшую ключицы.

   – Мне жаль, что вы видели плохой сон, Марико, но сейчас вы должны отправляться в постель. Мы поговорим об этом завтра утром.

   – Утром я не смогу сказать вам это, – ответила Марико.

   – Значит, возможно, вам и сегодня не следует этого говорить? Наверное, вы выпили слишком много саке, и теперь вам следует выспаться.

   – Я выпила совсем чуть-чуть.

   Марико, прошу вас, ступайте. Утром поговорим.

   – Если вы думаете, что у меня есть выбор, господин Сато, то вы ошибаетесь. У меня было не больше выбора, чем у вас, когда той ночью вы пришли в наш бар.

   – Марико, будьте благоразумны.

   – Кто-то подталкивает нас друг к другу. Неужели вы не видите?

   Услышав то, о чем я и сам давно уже успел догадаться, я ощутил тошноту и головокружение. Мысль эта сидела в моей голове с тех пор, как Марико ворвалась в офис. Наверное, тебе известно и об этом. Я онемел, а Марико тем временем принялась стягивать с себя рубашку. Не успел я ничего сказать, как она сдернула ее через голову. Белым облаком рубашка упала на пол рядом с виолончелью.

   – Марико! – воскликнул я.

   Я натянул одеяло и укрылся под ним. Отвернулся, словно Марико была медузой, и единственный взгляд ее мог обратить меня в камень.

   – Черт возьми, что вы делаете?

   Я был потрясен. Неужели от горя она утратила рассудок?

   – Почему вы боитесь взглянуть на меня, господин Сато? – спокойно спросила она меня, словно неразумного ребенка.

   Я перевел взгляд на девушку, стоящую передо мной в одних трусиках, только чтобы убедиться, что она не разыгрывает меня. Все в ней, от узких бедер до маленьких грудей, кричало о крайней молодости. Она смотрела на меня безмятежно, не ведая стыда, как Ева до грехопадения. Чтобы изгнать из головы образ Марико, я уставился на виолончель. Я не должен позволять своему телу откликнуться. Не должен.

   – Марико, – сказал я, – я собираюсь пойти погулять. Когда я вернусь, я хочу, чтобы вы спали в своей комнате. Понимаете?

   Руки мои тряслись, как у паралитика.

   – Понимаю, ответила Марико. – Обещаю, что пойду к себе. Но прежде вы должны еще раз взглянуть на меня.

   – Нет, – промолвил я.

   – Я обещаю, что уйду. Взгляните на меня, и если после этого вы все еще захотите, чтобы я ушла, я так и сделаю. И больше никогда не приду.

   Кто бросил мне вызов, кто овладел душой Марико и загнал меня в угол в собственном доме? Мне хотелось рвануться к двери, но я боялся, что Марико бросится мне наперерез. Глаза мои отчаянно бродили по темным полкам книжного шкафа.

   – Зачем вы делаете это? – прошептал я.

   – А вы как думаете? – прошептала она в ответ.

   – Я думаю, вы утратили рассудок!

   –. Она говорит, что сожалеет о том, что сделала. Что вы были хорошим мужем, но она больше не могла жить…

   Довольно. Я почувствовал ярость. Никогда мне не хотелось ударить женщину, но сейчас я был близок к этому. Слава богу, мгновенная вспышка миновала. Я посмотрел прямо в глаза Марико. Теперь ее нагота утратила свою власть надо мной.

   – Моя жена не убивала себя, – сказал я. – Вы не имеете ни малейшего понятия о том, о чем говорите. Не знаю, что за призрак из мира теней посетил вас, но то была не моя жена.

   Уверенность не оставила Марико. Она все также прямо стояла передо мной. Или девушка действительно верила в то, о чем говорила или нагло лгала. Не важно, я больше ей не верил.

   – Она сказала, что сначала вы не поверите мне. Сказала, что вам потребуется время.

   – Зачем вы говорите мне все это, Марико?

   – Вы не можете противиться правде!

   – Кто вы? – спросил я.

   Меня действительно больше не занимали ее рассказы. Зачем она придумала всю эту ложь? Ради чего? Марико двинулась ко мне, но внезапный звонок в дверь заставил остановиться. Никогда еще дверной звонок не звенел в нашем доме ночью, поэтому звук показался нереальным. Марико оглянулась, во взгляде появилась неуверенность.

   – Уходите, – повторил я, бегом направляясь к двери.


   Снаружи лужайку затопили огни машины «скорой помощи». В дверях под большим зонтом оказались племянница госпожи Танаки Наоко и сам господин Танака в кресле на колесиках. Картинка была такой невиданной, что на мгновение мне показалось, что я открыл дверь в параллельную реальность. Неужели злосчастная мелодрама наверху заставила меня совершенно утратить связь с внешним миром? Через дорогу господин и госпожа Уэ прижимали носы к окну своей гостиной.

   – Наоко! – воскликнул я. – Что происходит?

   – Тетю увезли в больницу, – серьезно ответила Наоко. – Вечером она упала в саду и потеряла сознание. Она пролежала там несколько часов, пока дядя не позвонил в «скорую помощь».

   – Нет, не может быть!

   Меня словно со всего размаху стукнули в живот Господин Танака морщился, губы его двигались словно скользкие, увертливые угри. Он явно был весьма недоволен тем, что вынужден находиться на ветру под дождем, когда мог бы спокойно спать в своей постели.

   – Они говорят, что тетя в коме, – продолжила Наоко.

   Машина «скорой помощи» начала отъезжать, включились сирены.

   – Они обнаружили ее случайно…

   У меня перехватило горло.

   – Вы едете туда? – спросил я Наоко.

   Она кивнула.

   – Прямо сейчас.

   – Хорошо, – сказал я. – Подождите минутку. я – только переоденусь.


   Госпожу Танаку поместили в отдельную палату в отделении травм головы. Они позволили нам взглянуть на нее только издали. Это было ужасно! На лице старушки лежала кислородная маска, тело опутывали трубки. Под воздействием жестокой силы тяжести, изможденная, землистого оттенка кожа госпожи Танака обвисла. Пришел доктор и сказал нам с Наоко, что состояние пациентки стабильно, и у госпожи Танаки есть хороший шанс выкарабкаться.

   Несмотря на хорошие новости, Наоко бурно разрыдалась. Я похлопал Наоко по плечу, но затем и сам вынужден был удалиться в туалет, чтобы сполоснуть лицо холодной водой. Затем направился к телефону-автомату, вставил монетку и набрал наш домашний номер. Трубку взяли после первого же гудка.

   – Да? – услышал я голос Марико.

   Несмотря на два часа ночи, голос совсем не казался заспанным.

   – Марико, – начал я, – эту ночь я проведу в больнице. Я хочу, чтобы вы знали, что можете остаться в моем доме. Но сначала вы должны рассказать мне обо всем, в том числе и о том, почему вы лгали мне.

   Я ждал. На том конце трубки молчали. Затем я услышал глубокий вздох, и Марико заплакала.

Глава 19
Мэри

   Машина тащилась сквозь лабиринт улиц, то и дело меняя курс. Мы миновали чертово колесо и сверкающие аркады Умеды. Казалось, прохожими овладел дух безудержного кутежа, страстное гудение неоновых вывесок опьяняло. Девушки хихикали над открытками, выставленными в витрине киоска. Здесь хозяйничало новое поколение барных завсегдатаев – мужчин, щеголявших в модных костюмах, женщин – любительниц шампанского и бесконечных разговоров по душам. Меня раздражало, что меня везут, словно какую-нибудь большую шишку. На перекрестках прочие водители без колебаний признавали наше превосходство. Хотелось постучать в перегородку и спросить у шофера, куда же мы едем, но было ясно, что перегородка поднята именно для того, чтобы избежать моих расспросов.

   Когда мы пересекали реку Йодо, я оглянулась, что бы в заднем окне увидеть, как знакомые очертания Осаки уплывают вдаль. Мы выехали на автостраду, и я прочла иероглифы, обозначающие названия пригородов. Амагасаки – 5 километров, Таракасука – 9 километров. Куда же лежал наш путь? Грудь сдавило, в животе словно бились крыльями птицы. В последний раз я ощущала такое нервное возбуждение, когда впервые очутилась в Японии, обалдев от перелета и культурного шока.

   Я сбросила туалетные тапочки, которые дала мне Мама-сан, и помассировала сведенные ступни. Надо же те самые тапочки, в которые она засовывала свои изящные ножки перед тем, как присесть на корточки над фарфоровой святыней! Они оказались единственной обувью, которая налезла на мои гайдзинские ступни, да и то немилосердно жали. Будь я японкой, меня бы давно уже умертвили за нарушение священного табу, ибо никому в этой стране не дозволялось надевать туалетные тапочки на выход. Однако я была иностранкой, и позор бесчестья миновал мою грешную голову. Пусть же моя вина ляжет на других.

   «БМВ» въехал в сверкающий огнями пригород, затем свернул в темноту за железнодорожным переездом. Печальная и пустынная местность – вокруг одни заброшенные лачуги. Машина ударилась обо что-то и встала посреди каменных глыб и выбоин. Что делает Юдзи в таком месте? Может быть, шофер ошибся? Я постаралась вспомнить, как он выглядел: высокий, широкоплечий, в униформе и фуражке. Наверное, у меня разыгралось воображение, но когда шофер открывал дверь, я уловила зловещий блеск в его глазах. Единственным источником света оставались передние фары. Они освещали бамбуковые заросли, ржавый велосипед, брошенный холодильник, дверь которого свисала с петель, словно вывихнутая челюсть.

   Мотор снова взревел, и мы въехали в заброшенный двор. В глубине двора виднелся дом, окна были забраны металлическими ставнями. Мы окончательно остановились, и я услышала щелчок водительской двери. Секундой позже щелкнула моя.

   – Приехали, – возвестил шофер.

   Я ступила на замусоренную землю. Над головой сияли звезды, в ноздри проникал запах далекого костра.

   – Что это за место? Где Юдзи?

   Шофер безразлично пожал плечами – ему не терпелось уехать. Скоро я останусь совсем одна перед заброшенным домом наподобие тех, в которых тупые подростки из фильмов ужасов устраивают игры в прятки со смертью. Свет фар освещал разбитую неоновую вывеску: «Лотос». Неоновые трубки в форме женской фигуры, напоминавшей песочные часы, крепились к стене. Стильно, ничего не скажешь. Рядом с дверью в зеленой луже валялась перевернутая банка из-под краски. Вандалы разбрызгали зеленую краску на стенах и двери. Я успела разглядеть, что полоса краски тянется за угол, опоясывая дом. Вспомнились уроки истории – как давно это было, целую жизнь назад – в старину красные кресты рисовали на дверях домов, зараженных чумой. Я умоляюще посмотрела на шофера.

   – Может быть. вы подождете, пока я проверю, там ли Юдзи?

   Однако шофер уже открыл дверцу и нырнул внутрь машины, низко пригнув голову, чтобы не зацепиться фуражкой о косяк.

   – Прошу вас, всего пару минут…

   Шофер захлопнул дверь и включил зажигание. Господи Иисусе, он собирается бросить меня здесь одну! Мне захотелось яростно постучать в окно машины, но я сдержалась и спокойно смотрела, как он уезжает. Вскоре свет фар исчез на пыльной дороге, и двор погрузился во мрак. Мне ничего не оставалось, как войти внутрь.


   Звонка не было, но замок оказался сломан. В глаза бросились свечи – дюжины и дюжины, во всех углах Свечи над барной стойкой роняли воск прямо на стол. Комната словно купалась в свечном мареве, навевая воспоминания о церкви. На стенах плясали тени, паутинки в углах напоминали газовый балдахин. В этом обманчивом свете мне показалось, что барную стойку покрывает плесень.

   – Мэри.

   Юдзи стоял за моей спиной. Наверное, заслышав звук мотора, он спрятался за дверью. Долю секунды мне казалось, что на лице его застыла маска, таким опухшим и окровавленным оно было. Я прошептала по-английски:

   – Господи, Юдзи…

   Затем бросилась к нему, и мы обнялись. Как же, наверное, ему было больно!

   – Знаю, я выгляжу дерьмово.

   Футболка на груди пропиталась засохшей кровью. Я снова обняла его, и Юдзи задохнулся – наверное, я задела за больное. Отодвинувшись от него, я коснулась лица, липкого от крови. На лбу виднелись два поперечных разреза, словно кто-то пытался прорезать ему второй рот прямо под линией волос.

   – Господи, ты должен пойти в больницу, ты должен… – я не знала, как по-японски будет «швы», – …тебе должны зашить рану…

   – Само заживет.

   – Но тебе же больно!

   – Переживу.

   – Где мы? Что это за место?

   – Так, один старый бар. Здесь безопасно.

   – Твой нос как-то странно выглядит. Он сломан?

   – Вряд ли, но зубы они мне точно выбили.

   – Кто? Что за таинственные «они»?

   – Наемные убийцы в масках. Они спустились на веревках Прямо с небес. Двенадцать человек. Впрочем, им тоже досталось. Теперь на какое-то время они оставят меня в покое.

   Снаружи послышался громкий звук, сопровождавшийся вибрацией. Здание затряслось, словно в эпилептическом припадке. Пламя свечей заметалось, жалюзи загрохотали. Мне показалось, что началось землетрясение. Я в ужасе расширила глаза.

   – Впрочем, когда-нибудь они непременно вернутся, чтобы закончить свою работу.

   За окнами прогрохотал поезд. Я улыбнулась и легонько ткнула Юдзи в плечо. Он улыбнулся в ответ, и я заметила во рту осколки зубов.

   – Мать рассказала мне о том, что случилось. Прости. – Юдзи обхватил ладонями мое лицо, – я виноват. Я не знал, как предупредить тебя…

   – Перестань, при чем здесь ты? По сравнению с тем, как досталось тебе, со мной вообще ничего не случилось.

   Юдзи начал целовать меня разбитыми губами, сначала осторожно, затем со страстью. Я чувствовала металлический привкус его крови. Еще один поезд прогрохотал рядом с баром, заставив дребезжать оторванные доски и пыльные зеркала над баром. Мы опустились на колени, и Юдзи толкнул меня назад. Я помогла ему снять футболку. Юдзи начал возиться с пуговицами на моей блузке. Я потянула его вниз, шепча, как хочу его, приподнимая бедра, чтобы руки его могли проникнуть под одежду. Губы Юдзи чертили невидимые линии, спускаясь от ключиц и груди к пупку. Я провела большим пальцем по шраму на его лбу, затем притянула его к себе, чтобы снова ощутить его губы на своей коже. Он отпрянул, отвернулся и сказал, что выглядит жутко. Я затрясла головой и ответила, что он выглядит прекрасно, впрочем, как всегда. Юдзи рассмеялся и обозвал меня лгуньей. Затем мы перекатились по полу, и, подняв юбку, я уселась на него сверху. Я хотела видеть его глаза, когда сумею доказать, как он ошибается.

* * *

   В самом центре руин одна задругой догорали свечи. Комната медленно погружалась во мрак. Я сидела на полу в одном белье – юбка и блузка валялись в стороне, все в саже и жирных отпечатках. Юдзи без рубашки лежа на спине, уставившись в потолок. Он курил «Мальборо» из пачки, принесенной мною, и после целых суток воздержания испытывал почти наркотический никотиновый экстаз. Я сидела рядом, скрестив ноги и смазывая раны на его ребрах антисептиком. Юдзи вздрагивал и сквозь зубы с шумом втягивал воздух.

   – Не дергайся, – сказала я, – это для твоего же блага.

   Мы улыбнулись друг другу – я говорила, словно школьная медсестра. То и дело мы слышали шуршание мягких лапок по полу – потревоженные нашими голосами темные тени метались из угла в угол. Мобильный телефон, который дала мне Мама-сан, дремал на полу в ожидании звонка.

   – Не могу поверить, что мать дала тебе свои туалетные тапочки, – протянул Юдзи.

   – Ты провел всю ночь в луже собственной крови, и тебя удивляют мои тапочки?

   – Не просто тапочки, а туалетные тапочки… это тебе не что-нибудь… ой!

   Я извинилась и подула на больное место. Затем снова поцеловала Юдзи в лоб – сегодня я не могла остановиться и целовала его снова и снова. Он приподнял мои волосы.

   – Щекотно.

   Я закинула волосы за плечи. Свободная рука Юдзи проникла под резинку моих трусов. Еще один поезд прогрохотал мимо, сотрясая стены. Часы на мобильнике показывали десять. Я не сводила глаз с курчавых завитков, что спускались с живота Юдзи и исчезали под поясом джинсов «ливайс».

   – Зачем ты это сделал?

   – Что?

   – Взял деньги. Украл у Ямагава-сан наркотики.

   Рука, гладившая мою спину, замерла.

   – Ради нас. Я уже говорил тебе. Мы должны уехать отсюда. Согласен, вышло чертовски глупо…

   – Но ведь наркотики пропали до того, как мы решили уехать. Хиро сказал мне, что они устроили погром в твоей квартире именно поэтому. После этого мы и решили уехать из Японии.

   Дымный гейзер вырвался из губ Юдзи.

   – Я давно уже собирался уехать, задолго до того, как сказал тебе. После того как они разгромили мою квартиру я просто впервые упомянул об этом. Мне не хотелось мешать тебя во все это дерьмо. Мы должны были узнать друг друга получше.

   Юдзи оторвал от меня глаза и осторожно коснулся рукой своих распухших век. Мне стало горько. Все эти месяцы он обманывал меня. Мне казалось, я знаю его лучше. Дым от свечей вился между лопастями вентилятора, создавая причудливые тени на потолке. Юдзи слегка отвернулся от меня, давая понять, что эту тему пора закрыть, что вместо слов пора уже снова обратиться к языку прикосновений, но я должна была знать.

   – А что случилось с наркотиками? Ты продал их?

   Юдзи задумался. Наконец он промолвил:

   – Это особый мир, Мэри, тебе не понять…

   Я вскипела.

   – Почему это ты считаешь, что мне не понять?

   – Я стараюсь быть честным с тобой, но мне не хочется, чтобы ты возненавидела меня.

   – Никогда, я никогда не буду тебя ненавидеть!

   Юдзи смотрел в потолок. Я снова поцеловала его, на этот раз в плечо. Я никогда не буду тебя ненавидеть. Звучит словно клятва верности. Мимо прогрохотал поезд – птеродактиль на рельсах. Тени закачались, а стены задрожали, готовые рассыпаться, словно декорации в мыльной опере.

   – Почему Хиро так ненавидит тебя?

   Дернувшись от боли, Юдзи сел. Он неохотно ответил на мой взгляд.

   – Мы были друзьями, – сказал он, – до тех пор, пока не начали работать на Ямагаву-сан.

   – Почему же вы поссорились?

   – Хиро стал его любимчиком. Через несколько месяцев Ямагава-сан стал отзывать его в сторонку, о чем-то шептаться. Меня это бесило. Я ревновал, мы перестали разговаривать.

   – Этого недостаточно.

   – Разумеется, нет. Около года назад кто-то сказал Ямагаве-сан, что Хиро собирается предать его. Хиро был наказан, его отослали из Осаки. Он решил, что во всем виноват я.

   – Тебе известно, кто оклеветал Хиро?

   Юдзи помотал головой.

   – Нет.

   Он смотрел в пол перед собой.

   – Ему плеснули в лицо кислотой, – произнес он. – Я видел это собственными глазами. Что я мог сделать? Я должен был наблюдать, у меня просто не было выбора. До сих пор вижу все это во сне: крики, запах…

   Я протянула руку и коснулась его руки. Меня неприятно поразило, что Юдзи просто стоял и смотрел, как истязают его друга, но я верила, что у него просто не было другого выхода. Мы должны как можно скорее оставить ужасные воспоминания в прошлом.

   – Ты видел Хиро после этого?

   Юдзи выдернул руку.

   – Сегодня он приходил сюда с пистолетом.

   Сердце мое подпрыгнуло. Он ведь говорил, что здесь безопасно!

   – Ты серьезно? Хиро хотел убить тебя?

   – Хотел выстрелить мне в лицо.

   – Боже… – Я не могла видеть своего лица, но знала, что на нем застыла гримаса ужаса. – Но ведь ты жив! Почему он не убил тебя? Кто помешал ему?

   – Он засунул пистолет мне в рот, положил палец на курок, и тут зазвонил телефон. Если бы не пистолет во рту, я бы рассмеялся. Я решил, что Хиро не станет отвечать, но он взял трубку. Он выслушал, развернулся и вышел вон. Вот так. Не сказав ни слова. Я лежал на полу в холодном поту, ожидая, когда он вернется и прикончит меня. А потом услышал, как его машина отъехала.

   Я попыталась представить себе эту картину, – но возражение отказывалось подчиняться.

   – Кто звонил?

   Юдзи пожал плечами.

   – Ямагава-сан или кто-то другой, на кого сейчас работает Хиро. Кстати, тот парень, что работает в баре, ты его знаешь, он тоже был здесь. Стоял прямо тут…

   Юдзи показал на дверь. Я подняла глаза, почти уверенная, что увижу в проеме двери фигуру.

   – …и просто глазел на меня. Когда я выберусь отсюда, больше ему не готовить у матери пиццы. Уж об этом я позабочусь.

   – Ватанабе?

   – Это его имя? Ватанабе?

   Ватанабе? Как он мог оказаться замешанным во все это.

   – Это Хиро так потрудился над твоим лицом?

   Юдзи потрогал рану ниже линии волос.

   – Может быть, вот над этим шрамом. Я уже не помню. За последние двадцать четыре часа меня отымели все, кто только мог.

   Он усмехнулся. Я попыталась улыбнуться в ответ, ошеломленная тем, что после подобного кошмара Юдзи еще может шутить.

   – Он вернется? – спросила я.

   – Поверь мне, он больше не вернется, – ответил Юдзи не слишком уверенно.

   – Откуда ты знаешь?

   – Поверь, он не вернется.

   Юдзи погладил меня по затылку, и я прижалась к нему, спрятав лицо. Мне стало жалко своего недавнего неведения, захотелось со щелчком захлопнуть этот ящик Пандоры и никогда больше не открывать, я. вспомнила еще кое-что из длинного списка преступлений Юдзи.

   – Хиро сказал, что ты сообщил его невесте о его смерти.

   Юдзи напрягся.

   – У меня не было выбора. Она даже не заплакала, просто велела мне убираться вон. На следующий день она как ни в чем не бывало вышла на работу и никогда больше не упоминала о Хиро.

   – Что ты сказал ей?

   – Что его застрелили.

   – Теперь она знает правду. Она должна ненавидеть тебя.

   – Она знала все с самого начала. И ей не за что ненавидеть меня – я просто выполнял свою работу.

   Я тихо лежала, обдумывая его слова. Юдзи решил, что я молчаливо осуждаю его.

   – Мэри, послушай, чего ты хочешь от меня? Неужели Ты думаешь, что каждый день я не ощущаю вины? Я стоял и смотрел, как они мучают моего лучшего друга. Я знал, что Хиро вернулся, я ждал, что он объявится. Знаешь, что я подумал, когда сегодня он наставил на меня пистолет? Господи, пусть он нажмет на курок. Я все это заслужил.

   – Не говори так. Если бы Хиро выстрелил тебе в лицо, это ничего бы не исправило.

   – Я сам все загубил, – сказал Юдзи. – Теперь я просто хочу заплатить по долгам и убраться отсюда. Хочу, чтобы все закончилось. Я бы отдал собственную руку, если бы можно было хоть что-нибудь изменить.

   – Перестань. Мы уедем и никогда больше сюда не вернемся.

   Я обняла Юдзи, вдыхая запах антисептика, который излучали его поры. Его рука коснулась моего плеча. Ночью похолодало, но тело горело, словно все грехи, которые Юдзи еще предстояло искупить, сжигали его изнутри. Я мягко обнимала его, ощущая, что между нами осталось много недосказанного. Главное сейчас – утешить Юдзи, облегчить муки его совести. Я прекрасно понимала это, но слова не шли с губ.


   От свечей остались только лужицы воска, прилипшие к половицам и опаловыми блестками свисавшие с ножек стола. Мы лежали, обнявшись, наши глаза впитывали тьму, словно губки. Наступила полночь, и животы наши согласно заурчали. Чтобы заглушить голод, мы курили сигареты и поочередно прикладывались к древней бутылке саке. (Юдзи, который не ел уже двадцать четыре часа, клялся, что его желудок начал переваривать сам себя.) Между глотками саке Юдзи рассказывал о своем прошлом, о школе, о том, как вынужден был скрывать, что его мать работает в хостесс-баре. Я слушала, перебивая только тогда, когда не понимала слов. Юдзи никогда еще не был так откровенен со мной. Он постоянно просил прощения за то, что так многословен. Я просила его не останавливаться, не желая упустить ни слова.

   Телефон зазвонил. Поставленный на виброзвонок, аппарат извивался по полу, словно одержимый бесами.

   Юдзи схватил телефон. Я услышала в трубке низкое бормотание. Это продолжалось добрых полминуты. Юдзи ничего не отвечал.

   – Ну?

   – Это мать. Сейчас придет машина, которая отвезет нас к Ямагаве-сан. Он хочет поговорить со мной, прежде чем мы покинем Осаку.

   – О чем ему с тобой говорить? Вот дерьмо! Неужели он хочет сделать с тобой то же, что проделал с Хиро?

   Юдзи положил руку мне на плечо и сжал его.

   – Послушай, если за дело взялась моя мать, нам ничего не угрожает. Ямагава-сан просто должен соблюсти традицию. Он должен сам сказать мне, что отныне я – изгой, а затем он отпустит меня восвояси Мать говорила с ним, он обещал ей.

   Юдзи поднял пропитанную кровью футболку и встряхнул ее. Затем начал натягивать футболку через голову.

   – Не ходи со мной, – сказал он.

   – Я пойду туда, куда пойдешь ты, – ответила я.

   Юдзи просунул руки в рукава. Я потянулась за скомканной юбкой.

   – Ты боишься? – спросила я.

   – Нет.

   – А я боюсь.

   – Мэри, они не тронут тебя…

   – Я боюсь не за себя.

   – Только представь, через несколько часов нас уже не будет в Японии. Мать обещала сделать паспорта и заказать билеты на самолет.

   Сияя фарами, «БМВ» вполз во двор. Тот самый шофер, который вез меня сюда, вылез из машины с непроницаемым выражением на лице, зловещий, словно владелец похоронного бюро. Он смотрел на нас, как на пустое место. Шофер открыл заднюю дверь, никак не показав, что заметил разбитое лицо Юдзи.

   Я прошептала шоферу в спину:

   – Какой-то он странный. Ты его знаешь?

   Юдзи покачал головой, мысли его бродили далеко. Мотор завелся, и «БМВ» выполз со двора и помчал по грязной каменистой дороге, оставляя позади бамбуковые заросли и изгородь из рифленого железа. Мы свернули к стройке. Рабочие в желтых робах бурили дорогу. Мужчина в каске и светящемся жилете знаками показал нам, что нужно ехать в объезд. Юдзи молчал, но я почти слышала, как гудят его напряженные нервы. Он солгал, когда сказал мне, что не боится. Мне хотелось, чтобы время текло быстрее, и злополучная встреча поскорее закончилась бы, и медленнее, чтобы она никогда не начиналась. Мы не смотрели друг на друга. Я сжала руку Юдзи.

   В ответ он сжал мою, словно загнанный зверь, беззащитный перед миром, что лежал за тонированным стеклом.


   Несмотря на то, что бар Ямагавы-сан находился всего в нескольких улицах от бара «Сайонара», я оказалась там впервые. Булыжные мостовые усеивали крошечные барчики, сиявшие розовым неоновым светом и носившие названия вроде «Розовой пантеры». Парочка баров и вовсе не имела названия – только темные окна и громилы на входе. Рядом с баром «Бриллианты навсегда!» стояли два представителя секс-меньшинств, держа сигареты в мундштуках на отлете – размалеванные, словно актеры из пантомимы. Их присутствие придавало всей улице атмосферу разгульного ночное карнавала. Истошные вопли пьяного бизнесмена, выводившего «Мой путь» Фрэнка Синатры, разрывали ночную тишину.

   Бар Ямагавы-сан назывался «Семь чудес света», Клиентами были важные бизнесмены и высокопоставленные служащие корпораций, сидевшие вокруг больших столов. Над каждым столом висел огромный плазменный экран, на котором изображалось одно из семи чудес. Ближайший ко мне экран показывал пирамиды. Картинка менялась – камеры то и дело воспаряли вверх, показывая сфинкса с высоты птичьего полета. Рядом с каждым столом стояла девушка в белоснежном кимоно: черные как смоль волосы закручены в шиньон, кожа отбелена лосьонами. Девушки улыбались и предлагали выпивку – за видимым изяществом их движений скрывался тяжкий труд.

   – Кто ходит в этот бар? – спросила я у Юдзи.

   Он не услышал меня. Дюжина клиентов, сгрудившихся за столом, над которым висел экран с «Висячими садами Вавилона», исподтишка таращилась на его разбитое лицо. Девушка делала вид, что не замечает нас, что заставило меня заподозрить: она-то уж точно знает зачем мы пришли.

   Юдзи обернулся ко мне.

   – Послушай, Мэри, я хочу, чтобы ты подождала меня в баре.

   – Нет, я пойду с тобой.

   – Это не займет много времени. Просто подожди меня здесь.

   Я покачала головой – сдаваться я не собиралась.

   – Я пойду с тобой.

   Он выпустил мою руку.

   – Ладно.

   Девушка, разливавшая напитки, не пыталась остановить нас, когда Юдзи повел меня в сторону бара. Он открыл заднюю дверь, ведущую на лестницу. Я обернулась и успела поймать взгляд се фиолетовых глаз. В них теплилось узнавание, затем девушка отвела глаза. Это была та самая юная мамаша, сидевшая с Мамой-сан в барс четырнадцать часов назад, только сейчас в глаза ее были вставлены цветные контактные линзы. Кажется, она заявила тогда, что ненавидит профессию хостессы. Юдзи потянул за рукав.

   – Ну, давай же, – поторопил он меня.


   Короткий лестничный пролет привел нас в узкий коридорчик. Кругом были непроницаемые пластиковые стены. Мы слышали, как глухо бьются в груди наши сердца. Флуоресцентная лампочка над входом мигала, словно испорченный стробоскоп. Юдзи вдохнул, как будто кислород мог придать ему мужества перед тем, что ему предстояло, и постучал. Хриплый голос велел подождать, затем тут же предложил войти. Когда мы вошли в темную комнату, Ямагава-сан поднялся из-за стола в глубине комнаты. Стены были чернее черного, словно выкрашенные неким поглощающим свет составом. Единственным источником света был плазменный экран – брат-близнец барных экранов. Виртуальные тропические рыбки порхали по экрану, их радужные плавники казались слишком блестящими и аквамариновыми, чтобы быть настоящими. В два часа ночи на Ямагаве-сан была надета безупречная белоснежная рубашка, волосы тщательно уложены скульптурными завитками.

   – Добрый вечер, Юдзи.

   – Добрый вечер, Ямагава-сан.

   – Мэри.

   – Добрый вечер, Ямагава-сан.

   Мы низко поклонились. Если он хочет нашего унижения, то получит его с лихвой. Ямагава-сан был расслаблен и дружелюбен, словно мы заскочили поздороваться. Он жестом показал на два кожаных кресла, обошел стол и присел на гранитную поверхность. Когда свет от экрана упал на лицо Ямагавы-сан, я заподозрила, что с ним что-то не так. Он слишком походил на призрака, созданного виртуальными волнами, затем я заметила, что челюсть мафиози подергивается. Ямагава-сан был накачан кокаином по самую завязку.

   – У тебя на рубашке кровь, – заметил он Юдзи.

   Ямагава-сан встал, открыл скрытую нишу в стене и протянул Юдзи новую фирменную рубашку, упакованную в целлофан. Благородный жест, ничего не скажешь: разбить в кровь лицо, а затем подарить чистую рубашку. Я пригладила юбку и засунула ноги в туалетных тапочках Мамы-сан под кресло. Ямагава-сан снова взгромоздился на стол, выбивая ритм рукой и со скрежетом вращая нижней челюстью. Он улыбался. Хотелось думать, что его состояние каким-то образом поможет нам выбраться из этой переделки.

   – Вы любите «Тигров», Мэри?

   Что? Я смутилась.

   – Простите?

   – «Ханшинских тигров». Вы их любите?

   А, вот оно что, бейсбол.

   – Да, люблю.

   – Хорошая девочка.

   Ямагава-сан захихикал. Я прошла испытание. Затем мафиози повернулся к Юдзи. Тон его изменился.

   – Неплохо тебя отделали.

   – Да, – сказал Юдзи, – я это заслужил.

   Ямагава-сан досадливо хмыкнул и покачал головой.

   – Нет, Юдзи. Ты заслуживаешь большего. Скажи спасибо матери, только благодаря ей тебе удалось выйти сухим из воды.

   Юдзи напряженно кивнул.

   Ямагава-сан снова привстал и вытер ладони о брюки. Виртуальные рыбки раскрасили его лицо в радужные цвета.

   – Прежде всего ты должен покинуть Осаку и никогда больше сюда не возвращаться. И если я говорю «никогда», это значит «никогда». Насколько я знаю тебя, господин Ояги, ты можешь рискнуть лет этак через десять или вообще через несколько месяцев. Что ж, попробуй и тут же будешь убит. Даже после моей смерти, – мнительный Ямагава-сан три раза постучал по гранитной поверхности стола, – ты не будешь прощен. Кто бы ни занял мое место, он поступит с тобой так же, как я поступил с врагами Огавы после того, как его убили.

   Бархатный голос Ямагавы-сан звучал мягко, иногда почти с нежностью. Мне так отчаянно хотелось оказаться подальше от этого места, что условие Ямагавы-сан казалось самым разумным на свете. Впрочем, я не сомневалась, что Юдзи думает иначе.

   – Так, что еще?… – Ямагава-сан пытался вспомнить. – Если со временем ты снова захочешь вернуться в мир насилия и гламура и присоединиться к какой-нибудь группировке, даже не думай. Я отыщу тебя и отрежу язык. Ясно?

   Еще один кивок.

   – Вот, стало быть, все. Не стоит больше ворошить прошлое. Перед тобой новая жизнь, новая любовь. – Он одобряюще улыбнулся мне. – Понятно?

   Юдзи кивнул, и Ямагава-сан хлопнул в ладоши.

   – Айя-чен, напитки.

   Дверь отворилась, и в комнату вошла та самая девушка из бара «Сайонара». За широкий пояс кимоно заткнут веер. Крепко сжав губки в форме розового бутона, она и виду не подавала, что узнает меня. Из-под обильно залитой лаком прически гейши глаза ее смотрели только на Ямагаву-сан. Девушка скользнула к нему и низко поклонилась.

   – Три виски без льда.

   Айя кивнула и двинулась к противоположной стене. Она положила на стену руки, и в ней открылся бар: фаланга бутылок на зеркальном подносе с яркой подсветкой. Пока Айя возилась со стаканами и пробками, я рассматривала подушечку цвета слоновой кости на поясе кимоно и волнистые волосы на затылке. Знал ли ее Юдзи в те времена, когда она работала на его мать? Если и знал, то никак не показывал этого.

   – Итак, снова окунуться в большой и жестокий мир – наверное, это весьма возбуждает. Чем вы намерены заняться?

   – Не знаю, – ответил Юдзи.

   В его голосе я услышала нерешительность. Беседуя с Ямагавой-сан, Юдзи словно ступал по минному полю.

   – Чепуха! Твоя мать заказала билет на самолет до Сеула, он вылетает в пять вечера из Кансайского аэропорта. Надеялся скрыть это от меня?

   Ямагава-сан улыбнулся и подмигнул мне, продолжая скрежетать молярами. Чем скорее мы допьем виски и уйдем отсюда, тем лучше. Айя вернулась к нам, неся поднос, словно фарфоровая кукла. Сначала она наклонилась надо мной. предлагая виски и совершенно не замечая моих попыток встретиться с ней глазами и разрушить непроницаемое выражение ее лица. Я взяла стакан, Я тут гейша-робот лукаво подмигнула мне, совершенно меня обескуражив. Айя повернулась к Юдзи и, улыбаясь, склонилась перед ним. Затем высвободила руку из-под подноса и ущипнула его за щеку.

   Сохраняя бесстрастное выражение на лице, Юдзи поставил стакан на колено. Айя приблизила к нему лицо, губы разжались, блеснули зубы – казалось, она хочет укусить Юдзи. Затем она втянула воздух, словно хотела чмокнуть его в окровавленные равнодушные губы. Окаменев, я смотрела на ее манипуляции, испытывая сильное желание встать и отшвырнуть ее в другой конец комнаты. Наблюдая за профессиональной работой гейши, Ямагава-сан только хихикал. Айя провела языком над порезами и синяками на щеке Юдзи, и что-то прошептала ему в ухо. Затем отстранилась от Юдзи и склонилась с последним стаканом виски перед Ямагавой-сан.

   – Спасибо, Айя, можешь идти.

   Айя поклонилась и выплыла из комнаты. Двери закрылись за ней, не оставив в стене никакого следа. Ямагава-сан поднял стакан.

   – За тебя, Юдзи. За твое будущее. За то, чтобы ты научился ценить свою незаслуженную свободу.

   Мы потянулись вперед, чтобы чокнуться с хозяином.

   – Музыка, – объявил Ямагава-сан.

   Я вежливо улыбнулась. Он сошел с ума? Ему что, больше нечем заняться, чем проводить время в компании с опозоренным членом банды и его подружкой? Неужели он не видит, как отчаянно мы хотим уйти отсюда? Наверное, его забавляли наши страхи. Ямагава-сан открыл крышку портативного компьютера на столе и пробежался пальцами по клавишам. Тут же из динамиков в потолке на нас упали звуки фортепиано. За вступлением к давно забытой песне раздался бесполый голос Чета Бейкера, от которого по позвоночнику пробежал озноб.


   – Вы любите джаз, Мэри? – спросил Ямагава-сан.

   – Люблю.

   Не такая уж я любительница джаза, но, черт возьми, разве сейчас это имело значение? Мы молча сидели, пока Ямагава-сан, закрыв глаза, с упоением знатока раскачивал головой в такт мелодии. В других обстоятельствах мы с Юдзи уже забились бы в припадке смеха, или, на худой конец, обменялись многозначительными ухмылками, но сейчас мы не осмеливались даже искоса взглянуть друг на друга. Ямагава-сан открыл глаза и вскинул голову. Затем он пустился в долгий и мучительный монолог о Майлсе Девисе – я не успевала следить за его мыслью. Ямагава-сан пожаловался на плохой сезон, который провели в этом году «Ханшинские тигры», и на то, что вынужден был конфисковать кредитную карточку дочери после ее очередного набега на магазины, и так далее, и тому подобное. Я терялась в догадках, откуда взялось это дружелюбие? Неужели он не сердится на Юдзи? Наверное, сегодня Ямагава-сан просто настроен поболтать. Завтра утром он проснется, гадая, какого черта делал вчера вечером.

   Я отключилась, убаюканная гипнотическим пением и виски, от которого по телу до самых кончиков пальцев пробежало тепло. Я на удивление расслабилась. Или это поток сознания Ямагавы-сан оказал на меня такое усыплявшее действие? По плазменному экрану проплывали рыбки. Я расфокусировала взгляд, и рыбки растворились, превратившись в калейдоскоп сверкающих плавников. От их кислотных цветов у меня закружилась голова, и я попыталась снова навести яркость, но перед глазами по-прежнему все плыло. Где-то в глубине вспыхнул страх. Какого черта? Что происходит? Я повернулась к Юдзи и попыталась дотянуться до него. Под воздействием силы тяжести рука моя бессильно упала. Юдзи никак не отреагировал на мое движение. Ямагава-сан прервал себя на полуслове.

   – Что ж, господин Ояги, был весьма рад, но боюсь, вы уже не знаете, как дождаться конца нашей встречи. У нас есть час, чтобы собрать вещи и убраться из Осаки. Юдзи кивнул и с завидной легкостью выбрался из кресла. Мои же конечности окоченели.

   – Юдзи… – Почему мой голос так слаб? – Ноги… мои ноги, как странно…

   Я снова протянула к нему руку, но Юдзи отстранился.

   От ужаса мои внутренности скрутились в тугой узел. Этого просто не может быть!

   – Нет…

   Я попыталась коснуться Юдзи, но рука не повиновалась.

   Комната жила собственной жизнью: Атональные джазовые мелодии врывались в уши, стены качались и вибрировали. В дверях две фигуры трясли друг другу руки. Дверь закрылась. Я попыталась удержать остатки меркнущего сознания, но вскоре перестала сопротивляться. Так легче.

Глава 20
Ватанабе

   Упав с невообразимых высот, я лежал на спине. Бледная дневная луна двигалась по небу, обрамленная ступеньками пожарной лестницы. Я лежал на влажном картоне, прислонившись к стене баров «Логово тигра» и «Караоке-ля-ля-лэнд». Тысячу раз я подносил руку к глазам и рассматривал линии судьбы, долины и дельты, заполненные илом. Я изо всех сил пытался сконцентрироваться. Ничего не происходило. Отчаяние и чувство опустошенности разрывали грудь, а я все изгибался и гнулся, пока совершенно не обессилел.

   Холодная капля упала на лоб. Должно быть, что небеса оплакивают меня или, напротив, желают подвергнуть мучительной китайской пытке. Если не перестану рассматривать ладонь, то сойду с ума и без вмешательства небес. Но я не сдамся. Чтобы не завопить в голос, я снова и снова подносил руку к лицу и изгибался.


   Несколькими часами раньше мы неслись по автостраде. Попадавшиеся нам навстречу пижонские фургоны резко виляли, чтобы избежать столкновения с несущимся в сопровождении гудков встречных машин, словно пуля, выпущенная из ружья, автомобилем. Один раз грузовик, двигавшийся по встречной полосе, вынужден был съехать в канаву рядом с рисовым полем, чтобы избежать столкновения с автомобилем-камикадзе. Впрочем, Красная Кобра никак не отреагировал на эту маленькую неприятность. Мы неслись по спящему пригороду с таким визгом, словно Красная Кобра специально хотел причинить боль ни в чем не повинной резине.

   Мысли о злополучном звонке, лишившем его возможности сладостной мести, заполняли всю сущность Красной Кобры. Его пассажир с побелевшими костяшками пальцев не испытывал к бандиту никакой жалости – я ведь советовал ему не отвечать на звонок. Я злился. В баре «Лотос» мы держали судьбу в руках, а потом позволили ей выпорхнуть, словно выигрышный лотерейный билет на ветру. И снова мы с Мэри вынуждены начинать все сначала, словно две квантовые частицы в океане относительности. Возможно, Господь сам и не кидает кости, но порою мне кажется, что наш дорогой Боженька, перебирая кости в ладони, умышленно слегка разжимает пальцы.

   На повороте Красная Кобра вдавил тормоза. «Мерседес» резко затормозил, заставив меня повиснуть на ремне безопасности.

   – Эй ты, убирайся вон, – прошипел он.

   Дорога была пустынна. С обеих сторон тянулась бетонная насыпь. Красная Кобра сжимал руль, мечтая в одиночестве нянчить свое маниакальное отчаяние. Что ж, так даже лучше. Симбиотический потенциал нашего сотрудничества давным-давно исчерпался. Я открыл дверь и приготовился к прогулке до ближайшей станции, которая займет семнадцать минут двадцать секунд.

   – Если тебя еще заботит судьба Мэри, – пробурчал он, уставившись в ветровое стекло, – загляни в «Семь чудес света».

   Я кивнул, словно и знать не знал о местонахождении Мэри – нужно было поднять его упавшее самомнение. Как только я захлопнул дверцу, Красная Кобра вдавил педаль газа и рванул по дороге с такой скоростью, словно ему оставалось жить последний час. Тогда его безрассудство показалось мне слабостью, теперь когда мне известно многое, я не осуждаю его.


   Я добирался до улицы Истинной любви разными видами общественного транспорта. Там я затаился в переулке напротив штаб-квартиры Ямагавы-сан. Хотя до прихода Мэри могло пройти еще несколько часов, а моя способность наблюдать за ней сквозь пространство не зависела от расстояний, я решил, что не мешает подготовиться. Переулок представлял собой настоящее крысиное царство, золотое дно для грызунов, плотность популяции здесь достигала четырех целых трех десятых особей на квадратный метр. Когда я ступил на вонючий порог, крыса юркнула под него и затаилась – из пасти свисали лапки ее отпрысков. Однако меня ей провести не удалось – благодаря моей гиперчувствительности я мог свободно проникать сквозь тротуар в любые дыры и трещины. Для меня не существовало разницы между людским населением города и крысиной популяцией. Подземные передвижения этих каннибалов и разносчиков болезней не были для меня тайной. Впрочем, следует отдать им должное, эти создания оказались гораздо проницательнее людей. Пока я сидел на сыром картоне, крыса наблюдала за мной из-под пожарной лестницы – в ее крошечных глазках светилось понимание того, как я расширяю границы человеческого сознания. Я уважительно кивнул ей перед тем, как пуститься в мой гиперпространственный шпионаж.

   С помощью лихого сальто я очутился в четырех улицах к востоку, в баре Мамы-сан. Хозяйка сидела у телефона, пытаясь дозвониться в фирму, занимавшуюся наймом кухонного персонала. Воспоминание о перевернутом мною цветочном горшке жгло ее мозг. Давно уже следовало уволить этого мальчишку, кипела она, держа трубку у уха и услаждая слух Бетховенской пятой симфонией. Я скользнул в крохотную комнату, где Мэри мерила шагами татами, сгорая от желания увидеть Юдзи. Босая, в купальном халате, на ногах мягко вздымался нежный пух. Словно бесконечность на картинах кубистов, внутренности Мэри сияли эстетическим совершенством. Дважды я отводил взгляд, не в силах совладать с восторгом.

   Мэри прикусила нижнюю губу, молекулы в ее мозге вырабатывали тревогу и беспокойство. Как бы все стало просто для нас с Мэри, если бы вселенная была устроена так механистически, как считал Ньютон, думал я. Если бы я мог вырваться из цепей причин и следствий и совершить прыжок во времени на двадцать четыре часа вперед! Тогда я точно знал бы, что нужно сделать для спасения Мэри.

   К несчастью, вселенная не подчиняется Ньютоновой схеме часового механизма. Наш мир управляется с помощью туманной логики и парадоксов. В этом хаосе будущее рождалось каждую наносекунду. Какому будущему суждено вылупиться из яиц настоящего? Я не знал. Я мог только задействовать все гиперчувства, чтобы следить за ситуацией и, когда настанет время, действовать. Я не мог вернуться в бар и предупредить Мэри сейчас – она слишком доверяла Юдзи. К тому же моя бедная речь вряд ли заставит Мэри поверить в мои мрачные предсказания.

   Мэри присела перед низким столиком. Газы скапливались в легких, в ногтях восстанавливался белок. Жизнь билась в каждой клетке тела. Меня наполнила гордость – скоро, совсем скоро Мэри станет моей спутницей в гиперпространстве. Только бы нам пережить ближайшие несколько часов!

   Я видел, что Мэри поглотил слепой оптимизм. Наблюдал жизненные эпициклы клещей, что жили в плетеной циновке и книжных переплетах. И все это восхитительное многообразие тускнело перед манией, которая звалась Мэри. Это путешествие в комнату над баром «Сайонара» было еще одним проникновением в замысел Бога, еще одним божественным даром. Впрочем, оно оказалось недолгим.

   Падение началось с яркой вспышки. Мои микропоры запотели. Электрическая проводимость кожи ослабела. Крохотные фейерверки загорелись на сетчатке. Решив, что неприятные ощущения скоро пройдут, я продолжал оставаться рядом с Мэри. Ее благополучие заботило меня гораздо сильнее, чем неожиданные пульсации мозга. По крайней мере до того мгновения, пока я не начал падать.

   Это походило на прыжок с небоскреба. Жуткое мгновение, когда сердце остановилось. Городской пейзаж снова стал плоским. Только что все вокруг сияло и дышало четвертым измерением, и вот мир уменьшился до улицы Истинной любви. Онемев от ужаса, я попытался осознать, что произошло. Никогда еще шестое чувство не управляло мною помимо воли. Пытаясь совладать с ужасом, я попробовал снова проникнуть в гиперпространство. Нет, ничего не получалось. Грызуны шептались в мусорных баках. Брызги воды из канализационного стока летели на джинсы. Собрав последние силы, я сделал еще одну попытку. Поняв, что ничего не изменилось, и я по-прежнему стою в переулке рядом с улицей Истинной любви, я ощутил во рту металлический привкус отчаяния. Шипастые челюсти капкана, в котором пребывало остальное человечество, захлопнулись за мной, заключая в вечную тюрьму третьего измерения. Я ощутил, как кровь вытекает из мозжечка, как сознание впускаеи в себя темное величие безысходности.

   Я бродил, сам не зная где, шесть или семь часов, точнее сказать я не мог, потому что ткань времени больше не повиновалась мне. Я не знал, сколько еще продлится эта пространственная кастрация. Я верил, что мое нынешнее состояние не вечно. Невозможно, чтобы человек был одарен божественной силой только для того, чтобы потом ее безжалостно отняли у него. Со временем мои экстрасенсорные способности восстановятся, я просто должен быть терпеливым.

   Пока же я учился обходиться без ставших привычными возможностей. Я больше не мог читать в сердцах прохожих их самые интимные секреты: они так и оставались для меня незнакомцами. Я уже не воспринимал голод как единое целое, как организм, состоящий из бетона и человеческой плоти, набитый едой, кофеином и электричеством, выделяющим мусор, сточные воды и жар. Я даже не мог проникнуть сквозь обычные стены, что окружали меня. Каков химический состав воздуха, который я вдыхал? Какие мысли одолевают ту крысу, что буравит меня крохотными глазками? Теперь я мог только гадать об этом. Однако самым отчаянным в моем положении было то, что я не знал, где находится Мэри. Впервые за множество месяцев единственным органом зрения остались глаза. И каким же ненадежным и жалким органом они оказались!

   Как только я немного успокоился, то снова попытался проникнуть в гиперпространство. Бесполезно. Я огласил улицу ведьминым завыванием. Несмотря на ночное время, вопль услышали многие. Первыми на него отреагировали две девушки из «Логова тигра», которые стояли в начале аллеи. На них были полосатые костюмы, съемные уши и усы выделялись на фоне неоновых огней.

   – Как думаешь, мы должны вызвать полицию?

   – Наверное, наркоман.

   – Он все пялится на свои ладони, словно там что-то спрятано.

   – Эй, парнишка, если немного перебрал, не стоит так расстраиваться. Выше голову, приятель!

   Караоке ля-ля-лэнд» появился менеджер. Он хотел выяснить, что происходит. Когда я не ответил на его вопрос, он велел мне оставаться на месте. И тут я понял, что пора взять себя в руки. Пора вспомнить о Мэри. Теперь, утратив свои способности, я мог упустить ее.


   Чувство потери было опустошающим. Короткое замыкание в мозгу стерло не только мои способности к перемещению в гиперпространстве, но и память о предыдущих путешествиях. Мысленным взором я воспринимал все цвета, звуки и запахи обычного мира, но ничто не могло вызвать к жизни то, что скрывалось под ним. Мне казалось, что путешествия в гиперпространство всего лишь приснились мне. Две вещи заставляли меня вдыхать и выдыхать: Мэри и вера в то, что когда-нибудь мои утраченные силы вернутся.

   Я пристально разглядывал бар «Семь чудес света». Ничего особенного, обычный притон для бизнесменов, служащих корпораций и бандитов из «якудзы». На окнах висели шторы, а проникнуть сквозь них я уже не мог.

   – Привет.

   – Привет.

   – Все еще ошиваешься тут?

   Что я мог ответить? Девушка в полосатом костюме зажгла сигарету, на всякий случай, сохраняя между нами приличную дистанцию, если я вдруг снова впаду в безумие. Проходящие мимо странные типы бросали случайные взгляды на ее искусственный хвост. Встреть я эту девушку несколько часов назад, я послал бы бинарные пульсары в ее мозг, чтобы выяснить, откуда исходит эта страсть к самоунижению. Отрезанный от всех моих способностей, я предположил, что она просто глупа.

   – Успокоился?

   Я не ответил, надеясь, что она отвяжется. Я сконцентрировался на дверях «Семи чудес света». Никто не входил и не выходил оттуда в течение ближайшего получаса.

   – Хочешь зайти туда? – спросила девушка в костюме тигрицы.

   Я удивленно посмотрел на нее. Очевидно, желание проникнуть в бар отчетливо читалось на моем лице. Я кивнул.

   – Это закрытый клуб. Там полно этих кичливых хостесс. Членство стоит миллион йен.

   – «Якудза», – понимающе кивнул я.

   Девушка рассмеялась.

   – А кто ж еще?

   Лишенный гиперчувств, я не мог с точностью ответить на ее вопрос. Некоторое время девушка в костюме тигрицы молча курила. Ее волосы были так туго стянуты я хвостик на затылке, что в лице проступило что-то кошачье.

   – Что там с тобой случилось, когда ты заорал? – спросила она.

   Я взглянул на нее и попытался придумать ответ. Почему я должен доверять этой девице? Раньше я мог определить ее пси-фактор, теперь передо мной маячил только фасад – то, что мог узреть любой прохожий: наемную актрису в костюме тигрицы с выпирающими ребрами и хвостиком на голове, от которого лицо стянулось в маску.

   – Ничего, – ответил я.

   – Ничего! – возмутилась она. – Не хотелось бы мне увидеть, как ты ведешь себя, когда с тобой действительно что-то случается!

   Я мужественно смотрел мимо нес.

   – А знаешь, уже два часа ночи. Не пора ли тебе двигать домой?

   Два часа ночи? Я напрягся. Как же я не заметил, что прошло столько времени? Девица докурила сигарету почти до фильтра.

   – Если хочешь, зайди к нам в «Логово тигра». Можешь посидеть в баре. Они все равно не впустят тебя, если ты не член клуба.

   Я посмотрел на нее. Шутит? Глаза девушки нетерпеливо сощурились. Рука вызывающе лежала на бедре. Наверное, сегодня в их заведении выдалась слишком спокойная ночь.

   – Ну, да или нет? Я не собираюсь ждать до утра. Позади нее остановился «БМВ».


   Сердце мое подпрыгнуло. Поняв, что я не собираюсь отвечать, девушка в костюме тигрицы несколькими точными словечками послала меня подальше и вернулась в бар, недовольно помахивая гипотетическим хвостом. Одновременно, словно птичьи крылья, задние двери «БМВ» отворились. И вот из этой крашенной акрилом колесницы появилась Мэри. Я впервые увидел ее в трехмерном измерении. Эта Мэри показалась мне плоским очертанием Мэри четвертого измерения. Но она также восхищала меня. Волосы стекали с плеч золотыми реками, глаза сияли, словно драгоценные камни. Даже в одномерном плоском мире ее красота была совершенной. Подонок Юдзи тоже вылез из машины, по виду напоминая статиста из «Рассвета мертвецов», я смотрел, как Мэри идет за ним к дверям бара, грудь сдавило так, словно меня сжал в железных объятиях борец сумо.

   Дверь за ними закрылась, и впервые за восемь часов я встал, чтобы тут же упасть, так как ноги пронзила судорога. Итак, благословенный миг появления Мэри настал и миновал. Что делать дальше, я не знал. Я снова поднялся на ноги и поплелся к «Семи чудесам света», оглядываясь, не появится ли в районе служебного выхода золотое сияние волос. Ни жив, ни мертв, я вошел в бар. Клиенты, сидевшие под экранами, были слишком поглощены болтовней, чтобы обратить на меня внимание, но одна из хостесс меня заметила. В белом, словно снег, кимоно она скользнула ко мне. Кожа ее была бледна, словно плоть ангела, черные змеи волос свили гнездо на голове.

   – Я тебя знаю, – сказала девушка, слегка кося пронзительными фиолетовыми глазами.

   Я не имел ни малейшего представления о том, кто она такая. Обладай я прежними способностями, я тут же разрешил бы эту загадку. Теперь же оставалось только надеяться, что она не потребует с меня одного миллиона йен за членство в клубе.

   – Ты работаешь на кухне в баре в нескольких кварталах отсюда. – Голос ее был не громче шепота. – Убирайся отсюда, мальчишка с кухни. Убирайся, пока я не позвала кого-нибудь, и тебе не переломали руки.

* * *

   Я поплелся к задней двери, слыша спиной животную возню бандитов, режущихся на кухне в покер. Снова оказавшись в переулке, я возобновил наблюдение, собираясь с духом, чтобы опять выползти из укрытия. Они не посмеют ничего со мной сделать на виду у двух трансвеститов и громилы в дверях. Хотя… почему нет? Этой толпе придется по вкусу, если кому-нибудь подобьют глаз иди расквасят нос. Придется рискнуть.

   Время тянулось мучительно медленно. Горлышко песочных часов так сузилось, что песчинки проваливались вниз по одной. В промежутках между ударами сердца цивилизации рушились, а тропические леса уничтожались бульдозерами, но в окнах бара «Семь чудес света» не было видно ни малейшего шевеления. Я агонизировал. Что, черт возьми, они там делают? Лишенный дара всеведения, я воображал жуткие картины: взлетают самурайские мечи, кровь Мэри брызжет на ковер. Картины эти так живо стояли перед глазами, что мой желудок изверг из себя желчь. Так, еще десять минут, и я войду. Я не могу позволить этому случиться.

   Миновали десять минут, и еще десять. Один из трансвеститов хихикал фальцетом, запрокинув голову. Трансвестит в потрепанном бальном наряде подносил ладонь к лицу и полоумно таращился на нее. Они засмеялись еще громче, и я понял, что трансвеститы изображают меня. Наверное, я непроизвольно дергался, не сознавая этого.

   Меня нисколько не оскорбили их насмешки. Что они знали обо мне? Хотел бы я посмотреть, как задергался бы этот старый бальный наряд, если бы утратил сверхчеловеческие способности именно тогда, когда астральная любовь всей его жизни беседует о чем-то с местным главарем «якудзы».

   Дверь бара отворилась, и сердце бешено заколотилось в груди. На улицу Истинной любви, спотыкаясь, вывалился Юдзи. Один.

   Он был мертвенно-бледен и изможден, постарев за эти сорок минут лет на десять. Подбитый глаз инстинктивно стрельнул в мою сторону. Куда девалось обычное злорадство альфа-самца? Юдзи был сломлен – он походил теперь на худосочного пацана, которого более сильные одноклассники вытолкали в самый конец очереди в школьной столовой. Юдзи удалялся от бара, торопливые шаги выдавали страх.

   Внезапно я понял, что должен делать.

   На углу стояла телефонная будка. Я направился к ней и набрал номер диспетчера. Гудки. Трубка скользила в моих вспотевших от страха руках.

   – Добрый вечер. Диспетчер Макита. Слушаю вас.

   Я снова с ужасом осознал, что больше не могу определить, кто скрывается по ту сторону телефонной трубки. Вспомнив, что стоит на кону, я отбросил ненужные сожаления.

   – Я заложил взрывчатку на улице Истинной любви в Синсайбаси. Если вы не эвакуируете людей, скоро все взлетит на воздух.

   – …

   – Я приверженец культа Страшного суда.

   Диспетчер Макита нервно захихикал.

   – Минутку. Я соединю вас с полицией.

   Щелчок и снова гудки. После третьего раздался голос.

   – Полиция.

   – Это анонимное предупреждение. Через десять минут улица Истинной любви в Синсайбаси взлетит на воздух. Нужно эвакуировать людей.

   Трубку прикрыли рукой, и я услышал какие-то приглушенные звуки. К телефону подошел другой человек.

   – Может быть, у вас есть более подробная информация? Где заложена бомба? Это взрывчатка?

   Я судорожно выдохнул воздух.

   – Это не бомба, а нервно-паралитический газ.

   Теперь настала очередь полицейского глубоко выдохнуть.

   – Где?

   – Не могу сказать. Мой учитель накажет меня. Просто эвакуируйте людей.

   Я повесил трубку до того, как они смогли отследить звонок.


   Ближайшая полицейская префектура находилась в двух кварталах отсюда. Я не успел дойти до пожарной лестницы, как появилась первая полицейская машина. Завыли сирены. Синие тревожные огни залили камни мостовой. Трансвеститы удирали легким галопом, визжали тормоза, полицейские выскакивали из машин. Полицейские были в касках и хирургических масках, в руках держали светящиеся дубинки. Они заскакивали в бары, требуя от посетителей освободить помещения быстро и без паники. Моргающие клиенты выскакивали из баров и бежали по улице в направлении, которое указывали дубинки. Какой-то человек выскочил из подвального помещения, где находился бордель, на ходу застегивая на блестевшей от массажного масла груди рубашку и пытаясь не потерять наполовину надетые тапочки.

   Мегафон шепеляво выкрикивал команды:

   – Немедленно освободите помещение. Повторяю: немедленно освободите помещение. Пожалуйста, сохраняйте спокойствие. Врачи «скорой» готовы оказать необходимую медицинскую помощь.

   Сверху я сидел, как полицейский несет на плечах инвалида к машине «скорой помощи». Инвалида положили на носилки, и трое санитаров подняли их, одновременно надевая инвалиду на лицо кислородную маску. Полицейский вернулся в толпу, поправляя маску на лице.

   – Все на выход. Пожалуйста, сохраняйте спокойствие. Вещи оставляйте на местах.

   Два бармена в бабочках и жилетках одновременно пытались выскочить из дверей «Розовой пантеры», но встряли в дверях плечами. Пихая друг друга локтями, они вывалились, наконец, на мостовую и затопали восвояси.

   – Эй, ты, спускайся вниз!

   Полицейский в белой маске махнул мне дубинкой Я сделал вид, что спускаюсь. Он обернулся и замахнулся на девушку, которая пыталась проскользнуть в «Логово тигра», чтобы забрать свои вещи. Толпы людей заполонили соседние улицы, в сюрреалистической картине массового исхода напоминая костюмированный бал или только что закончившееся собрание акционеров. Я выглядывал в толпе блондинок, голова кружилась от безумной надежды. На глаза мне попалась только девушка в парике под Мэрилин Монро.

   Посетители «Семи чудес света» – единственные, кто принял всерьез мегафонные выкрики о необходимости сохранять спокойствие. Ангелы в кимоно вели их под руки, нашептывая что-то на ушко. Одним из последних в дверях показался Ямагава-сан, на губах его играла тень удивленной улыбки. Его приспешники следовали за ним, что-то рыча в мобильники и сплевывая на тротуар. Мэри нигде не было. Что, если они ее заперли, и сейчас она с ужасом слушает призывы к эвакуации? Я должен вывести ее оттуда.

   Вскоре все клубы и бары были очищены от своих обитателей. Люди сгрудились в дальнем конце улицы, где стояли полицейские машины и кареты «скорой помощи». Оранжевые ленты опоясывали улицу с обеих сторон. Вскоре и полицейские, довольные тем, что эвакуация прошла успешно, нырнули под оранжевые ленты и присоединились к толпе зевак. Улица Истинной любви оказалась отрезанной от Осаки.

   Возможно, дело было в повышенном уровне допамина, вызванном алкогольным опьянением, но совсем скоро люди успокоились, словно ограничительные ленты и присутствие полицейских машин гарантировало их безопасность. Эвакуированные превратились в зрителей, шеи вытянулись в направлении пустых улиц. Люди верили, что газ не посмеет пересечь порог, ограниченный оранжевыми лентами. Они и не подозревали, как им повезло, что тревога оказалась ложной.

   Я только спустился по пожарной лестнице, как началась вторая фаза операции «Химическая атака». На улицу въехал грузовик, оттуда выпрыгнули четверо в прорезиненных костюмах и громадных газовых масках. В толпе послышалось восхищенное перешептывание. Нa рукавах у четверки красовалась надпись: «Отряд по защите от токсической опасности». У всех четверых были химические зонды, которые они держали перед собой как металлоискатели. Причудливая атмосфера научно-фантастического романа оказала курьезное воздействие на девушку в толпе: бедняжка упала в обморок. Не успели ее погрузить на носилки, как рядом на мостовую рухнул кто-то еще. Похоже, это приобретало характер эпидемии.

   Отряд по защите от токсической опасности продвигался вперед медленно, с научной тщательностью водя щупальцами зондов. Когда они вошли внутрь, я камнем кинулся вперед. В толпе поднялась суматоха, полицейские дубинки взметнулись вверх, готовые с яростью обрушиться на нарушителя. Я ворвался в дверь опустевшего бара.

   Бар походил на брошенную «Марию Селесту»: недопитое виски, перевернутые кресла, на экранах перед пустым залом крутилось видео. Перепрыгивая через две ступеньки, я устремился к служебному выходу. Наверху передо мной маячили три двери. За первой оказался конференц-зал с длинным столом, окруженным креслами. За второй – ванная с джакузи и сауной. Третья дверь была заперта, и я начал биться в нее плечом, снова и снова, всем весом пытаясь пробить преграду. Пока я безуспешно выбивал себе плечо, на лестнице, сияя зелеными огоньками, появилось щупальце зонда. Держал зонд боец из отряда по защите от токсической опасности – его резиновый костюм и жуткая газовая маска смотрелись вполне апокалиптически. Он глядел на меня, шумно выдыхая воздух через угольный фильтр маски.

   – Там внутри девушка, – выдохнул я, растирая вывихнутое плечо.

   Я отошел в сторону, и полицейский одним мощным пинком затянутой в резину ноги выбил дверь. В комнате царила непроглядная тьма. Мэри свернулась в кресле – бесчувственная, словно после смертельной инъекции Многоцветные тени от экрана с аквариумом падали на бледное лицо моей поникшей красавицы. Грудь сдавило, я бросился к ней. Затянутая в резину рука опустилась на плечо и оттолкнула меня в сторону. Сделав мне знак стоять на месте, полицейский начал прощупывать пульс Мэри.

   Я вздрогнул, вообразив, что могло случиться за время моего отсутствия. Что, если перед Мэри внезапно открылось четвертое измерение? Не в силах постичь бесконечность, что простерлась перед ним, рассудок Мэри мог помутиться. Почему меня не оказалось рядом? Я помог бы ей преодолеть шок. Я приветствовал бы Мэри в бесконечности гиперпространства и осторожно посвятил бы се во все его тайны, но, увы, я опоздал.

   Удостоверившись в наличии пульса, полицейский поднял Мэри на руки.

   – Натяни футболку на рот и на нос, – пролаял он сквозь дыхательный аппарат, – и следуй за мной.

   Героический полицейский вышел из здания со спасенной иностранкой на руках, ее светлые локоны.

   Врачи засуетились. Я следовал за полицейским, поглубже натянув бейсбольную кепку. В толпе я заметил белое кимоно – на меня ядовито смотрели пронизывающие фиолетовые глаза. Теперь уж Ямагава-сан точно все узнает. Полицейский передал Мэри на руки санитарам, которые положили ее на носилки и надели налицо кислородную маску. Перед тем как снова отправиться на поиски возможных жертв, полицейский из отряда по защите от токсической опасности отсалютовал толпе. Дверь машины «скорой помощи» закрылась за Мэри.

   – Стойте, куда вы везете ее? – спросил я.

   Врач в белом халате ответил:

   – В центральную больницу Осаки. Ну-ка, вдохни поглубже. Испытываешь трудности при дыхании?

   Я покачал головой, затем, сообразив, быстро кивнул и выдал хрип, которому позавидовал бы астматик. Я должен быть рядом с Мэри. Если передней снова откроется гиперпространство, я должен присутствовать при этом, должен все объяснить ей, даже если сам отныне лишен гиперспособностей. Все эти недели я ждал, когда Мэри присоединится к новому рассвету человеческого возрождения, а когда это случилось, сверхсилы оставили меня! Что за космическая несправедливость!

   Доктор в белом халате задумчиво посмотрел на меня.

   – Эта машина переполнена. Постарайся дышать поглубже, пока не подъедет следующая.

   Машина, в которой лежала Мэри, тронулась с места, стеная свою обычную оду жизни и смерти.

   – Видишь плохо? – спросил доктор.

   Я кивнул, надеясь, что доктор найдет для меня место в машине «скорой помощи» в первую очередь. Пока доктор что-то чиркал в блокноте, рядом с нами возник полицейский в черном пальто.

   – Детектив Хонда, – сверкнул значок. – Можно поговорить с вашим пациентом? Вопрос не терпит отлагательства.

   Доктор кивнул и отошел в сторонку. Я не мигая уставился на детектива Хонду, решив, что он примет такое поведение за посттравматический шок.

   – Поступай, – тихо сказал полицейский. – Я буду с тобой откровенен. Я знаю, что это ты звонил в полицию. Нам ничего не стоит задержать тебя за все тс нарушения, которые ты совершил. Посмотри, скольких людей ты потревожил, какую панику развел.

   Детектив Хонда укоризненно взглянул на меня. В лице моем не было ни кровинки.

   – Но сейчас я не об этом. Не пугайся. Если ты поможешь мне в расследовании, я забуду твой маленький трюк с телефоном. Мне нужно, чтобы ты рассказал кое о чем. Откуда ты узнал, что иностранная девушки заперта внутри здания? Что тебе известно о Ямагаве-сан и его… деятельности? – Детектив Хонда подозрительно прищурился. – Нам нужно поговорить где-нибудь наедине. Поедем в участок, – решил он. – Эй, Мори, – прокричал детектив полицейскому в маске, – я отвезу этого в участок. Скажи всем, что можно возвращаться в бары.

   Детектив взял меня под локоть и повел сквозь толпу, которая заметно выросла в объеме. Тревожные огни привели на улицу Истинной любви припозднившихся гуляк с соседних улиц. Медики пытались бороться с иллюзорными симптомами, распространявшимися в толпе, я слышал жалобы на судороги, учащенное сердцебиение тошноту, холодный пот, ослабление зрения и затрудненное дыхание. И все это из-за одного-единственного ложного звонка! Машины «скорой помощи» все прибывали, команда теленовостей выбиралась из фургончика. Пробираясь сквозь этот хаос, детектив Хонда крепко сжимал мою руку.

   Мы дошли до его машины, сели в пахнувший кожей салон, усеянный пустыми жестянками из-под кофе.

   – Против Ямагавы-сан выдвинуты серьезные обвинения. – Детектив Хонда защелкнул ремень безопасности. – Он обвиняется в похищениях людей, незаконном обороте наркотиков, организации борделей и нелегальных игорных домов. Я уже два года занимаюсь этим делом, и мне никак не удается его прижать. Поэтому нам нужно твое заявление о том, что та девушка была заперта в комнате.

   Я спокойно слушал. Томясь в своем одиноком аду, я не имел никакого желания присоединиться к вечной битве добра со злом. Мне было наплевать на банду Ямагавы-сан. Пока автомобиль ехал по улицам, на меня опустилось мучительное прозрение: мое падение было платой за освобождение Мэри. Что, если это правда? Что будет со мной теперь? Машина остановилась рядом с полицейским участком.

   – Сколько это продлится? – спросил я детектива Хонду.

   – Это расследование уголовного преступления, – резко ответил он, – и продлится оно столько, сколько потребуется.

   Я последовал за ним в пустой холл. Мы прошли вдоль бежевых стен коридора, излучавшего тошнотворный запах шкафов с бумагами и боязни замкнутого пространства.

   – Сюда, – сказал детектив Хонда.

   Он толкнул дверь в комнату с таким длинным столом, что мне показалось, будто я рассматриваю его в телескоп. Во главе стола восседал Ямагава-сан, вокруг него толпились люди в черных костюмах. Двое парней, точные копии близнецов Кану, схватили меня под руки. Впрочем, в этом не было необходимости – меня почти парализовало от ужаса. Я взглянул на детектива Хонду. Он прикуривал от зажигалки «Зиппо», в глазах застыла скука.

   – Ватанабе! – тепло приветствовал меня Ямагава-сан. – Наконец-то мы встретились! Прежде всего, позволь тебе сказать, как позабавили нас твои проделки в последние недели. Мы весьма разочарованы, что всему этому приходит конец.

   Бандиты не сводили с меня глаз. Ямагава-сан приподнялся над столом – титан в костюме от Армани.

   – Однако сегодня ночью ты со своей самодеятельностью перешел границы дозволенного, – сказал он. – Ну, как думаешь, что мы должны с тобой сделать?

Глава 21
Господин Сато

   Пять минут назад я вошел в офис «Дайва трейдинг». Как и следовало ожидать, в воскресное утро там не было ни души. В здании царила тишина, компьютеры выключены, мусорные корзины пусты. В финансовом Департаменте висел запах пролитой корректирующей жидкости и использованных кофейных фильтров. Это напомнило мне, что старый друг кофеин всегда выручал меня, когда требовалась ясность ума. В голове царил полный беспорядок, и я заправил кофейный аппарат, сел за стол и попытался проанализировать ситуацию Часть меня, трусливая часть, предпочла бы не рассказывать тебе о том, что случилось. Знаешь, я ведь отнюдь не горжусь тем, что совершил. И все же я не могу позволить себе упустить ни единой подробности. Какие у меня могут быть секреты от тебя?

   Когда я вернулся в больницу, там царила полная суматоха. Санитары вытаскивали из машин «скорой помощи» носилки, не дожидаясь остановки, и бегом вносили их в здание. Телевизионщики с кансайского кабельного телевидения сновали вокруг, опутывая стоянку проводами. Когда я попытался прорваться внутрь, репортер с пышными кудрявыми волосами и харизматичной улыбкой поднес микрофон к моему лицу и спросил, не был ли я около трех часов ночи в районе Синсайбаси? Камеры застрекотали, сжимая вокруг меня кольцо. Я покачал головой и заспешил восвояси, хотя, честно говоря, в три часа я был именно в Синсайбаси. Впрочем, я вряд ли смог бы поведать репортерам что-нибудь интересное, к тому же ты знаешь, как я боюсь телевизионных камер.

   Я вошел через боковой вход, миновал травматологию и реанимацию и поднялся в хирургическое отделение. По пути к госпоже Танаке я прошел мимо спящих пациентов: закутанные, словно мумии, в белые простыни, они оглашали палату согласным храпом, фырканьем и сопением. Последним писком моды здесь были шины на шеях. Доктор Оно разрешил нам с Наоко круглосуточный доступ в палату госпожи Танаки – он считал, что она может воспринимать знакомые голоса, поэтому мы должны постоянно разговаривать с ней. Такой односторонний диалог являлся вопиющим нарушением обычного порядка вещей. Если госпожа Танака слышала нас, наверняка она была в отчаянии, что не может поделиться своими бесценными наблюдениями.

   Наоко разговаривала с больной, когда я покидал пату – когда я вернулся, она продолжала все тот же нескончаемый монолог:

   – Я приготовила дяде горячий пунш, а потом уложила его в постель. Ему сегодня досталось, поэтому я решила, что капелька бренди не повредит…

   Помнишь, как яростно госпожа Танака негодовала, когда ее муж выпивал? Видимо, Наоко хочет, чтобы сильные эмоции разбудили тетушку. Бедная девушка совсем измучилась. Элегантная прическа деловой женщины превратилась в птичье гнездо, от слез лицо пошло красными пятнами. Наоко отвезла дядю на квартиру, которую снимала вместе с подругой, а затем примчалась в больницу, чтобы сидеть у постели тети. Наверное, за всю ночь она и глаз не сомкнула.

   – Господин Сато! – воскликнула Наоко, заметив меня. – Вас не было всего пару часов! Этого недостаточно для хорошего сна.

   – А сами-то, госпожа Танака? Сиделка сказала, что вы поехали отвозить дядю и обернулись меньше, чем за час.

   Наоко вздохнула, пальцы девушки сжимали безжизненную руку больной.

   – Посмотрите на нее. Увы, пока нет никаких улучшений!

   Наоко была так измучена и взвинчена, что я заставил ее пойти на крышу и подышать свежим воздухом. Когда она ушла, я занял ее место на жестком пластмассовом стуле рядом с кроватью.

   – Извините, что оставил вас, госпожа Танака, – неловко промолвил я. – Пришлось заниматься одним неотложным вопросом, связанным с работой.

   Госпожа Танака выглядела неважно. К запястью крепилась иголка капельницы, из левой ноздри торчала трубка. Запавшие желтые веки и белый халат с разрезанными рукавами, в который переодели старушку, выглядели пугающе. Седые кудряшки примяты бинтом. Наверное, им пришлось сбрить часть волос на голове. Когда госпожа Танака проснется, она будет страшно возмущена.

   В половине шестого палата начала проявлять признаки жизни. Болтая, уборщицы выгребали содержимое мусорных корзин. Тележка с бельем прогромыхала по коридору. Заметив, что солнце уже взошло, я раздвинул шторы, чтобы его живительные лучи, содержащие витамин Д, упали на госпожу Танаку.

   – Что за чудесная погода для воскресенья! – заметил я с фальшивым воодушевлением.

   Госпожа Танака неподвижно лежала на жестких белых простынях. Двигалась только жидкость в трубках Горло перехватило, комната поплыла перед глазами, я молча занял свое место у постели больной.


   Наоко думала, что я отлучался из больницы, чтобы поспать, но она ошибалась. Пока девушка самоотверженно сидела у кровати тети, я мог какое-то время не думать о лежащей в коме госпоже Танаке. Меня одолевали другие заботы – дело, которое требовало немедленного разрешения. Я должен узнать всю правду, пока еще расплывчатую, словно видение, мелькнувшее средь облаков.

   Телефонный разговор с Марико стал для меня громом среди ясного неба. Повесив трубку, я бессильно прислонился к стене.

   – Бедная, бедная девочка, – прошептал я.

   Вынув записную книжку, трясущимися руками, я набрал нужный номер.

   Через десять минут такси везло меня по улицам Осаки.

   – В такое время люди обычно едут домой, – с сильным кансайским акцентом промолвил шофер.

   В зеркале заднего вида я заметил его испытующий взгляд.

   – У меня срочное дело, – ответил я резко.

   – Похоже, вы и вправду спешите. – Шофер почел за благо оставить тему.

   Таксист не смог проехать по Суомачи из-за затора, который образовали полицейские машины и кареты «скорой помощи».

   – Мафиозные разборки, наверное, – поморщился он!

   Я велел ему везти меня на Америка-Мура. Нужно пройтись, чтобы немного выпустить пар.

   Я расстегнул пиджак. Неоновый свет пятнал улицы, усеянные пустыми сигаретными пачками. Где-то вдали звучали полицейские сирены. Я должен дать им понять, что не собираюсь терпеть подобное обращение. Здравый смысл твердил мне, что сначала следует успокоиться, но я был слишком возбужден, чтобы прислушаться к его доводам. Поэтому вместо того, чтобы во время недолгой прогулки выпустить пар, я еще больше распалил себя, превратившись прямо-таки в вулкан раздражения.

   У входа в отель «Плаза» стояли два швейцара. Они поклонились и открыли передо мной стеклянные двери. Я оказался в холле. Холл отвечал всем запросам непристойно богатых людей: мраморный пол, гигантская лестница, ведущая на балкон, однако это великолепие не могло развеять мою угрюмость. Я протопал мимо стойки администратора с таким видом, словно попал не в дорогущий отель, в дешевую забегаловку.

   На двадцать девятом этаже коридорный привел меня в большую оранжерею, выходящую на крышу. Как только я раздвинул стеклянные двери, потрясающий вид, словно сторожевой пес, едва не сбил меня с ног. Передо мной сияя волшебными огнями, простирался весь город, стерла грубые серые краски. Автомобили скользили по Ханшинской магистрали словно бескрылые светляки. Тревожные огни на небоскребе Умеда предупреждали зазевавшихся пилотов. Крышу покрывали зеленые насаждения (в мэрии Осаки считали, что озеленение крыш может уменьшить количество углерода в атмосфере), но я не стал восхищаться этими садоводческими изысками. Среди пальмовых листьев, цветущих кактусов и садовых урн слышались звуки музыки «диско». Я рванул к источнику звука сквозь заросли.

   Среди растительности блестел бассейн. Рядом с бассейном располагалось джакузи с горячей водой, выложенное плиткой. В центре этого булькающего непотребства с голым торсом и с бокалом шампанского в руке восседал Мураками-сан. Рядом расположился его ученик Таро в водолазной маске. Хихикающие девушки сидя на корточках на мозаичных плитках, вливали шампанское прямо в трубку, отходившую от маски Другие девушки извивались в танце рядом с бассейном Их одежда подходила скорее для пляжной вечеринки чем для прохладного весеннего вечера. При виде этой оргии я окаменел.

   – Сато-сан! – заметив меня, проревел Мураками-сан.

   Обдав меня брызгами, он встал из булькающих вод, живот перевешивался через резинку синих трусов – впрочем, ему самому это нисколько не казалось неприличным.

   Мураками-сан бодро поднял бокал.

   – Вот и вы наконец! Рад, что вы решили присоединиться к нашему празднику.

   Мураками-сан весьма недостойным образом шатался. Как я и боялся, он уже успел напиться, но сегодня это меня не остановит. Скоро ему придется протрезветь.

   – У нас есть лишние плавки, Сато-сан. Быстренько надевайте и присоединяйтесь к нам. Этот парень – просто молодчина! Не поверите, когда я расскажу вам, что мы здесь отмечаем.

   Я поправил очки и холодно взглянул на него.

   – Ну же, господин Сато, ни за что не угадаете!

   Вода булькала у его колен – он был слишком пьян, чтобы сообразить, ради чего я незваным явился на их вечеринку ранним воскресным утром.

   – Мураками-сан, я должен поговорить с вами наедине, – произнес я.

   – Да? – Мой тон заставил его снова хлопнуться В булькающую ванну. – У меня нет секретов от старины Таро, – он похлопал по плечу раздувшегося от собственной важности юнца в маске, – а также от Хани, Коко и Синтии – наших подружек с Гавайев. А, ну-ка девочки, поздоровайтесь с господином Сато!

   Девицы заулыбались и помахали мне руками, продолжая танцевать. Мураками-сан прикрыл глаза и лениво улыбнулся. У бассейна валялись трусы, носки и галстуки. Рядом с корзинкой для шампанского стоял серебряный поднос с омаром – клешни были оторваны, но к мякоти только притронулись. От. подобного расточительства желудок мой сжался.

   – Прекрасно, Мураками-сан, тогда я начну прямо здесь. Я пришел, чтобы сказать вам, что раскрыл вашу аферу с Марико.

   Произнося эту речь, я все время сжимал кулаки, чтобы руки не тряслись. Как же я презирал этого человека в джакузи!

   В притворном изумлении Мураками-сан приподнял бровь.

   – Что? Какая Марико? Из столовой?

   – Нет, из хостесс-бара.

   Мураками-сан лениво отхлебнул шампанское.

   – Боюсь, память подводит меня.

   – Марико из бара «Сайонара».

   Глядя на комедию, что разыгрывал передо мной этот человек, мне захотелось хорошенько встряхнуть его. Таро от страха зарылся в пену. Сомнения, что терзали меня последние недели, окрепли. Таро тоже был в заговоре против меня. Ногти мои впились в ладони.

   – Я хочу, чтобы вы знали, что ваша афера лопнула. Я прекрасно понял ваш замысел, и утром в понедельник собираюсь рассказать руководству о вас и ваших соучастниках. Госпожа Ямамото, конечно, тоже вовлечена в эту аферу.

   Мураками-сан моргал, словно пытался прогнать некую галлюцинацию.

   – Простите, Сато-сан, я ничего не понял. Повторите еще раз, прошу вас.

   – Я сказал, что мне известно о вашей сообщнице госпоже Ямамото, и в понедельник утром я собираюсь рассказать обо всем руководству. Вас ждет тюрьма!

   Таро сорвал маску с лица и разинул рот, словно на приеме у врача-отоларинголога. Разумеется, я не знал, посадят ли Мураками-сан в тюрьму, я просто был страшно зол на него из-за Марико.

   Мураками-сан захихикал – его уверенность в себе ничуть не поколебалась.

   – Бросьте, господин Сато! Госпожа Ямамото – симпатичная девушка, но на мой вкус слишком серьезная. Кроме того, я женат.

   – Я вовсе не это имел в виду, что вам прекрасно известно!

   Моя горячность, кажется, произвела впечатление. Хихиканье Мураками-сан утратило свою елейность. Девушки выключили музыку и уставились на меня. Если бы ты была здесь со мной, ты силком увела бы меня домой. Ты поместила бы меня под домашний арест до тех пор, пока я не одумался бы и снова не стал вменяемым членом общества.

   – Лучше бы вам объясниться, Сато-сан. О чем вы? – произнес наконец Мураками-сан.

   – Под нашим руководством госпожа Ямамото крала деньги со счетов наших клиентов. Вы и устроили ее в финансовый департамент только ради этого!

   Мураками-сан провел рукой по обычно пышной, а сейчас прилизанной шевелюре.

   – Какая чушь! – усмехнулся он. – Госпожа Ямамото – лучшая выпускница университета Кобе. Я направил ее в ваш департамент потому, что моя секретарша выбрала ее из списка кандидатов. И я впервые слышу об украденных деньгах!

   – Марико все рассказала мне.

   – Марико из хостесс-бара?

   – Марико, которой вы заплатили, чтобы она соблазнила меня и отвлекла от ваших темных делишек!

   Мураками-сан и Таро обменялись взглядами. Таро поднес указательный палец к виску и прошептал:

   – Сумасшедший.

   Да уж, конечно, что еще мог сказать этот нахальный щенок. Если бы дело происходило в офисе, я задал бы ему хорошую трепку. Мураками-сан снова отставил шампанское и поднялся на ноги. Он сделал жест, призванный выразить доверие и радушие – именно таким жестам учат на семинарах по управлению персоналом.

   – Господин Сато, может быть, вы переутомились? Последний месяц в вашем департаменте выдался жарким. Уверяю вас, я не нанимал никаких девушек, чтобы они вас соблазняли. Вы – видный мужчина, зачем мне подыскивать для вас женщин? Давайте присядем за столик. Нельзя допустить, что выдохлось такое превосходное шампанское.

   Мураками-сан сделал незаметный жест Таро. Мальчишка кивнул и брюхом перелез через край джакузи – огромные ласты не добавляли его движениям изящества. Таро встал на ноги и заковылял по направлению к искусственным джунглям, ласты шлепали по плиточному Трио танцовщиц засеменило за ним. Я словно прирос к месту.

   – Не пытайтесь обмануть меня, Мураками-сан. Переутомление здесь ни при чем. Марико в мне. Вы заплатили ей кругленькую сумму, чтобы она отвлекла меня от ваших афер.

   Увидев, что уговорить меня выпить шампанского не удастся, Мураками-сан потянулся за халатом и просунул в рукава мокрые руки. На халате были нарисованы попугаи на фоне пальмовых листьев.

   Мураками-сан вздохнул.

   – Сато-сан, я ничего не знаю ни о каких счетах. И уверяю вас, не нанимал я никаких девушек!

   – Вас схватят с поличным.

   – Неужели? С поличным? У вас и доказательства имеются?

   Внезапно я осознал, как далеко зашел. Я обвинил своего начальника, основываясь только на словах Марико.

   – Доказательства найдутся, – уверенно отвечал я. – Кроме того, нужно провести тщательное расследование исчезновения Такахары-сан. Нельзя не признать, он исчез весьма кстати.

   Прищурившись, словно разглядывая магическую картинку, Мураками-сан пристально смотрел на меня. Я понял, что, открыв карты, я дал ему возможность замести следы. Мураками-сан вполне способен до понедельника уничтожить все следы своего преступления. Я запаниковал, но затем вспомнил, что Киотский банк должен хранить все записи об операциях по счетам.

   – Значит, вы полагаете, я замешан в исчезновении Такахары-сан? – усмехнулся Мураками-сан. – Что я нанял наемного убийцу, чтобы помешать Такахаре-сан обнаружить растрату? Вы действительно не понимаете, что говорите, Сато-сан. Впрочем, сегодня вам несказанно повезло. Во-первых, потому что я пьян, во-вторых, потому что я сочувствую вам из-за того, что вам пришлось пережить за последние годы. В противном случае я серьезно обиделся бы на вас, Сато-сан.

   – Обиделись? О каких обидах вы говорите? Я обвиняю вас в преступлении! Вы виновны в страшном злодеянии. Вы использовали бедную сироту, воспользовавшись тем, что за нее некому заступиться, и тем, что она связана по рукам и ногам долгами отца! Вы пытались совратить невинное дитя!

   От напряжения я едва дышал, кровь стучала в висках. Опираясь на поручень, Мураками-сан выбрался по металлическим ступеням на плиточный пол.

   – Не пойму, как вы вляпались в такое? – спросил он. – Эти девицы из бара – обманщицы. Многие из них не остановятся ни перед чем, лишь бы провести клиента. Эта девушка, эта так называемая сипота, просила у вас денег?

   – Нет. Потому что деньги дали ей вы!

   – Кроме ее слова, у вас есть другие доказательства?

   Мураками-сан икнул. У меня не было никаких реальных доказательств, но простая логика подсказывала, что я прав.

   – Кто-то снабдил девушку информацией о моей частной жизни. Она откуда-то узнала, что я вдовец, кроме того, ей были известны все эти сплетни, которые распространились, когда моя жена… ушла. Все эти жестокие сплетни, в которых нет ни слова правды! Только один из посетителей бара мог рассказать ей об этом! А теперь мне понятно, для чего вы это сделали!

   От полноты чувств голос мой прерывался, слезы туманили глаза. Меня это раздражало. Демонстрация собственной унизительной слабости никак не входила в мои намерения.

   – Сато-сан, – мягко произнес Мураками-сан, – клянусь, я никогда не обсуждал вашу личную жизнь с девушками из хостесс-бара. Возможно, это сделал кто-то другой. Девица выставила вас дураком. Я поговорю с Мамой-сан – ей следует держать этих сучек под контролем.

   Он шагнул ко мне, делая руками успокаивающий жест.

   – Тогда от кого она могла услышать всю эту ложь о моей жене?

   – Я никогда не распространял ложных слухов о вашей жене.

   Я онемел от ярости. Да как он смеет? Я же собственными ушами слышал, как он шептался об этом со своими подпевалами в курилке?

   – Лжец! Я сам слышал! Из-за вас спустя столько лет все вокруг продолжают считать, что моя жена покончила с собой! Что еще вы придумали, чтобы очернить ее имя и вывалять нас в грязи?

   Я кричал, как безумец, но мне было все равно. Пьяный блеск исчез из глаз Мураками-сан.

   – Сато-сан, вы хороший человек, первоклассный работник, но мне кажется, вам следует взять отпуск и обратиться к психиатру…

   От этих лицемерных речей сердце мое учащенно забилось в груди. Казалось, звук его ударов раздается по всей крыше отеля.

   – Посмотрите на себя! Это вам нужна помощь психиатра! Разве это я ради собственного удовольствия распространяю вокруг безумные лживые сплетни?

   – Все случилось среди бела дня! Множество свидетелей видели, что она сделала. Об этом писали в газетах!

   Ты видишь, какому злу мне приходится противостоять? Этот лжец не остановится ни перед чем!

   – Еще одно слово о моей жене, – предупредил его я, – и вы пожалеете об этом.

   Однако Мураками-сан не собирался останавливаться.

   – Я понимаю, вы ощущаете вину за ее смерть, но вы не правы! Вы должны перестать постоянно обвинять себя! Все знали о том, что она была слегка не в себе…

   Мураками-сан снова продолжительно икнул. Это стало последней каплей. Не сознавая, что делаю, я прыжком преодолел разделявшее нас расстояние в четыре или пять метров и неуклюже ударил Мураками-сан. Он покачнулся и, подняв фонтан брызг, с грохотом свалился в джакузи, обрызгав хлорированной водой мри брюки и туфли. На мгновение Мураками-сан исчез под пенными брызгами, а я стоял и смотрел на него, обезумев от гнева. Наконец он вынырнул – отплевываясь, выкатив глаза, седые волосы прилипли к черепу, как шерсть выдры. Кашляя и барахтаясь, Мураками-сан поспешно отплыл к другому краю бассейна. Там он выкарабкался на берег и улегся, словно на пляже – халат с попугаями прилип к телу. Он кашлял и кашлял, пытаясь выпихнуть из легких воду. Вряд ли Мураками-сан мог серьезно удариться – все вокруг было сделано из пластика.

   Меня захлестнула волна отчаяния. Не имеет значения, достаточно ли серьезным был повод, я не имел права вести себя как варвар. Я повесил голову – как делаю это сейчас, отлично понимая, что ты недовольна мною.

   – Я не хотел, – промолвил я, глядя, как Мураками-сан хрипит и барахтается на плиточном полу. Пара рассерженных, налитых кровью глаз встретились с моими. – Я ухожу. Глупо было приходить сюда. Лучше оставить этот вопрос на рассмотрение руководства.

   Оставив Мураками-сан барахтаться в агонии на полу, я вошел внутрь здания, ощущая глубокий стыд. Разве можешь ты гордиться мужем, который вел себя так недостойно? Сегодняшней ночью не только Мураками-сан опорочил тебя.

   Впрочем, покаяние не заглушило мой гнев. Как он посмел утверждать, что мне требуется психиатрическая помощь? Он, который пошел на преступление ради удовлетворения своих гедонистических желаний? Который забыл о чести и совести ради омаров, танцовщиц и джакузи с видом на ночную Осаку? Что за душевная болезнь поразила человека, решившего так беззастенчиво использовать юную девушку без гроша в кармане? Скоро он лишится возможности злоупотреблять своим положением, и именно я позабочусь об этом, размышлял я, удаляясь по мрачному коридору.

   Я решил вернуться в больницу, чтобы проведать госпожу Танаку. Затем отправлюсь на работу, чтобы проверить все до единого счета, которыми занималась госпожа Ямамото. Если доказательств будет недостаточно, то в понедельник утром в главном офисе «Дайва трейдинг» Марико подтвердит правдивость моих слов. От воспоминаний о Марико заболело сердце. Мы же с тобой знаем, в глубине души она девушка хорошая. Девушка, которой просто нужна помощь, чтобы вырваться из порочного круга.

   У лифта я нажал кнопку вызова. Занято. Над лифтом загорелась цифра «29», и дверь со звоном отворилась. С первого взгляда я не узнал мужчину в лифте. Рядом с ним стояла дородная иностранка с короткой стрижкой и круглыми, как у хомяка, щеками. Мужчина походил на престарелого хиппи с бронзовой от загара кожей и свисающими на глаза волосами. Пара была облачена в саронги и плетеные сандалии. Мужчина широко улыбнулся мне.

   – Сато-сан! Алоа! Таро сказал, что вы решили присоединиться к нашему празднеству!

   Это был Такахара-сан, прямиком с Гавайев.


   Такахара-сан привез жену и ее пятерых детей на семейный медовый месяц в Японию. Вечеринку на крыше устроил он, а девушки-танцовщицы оказались кузинами и старшей дочерью жены. Таро уже успел в весьма драматическом стиле сообщить новобрачным, что я впал в неистовство. Такахара-сан участливо положил бронзовую руку мне на плечо и сказал, что его очень огорчают мои обвинения против Мураками-сан. Босс предложил ему вернуться на прежнее место работы – едва ли так поступил бы человек, замешанный в финансовых махинациях. Такахара-сан поинтересовался моим здоровьем. Хорошо ли я сплю в последнее время? Слушая Такахару-сан, жена его радостно улыбалась (совершенно не догадываясь о смысле его речей). Я рассказал ему об инциденте, который произошел между мной и Мураками-сан наверху. После этого Такахара-сан вместе с женой отправились на помощь Мураками-сан, а я вошел в пустой лифт.

   Вмешательство Такахары-сан несколько поколебало мою уверенность, но я тут же подумал, что он вполне мог быть в сговоре с Мураками-сан. Единственный способ узнать правду – выяснить все самому.


   Я сидел у постели госпожи Танаки и вдыхал запахи лекарств и больничных халатов. Госпожа Танака казалась восковой куклой – бледная почти до прозрачности, на внутренней стороне рук синие и зеленые жилки. Мне показалось, что цвет кожи на руках госпожи Танаки неестественного оттенка. Когда Наоко вернулась с крыши, раскрасневшаяся и пропахшая табачным дымом, я спросил, что она думает об этом. Наоко сняла кожаный пиджак и повесила его н